Великая Октябрьская социалистическая революция

Текстовая версия форума: Гильдия рожденных в СССР

Полная версия топика: Великая Октябрьская социалистическая революция
Полная версия форума: Гильдия рожденных в СССР
Страницы: 12345678[9]10

Как вы относитесь к ВОСР?
Одобряю [ 28 ]  [57.14%]
Не одобряю [ 19 ]  [38.78%]
Ничего об этом не знаю [ 2 ]  [4.08%]
Всего голосов: 49

serg_ya
08.11.1917

00:02
Члены московского Военно-революционного комитета перешли из Политехнического музея в здание Московского Совета рабочих депутатов — бывший дом генерал-губернатора на Скобелевской площади.

00:15
На заседание съезда Советов пришли представители фракции большевиков из городской думы.

00:20
Лев Троцкий председатель Петроградского совета
-- Восстание народных масс не нуждается в оправдании. То, что произошло, это восстание, а не заговор. Мы закаляли революционную энергию петербургских рабочих и солдат. Мы открыто ковали волю масс на восстание, а не на заговор... Народные массы шли под нашим знаменем, и наше восстание победило. И теперь нам предлагают: откажитесь от своей победы, идите на уступки, заключите соглашение. С кем? Я спрашиваю, с кем мы должны заключить соглашение? С теми жалкими кучками, которые ушли отсюда или которые делают это предложение? Но ведь мы видели их целиком. Больше за ними нет никого в России.
Тем, кто отсюда ушел и кто выступает с предложениями, мы должны сказать: вы — жалкие единицы, вы — банкроты, ваша роль сыграна и отправляйтесь туда, где вам отныне надлежит быть: в сорную корзину истории.
Уход соглашателей не ослабляет Советы, а усиливает их, так как очищает от контрреволюционных примесей рабочую и крестьянскую революцию. Заслушав заявление с.-р. и меньшевиков, Второй Всероссийский съезд продолжает свою работу, задача которой предопределена волей трудящегося народа и его восстанием. Долой соглашателей! Долой прислужников буржуазии! Да здравствует победоносное восстание солдат, рабочих и крестьян!


00:35
Поступило сообщение об аресте жены премьер-министра Александра Керенского. Арестованная помещена в комендантское управление.

00:45
Делегаты городской думы и ушедшие с заседания съезда Советов меньшевики и правые эсеры двинулись от здания думы на Невском проспекте к Зимнему дворцу.

00:50
Джон Рид журналист
-- То было изумительное зрелище. Как раз на углу Екатерининского канала под уличным фонарем цепь вооруженных матросов перегораживала Невский, преграждая дорогу толпе людей, построенных по четыре в ряд. Здесь было триста-четыреста человек: мужчины в хороших пальто, изящно одетые женщины, офицеры — самая разнообразная публика. Среди них мы узнали многих делегатов съезда, меньшевистских и эсеровских вождей.

00:55
Патруль большевиков не пропустил процессию, идущую от городской думы, к Зимнему дворцу.

ЧТО ИЗВЕСТНО К ЭТОМУ ЧАСУ
1. Зимний дворец окружен

01:10
Несколько подъездов Зимнего остались без охраны, во дворец свободно проникают отряды большевиков. Из юнкеров на своих позициях осталось 400–500 человек.

01:20
Съезд Советов покидают меньшевики-интернационалисты и представители еврейских партий «Бунд» и «Поалей Цион».

01:25
Красногвардейцы двинулись в Зимний дворец через Детский и Комендантский подъезды. Общее число атакующих — более тысячи.

01:28
Джон Рид журналист
-- Отряд, насчитывавший несколько сот человек, ободрился и вдруг без всякого приказания снова кинулся вперед. В это время при ярком свете, падавшем из всех окон Зимнего дворца, я заметил, что передовые двести-триста человек были все красногвардейцы. Солдат среди них попадалось очень мало. Мы вскарабкались на баррикады, сложенные из дров, и, спрыгнув вниз, разразились восторженными криками: под нашими ногами оказались груды винтовок, брошенных юнкерами. Двери подъездов по обе стороны главных ворот были распахнуты настежь. Оттуда лился свет, но из огромного здания не доносилось ни звука.

01:30
Войдя во дворец через Детский подъезд, отряд во главе с Владимиром Антоновым-Овсеенко и Григорием Чудновским наткнулся на юнкеров. Не встретив сопротивления, восставшие продолжили движение внутрь Зимнего.

01:32
Через Малый Фельдмаршальский зал восставшие вышли в темный коридор и рассредоточились по разным помещениям, по пути разоружая юнкеров. Часть восставших заняла Белый зал.

01:35
Отряд, вошедший в Зимний через Комендантский подъезд, освободил большевиков, ранее арестованных юнкерами.

01:37
Большевистская часть Военно-революционного комитета Москвы отвергла предложение меньшевиков и объединенцев провести мирные переговоры со штабом военного округа и Комитетом общественной безопасности.

01:40
Комиссары Военно-революционного комитета Владимир Антонов-Овсеенко и Григорий Чудновский взяли под арест командующего охраной Зимнего дворца Петра Пальчинского.

01:42
Из Белого зала революционеры попали в Золотую гостиную, затем в Малиновую гостиную и дошли до Салтыковской лестницы, откуда часть направилась на третий этаж, где располагалась квартира Керенского, а часть попала в бывшую половину Николая II, где находилось Временное правительство.

01:45
Исполняющий обязанности премьер-министра Александр Коновалов позвонил из своего кабинета в городскую думу и сообщил о захвате дворца.

01:50
Отряд восставших вошел в Круглый зал и разоружил находящихся там юнкеров.

01:53
Для защиты Московского Совета вызвана рота Самокатного батальона, примерно 1500 человек.

01:55
Солдаты громят бывший кабинет Николая II.

01:57
Два отряда большевиков встретились в Малахитовом зале и разоружили окруженных юнкеров.

02:03
Владимир Антонов-Овсеенко член Военно-революционного комитета
-- «Именем Военно-революционного комитета объявляю вас арестованным!» — заявляю им я. «Члены Временного правительства подчиняются насилию и сдаются, чтобы избежать кровопролития», — сказал Коновалов.

02:05
Владимир Антонов-Овсеенко назначил Григория Чудновского комендантом Зимнего дворца и приказал оставить в здании только надежные караулы, удалив лишних людей.

02:06
Григорий Чудновский -> Военно-революционный комитет
-- В 2 часа 4 минуты был взят Зимний дворец, 6 человек убито павловцев.

02:10
Владимир Антонов-Овсеенко член Военно-революционного комитета
-- В 2 часа 10 минут ночи арестованы членом Военно-революционного комитета Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов Антоновым по постановлению комитета, контр-адмирал Вердеревский, министры Временного правительства, министр госпризрения Кишкин, министр торговли и промышленности Коновалов, земледелия Маслов, путей сообщения Ливеровский, управляющий военным министерством Маниковский, Гвоздев, Малянтович, Третьяков, генерал для поручений Борисов, контролер Смирнов, просвещения Салазкин, финансов Бернацкий, иностранных дел Терещенко, помощник особоуполномоченного Временного правительства Рутенберг, почт и телеграфов Никитин, исповеданий Карташев, Пальчинский. Прочие офицеры и юнкера обезоружены и отпущены по домам. Взяты три папки и портфель министра народного просвещения.

02:12
Красногвардейцы ищут Александра Керенского в Концертном зале и среди раненых в лазарете. Раздаются призывы к расправе над министрами.

02:15
Владимир Антонов-Овсеенко член Военно-революционного комитета
-- Товарищи, вести себя спокойно! Все члены Временного правительства арестованы. Они будут заключены в Петропавловскую крепость. Никакого насилия над ними учинить я не позволю. Ведите себя спокойно!

02:20
Во время захвата Зимнего дворца со стороны большевистских войск погибли 6 человек и несколько десятков были ранены. Среди юнкеров трое раненых.

02:30
Министров Временного правительства вывели из дворца и пытаются посадить в автомобили, чтобы везти в Петропавловскую крепость. Вокруг арестованных собралась толпа. Владимир Антонов-Овсеенко, чтобы избежать беспорядков, приказал немедленно вести министров пешком.

02:40
В заседании съезда Советов объявлен тридцатиминутный перерыв.

02:45
Джон Рид журналист
Петроград, Зимний дворец
-- Картины, статуи, занавеси и ковры огромных парадных апартаментов были не тронуты. В деловых помещениях, наоборот, все письменные столы и бюро были перерыты, по полу валялись разбросанные бумаги. Жилые комнаты тоже были обысканы, с кроватей были сорваны покрывала, гардеробы открыты настежь. Самой ценной добычей считалось платье, в котором так нуждался рабочий народ. В одной комнате, где помещалось много мебели, мы застали двух солдат, срывавших с кресел тисненую испанскую кожу. Они сказали нам, что хотят сшить из нее сапоги…

02:55
Министров и конвой окружила толпа, раздаются призывы отрубить арестованным головы и выбросить в воду.

02:59
На Троицком мосту министров и конвой обстреляли. Никто не пострадал.

ЧТО ИЗВЕСТНО К ЭТОМУ ЧАСУ
1. Большевики захватили Зимний дворец

03:01
Семен Маслов министр земледелия
-- С противоположной стороны моста сторожевой пулемет, не разобравшись, открыл стрельбу. Все мы легли на мостовую. Часть толпы бросилась бежать. Этим моментом воспользовался один арестованный офицер и скрылся. Недоразумение выяснилось. Оно отвлекло внимание толпы от буйных намерений бросить арестованных в воду.

03:04
СРОЧНО
В Москве большевики заняли Кремль и кремлевский Арсенал.

03:10
Съезд Советов возобновил работу.

03:11
Лев Каменев большевик
-- Получено сообщение, что главари контрреволюции, засевшие в Зимнем дворце, захвачены Петроградским революционным гарнизоном. В нем арестовано все Временное правительство, кроме Керенского, который бежал.

03:15
Представители меньшевиков-интернационалистов вернулись на заседание съезда и выступили с заявлением о недопустимости ареста министров-социалистов: «Не скрывая глубокой радости по поводу ареста Временного правительства, мы, однако, категорически протестуем против ареста товарищей Маслова и Гвоздева и предлагаем выбрать форму пресечения, менее похожую на обычай николаевского режима, которому нечего подражать. Может случиться, что тов. Маслов попадет в ту же камеру, в которой он сидел при Николае».

Лев Троцкий председатель Петроградского совета
-- Политический арест не есть дело мести и продиктован не страстью к политическим репрессиям, а соображениями целесообразности. Правительство предателей интересов народа низвергнуто, но этого мало. Оно должно быть отдано под суд и, прежде всего, за свою несомненную связь с Корниловым. Кто не принимал деятельного участия в корниловщине, тот во всяком случае попустительствовал ей. Тем не менее министры-социалисты будут находиться только под домашним арестом.

03:25
Комиссар Царскосельского гарнизона и солдат батальона самокатчиков, перешедшего на сторону восстания, выступают на съезде Советов. Самокатчики заявили о своем нежелании подчиняться Временному правительству.

03:30
В Александровском зале городской думы собрались покинувшие съезд Советов меньшевики и правые эсеры, члены Совета республики, а также депутаты думы. Создан Комитет спасения Родины и революции, призванный объединить все антибольшевисткие силы. При создании комитета присутствует американский журналист Джон Рид, прибывший вместе с коллегами из Зимнего дворца.

03:45
Семен Маслов министр земледелия
Петроград, Петропавловская крепость
-- До крепости дошли уже спокойной. У крепости встретила толпа с насмешками. Внутри крепости нас снова проверили. Здесь обнаружилось исчезновение офицера. Антонов составил протокол об аресте, доставке и заключении министров в крепость и предложил желающим расписаться. Кое-кто подписался.

03:50
Анатолий Луначарский читает перед съездом Советов воззвание «Рабочим, солдатам и крестьянам!», написанное Владимиром Лениным:
-- Советская власть предложит немедленный демократический мир всем народам и немедленное перемирие на всех фронтах. Она обеспечит безвозмездную передачу помещичьих, удельных и монастырских земель в распоряжение крестьянских комитетов, отстоит права солдата, проведя полную демократизацию армии, установит рабочий контроль над производством, обеспечит своевременный созыв Учредительного собрания, озаботится доставкой хлеба в города и предметов первой необходимости в деревню, обеспечит всем нациям, населяющим Россию, подлинное право на самоопределение.

03:53
Анатолий Луначарский большевик
-- Съезд постановляет: вся власть на местах переходит Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, которые и должны обеспечить подлинный революционный порядок.
Солдаты, окажите активное сопротивление корниловцу Керенскому! Будьте настороже! Железнодорожники, останавливайте все эшелоны, посылаемые Керенским на Петроград! Солдаты, рабочие, служащие, в ваших руках судьба революции и судьба демократического мира! Да здравствует революция!


04:01
СРОЧНО
В Москве юнкера заняли Манеж и городскую думу.

04:05
Разоружено Павловское пехотное училище на Петроградской стороне, офицеры отправлены в Петропавловскую крепость.

04:45
Велимир Хлебников поэт-футурист
-- У разведенных мостов горели костры, охраняемые сторожа­ми в широких тулупах, в козлы были составлены ружья, и беззвучно проходили черные густые ряды моряков, неразличимых ночью. Только видно было, как колебались ластовицы. Утром узнавали, как одно за другим брались военные училища. Но на­селение столицы было вне этой борьбы.

05:00
Подавляющим большинством — при двенадцати воздержавшихся и двух против — съезд Советов принял написанное Лениным воззвание «Рабочим, солдатам и крестьянам!».

05:17
Джон Рид журналист
Петроград, Смольный
-- Крыленко, шатаясь от усталости, поднялся на трибуну и показал собранию какую-то телеграмму.

«Товарищи, с Северного фронта! XII армия приветствует съезд Советов и сообщает о создании Военно-революционного комитета, который взял на себя командование Северным фронтом!..» Началось нечто совершенно неописуемое. Люди плакали и обнимали друг друга. «Генерал Черемисов признал комитет. Комиссар Временного правительства Войтинский подал в отставку!»


06:00
Заседание Второго Всероссийского съезда Советов закрылось.

06:10
Отряды юнкеров стягиваются в центр Москвы, окружая Кремль.
serg_ya
08.11.1917

Великий князь Михаил Александрович

Гатчина
Всю власть захватил Военно-революционный комитет, захвачены все банки, министерства, Зимний дворец, который подвергался сильному обстрелу, не только ружейному и пулеметному, но и артиллерийскому (его обороняли ударный батальон, юнкера и женский ударный батальон — жертв было много), все министры арестованы и отвезены в «Кресты»; одним словом, большевики одержали победу, но надолго ли это?
--------

Военно-революционный комитет
Петроград, Смольный
Солдаты и революционные офицеры!

Военно-революционный комитет в согласии с общим голосом солдат, рабочих и крестьян постановил немедленно доставить генерала Корнилова и всех изобличенных участников его заговора как врагов народа и революции в Петроград для заключения в Петропавловской крепости и для немедленного предания строгому военно-революционному суду. Сопротивляющихся этому постановлению Комитет объявляет изменниками революции и распоряжения их объявляет недействительными и не подлежащими исполнению.

-------

Александр Керенский
Псков

Объявляю, что я, министр-председатель Временного правительства и Верховный главнокомандующий всеми вооруженными силами Российской Республики, прибыл сегодня во главе войск фронта, преданных родине.

Приказываю всем частям Петроградского военного округа, по неразумию и заблуждению примкнувшим к шайке изменников родины и революции, вернуться, не медля ни часу, к исполнению своего долга.

--------

Комитет спасения Родины и революции
Петроград
Гражданам Российской республики

Большевиками Петрограда вопреки воле революционного народа преступно арестована часть Временного правительства, разогнан Временный Совет Российской республики и объявлена незаконная власть.

Насилие над правительством революционной России, совершенное в дни величайшей опасности от внешнего врага, является неслыханным преступлением против родины.
Мятеж большевиков наносит смертельный удар делу обороны и отодвигает всем желанный мир.

Гражданская война, начатая большевиками, грозит ввергнуть страну в неописуемые ужасы анархии и контрреволюции и сорвать Учредительное собрание, которое должно упрочить республиканский строй и навсегда закрепить за народом землю.

Сохраняя преемственность единой государственной власти, Всероссийский комитет спасения Родины и революции возьмет на себя инициативу воссоздания Временного правительства, которое, опираясь на силы демократии, доведет страну до Учредительного собрания и спасет ее от контрреволюции и анархии.

Всероссийский комитет спасения Родины и революции призывает вас, граждане:

Не признавайте власти насильников!

Не исполняйте их распоряжений!

Встаньте на защиту Родины и революции!

Поддерживайте Всероссийский комитет спасения Родины и революции!

Подписано Временным Советом Российской республики, городской думой Петрограда, ЦИК (Первый съезд), Исполнительный комитет Крестьянских Советов, фронтовыми группами, социал-революционерами, меньшевиками, народными социалистами, объединенными социал-демократами и группой «Единство».

-------

Федор Раскольников
Петроград, Смольный
Смольный был превращен в боевой лагерь. Снаружи, у колоннады, — пушки. Возле них — пулеметы. Пулемет и внутри, с дулом, направленным в проходную дверь. Почти на каждой площадке все те же «максимы».
Кто-то прибежал с известием о наступлении на Питер самокатчиков. Военно-революционный комитет командировал меня встретить их отряд, разъяснить положение и призвать к объединению с восставшими рабочими и солдатами Питера. Предполагалась торжественная встреча, чтобы сердечным, товарищеским приемом расположить самокатчиков в нашу пользу.

Я направился на Варшавский вокзал и в пассажирском поезде скоро добрался до Гатчины. Никаких самокатчиков здесь не было. Я пошел на поиски их. Над вокзалом кружили в небе два аэроплана Гатчинской авиашколы. Но на путях было пусто.

-------

Алексей Каледин
Новочеркасск
Ввиду выступления большевиков с попытками низвержения Временного правительства и захвата власти в Петрограде и в других местах Войсковое правительство, считая такой захват власти большевиками преступным и совершенно недопустимым, окажет в тесном союзе с правительствами других казачьих войск полную поддержку существующему коалиционному Временному правительству. Ввиду чрезвычайных обстоятельств и прекращения сообщения с центральной государственной властью Войсковое правительство временно, впредь до восстановления власти Временного правительства и порядка в России, приняло на себя полноту исполнительной государственной власти в Донской области.
-------

Владимир Ленин
Петроград, Смольный
Декрет о земле

1)  Помещичья собственность на землю отменяется немедленно без всякого выкупа.

2)  Помещичьи имения, равно как все земли удельные, монастырские, церковные, со всем их живым и мертвым инвентарем, усадебными постройками и всеми принадлежностями, переходят в распоряжение Волостных Земельных Комитетов и Уездных Советов крестьянских депутатов, впредь до разрешения Учредительным собранием вопроса о земле.
3)  Какая бы то ни была порча конфискуемого имущества, принадлежащего отныне всему народу, объявляется тяжким преступлением, караемым революционным судом. Уездные Советы крестьянских депутатов принимают все необходимые меры для соблюдения строжайшего порядка при конфискации помещичьих имений, для определения того, до какого размера участки и какие именно подлежат конфискации, для составления точной описи всего конфискуемого имущества и для строжайшей революционной охраны всего переходящего к народу хозяйства со всеми постройками, орудиями, скотом, запасами продуктов и проч.

4)  Для руководства по осуществлению великих земельных преобразований, впредь до окончательного их решения Учредительным собранием, должен повсюду служить следующий крестьянский наказ, составленный на основании 242 местных крестьянских наказов редакцией «Известий Всероссийского Совета Крестьянских Депутатов».

5)  Земли рядовых крестьян и рядовых казаков не конфискуются.

-------

Альфред Нокс
Петроград
Как говорят, Керенского хорошо приняли в войсках, направлявших­ся для освобождения Петрограда, на станции Дно. Ожидается, что эти войска будут здесь завтра или послезавтра. Как сказал Авксентьев, он «дает большевикам не больше двух дней».
--------

Джордж Бьюкенен
Петроград, Дворцовая набережная д. 4, Британское посольство
Министры были арестованы и отведены сквозь враждебно настроенные толпы в крепость. По-видимому, обращение коменданта с ними было хорошим, так как он, очевидно, счел благоразумным обойтись по-дружески с нечестивцами, опасаясь, как он кому-то заметил, что счастье может некогда повернуться в другую сторону и что он сам может оказаться обитателем одной из камер крепости.
Сегодня после полудня я вышел, чтобы посмотреть, какие повреждения нанесены Зимнему дворцу продолжительной бомбардировкой в течение вчерашнего вечера, и, к своему удивлению, нашел, что, несмотря на близкое расстояние, на дворцовом здании было со стороны реки только три знака от попадания шрапнели. На стороне, обращенной к городу, стены были изборождены ударами тысяч пулеметных пуль, но ни один снаряд из орудий, помещенных в дворцовом сквере, не попал в здание.

-------

Ромен Роллан
Grand Hotel Chateau Bellevue, Switzerland
Ленинисты осуществили государственный переворот в Петрограде, и в результате война России с Германией, скорее всего, закончится.
--------

Джон Рид
Петроград
На поверхности все было спокойно. Сотни тысяч людей легли спать в обычное время, рано встали и отправились на работу. В Петрограде ходили трамваи, магазины и рестораны были открыты, театры работали, выставки картин собирали публику… Сложная рутина повседневной жизни, не нарушенная и в условиях войны, шла своим чередом. Ничто не может быть более удивительным, чем жизнеспособность общественного организма, который продолжает все свои дела, кормится, одевается, забавляется даже во время величайших бедствий.
-------

Зинаида Гиппиус
Петроград, Сергиевская ул., 83
Торжество победителей. Вчера, после обстрела, Зимний дворец был взят. Сидевших там министров (всех до 17, ка­жется) заключили в Петропавловскую крепость. Подробно­сти узнаем скоро.

В 5 ч. утра было дано знать в квартиру Карташева. Се­годня около 11 ч. Т. с Д. В. отвезли ему в крепость белье и провизию. Говорят, там беспорядок и чепуха.

Вчера вечером городская дума истерически металась, то посылая «парламентеров» на «Аврору», то предлагая всем составом «идти умирать вместе с Правительством». Ни из первого, ни из второго ничего, конечно, не вышло. Маслов, министр земледелия (соц.), послал в гор. думу «посмертную» записку с «проклятием и презрением» демократии, которая посадила его в Пр-во, а в такой час «умывает руки».
Луначарский из гор. думы просто взял и пошел в Смольный. Прямым путем.

Однако пока что на съезде от большевиков отгороди­лись почти все, даже интернационалисты и черновцы. Пос­ледние отозвали своих из «военно-рев. комитета». (Все на­чалось с этого комитета. Если черновцы там были, значит, и они начинали.)

Позиция казаков: не двинулись, заявив, что их слишком мало, и они выступят только с подкреплением. Психологиче­ски все понятно. Защищать Керенского, который потом объя­вил бы их контрреволюционерами?..

Но дело не в психологиях теперь. Остается факт — объя­вленное большевистское правительство: где премьер — Ленин-Ульянов, министр иностр. дел — Бронштейн, призре­ния — г-жа Коллонтай и т.д.

Как заправит это пр-во — увидит тот, кто останется в живых. Грамотных, я думаю, мало кто останется: петер­буржцы сейчас в руках и распоряжении 200-соттысячной банды гарнизона, возглавляемой кучкой мошенников.

Все газеты (кроме «Биржевых» и «Р. Воли») вышли, бы­ло… но по выходе были у газетчиков отобраны и на улицах сожжены.

Газету Бурцева «Общее Дело» накануне своего падения запретил Керенский. Бурцев тотчас выпустил «Наше общее дело», и его отобрали, сожгли, — уже большевики, причем (эти шутить не любят) засадили самого Бурцева в Петропа­вловку. Убеждена, что он нисколько не смущен. Его вечно, при всех случаях, все правительства, во всех местах земного шара — арестовывают. Он приспособился. Вынырнет.

Мы отрезаны от мира и ничего, кроме слухов, не имеем. Ведь все радио даже получают — и рассылают — большеви­ки.

Непрерывные слухи об идущих сюда войсках и т.д. — очень похожи на легенду, необходимую притихшим жителям завоеванного города. Я боюсь, что ни один полк уже не от­кликнется на зов Керенского — поздно.

--------

Сергей Каблуков

Сегодня вышли «Речь», «Новое время» и социалистические газеты. Большевики арестовали Временное пр-во — всех, кроме Керенского, уехавшего в Ставку, и отправили глав Временного правительства в Петропавловскую крепость. На улицах весь день было спокойно. Вечерние газеты не вышли. Власть в Петербурге перешла к восставшим, т.е. к Военно-революционному комитету. Вода, телефон, электричество и почта работают. Поезда тоже. Погромов нет, и многие магазины торгуют.
-------

Якуб Ганецкий
Сальтшэбаден, Стокгольм, Швеция
В ночь на 7 ноября мы бодрствовали и лихорадочно ожидали сведений. В 6 часов утра шведский товарищ по телефону сообщил: «Большевики захватили власть. Смольный, Зимний, Генеральный штаб и телефон в их руках. Рабочие, гарнизон Питера на стороне большевиков. Переворот прошел почти бескровно. Керенский бежал, другие министры арестованы».
-------

Карл Маннергейм
Одесса, гостиница «Лондон»
Мне часто приходили мысли о судном дне, и я совсем не удивился, когда 8 ноября газеты написали, что Керенский и его правительство свергнуты. Двое суток в столице шли бои, после чего Ленин и Троцкий, встав во главе большевистского правительства, захватили власть. Эта новость была совершенно спокойно воспринята в Одессе. С друзьями-офицерами мы спорили о том, что следовало бы организовать сопротивление этой диктатуре меньшинства, но мне пришлось осознать, что ни они, ни общество в целом не считали необходимым приступить к каким-либо действиям.
-------

Карл Радек
Стокгольм, Швеция
Венгерский журналист Гутман передал нам под утро из телеграфного агентства речь Владимира Ильича при открытии Второго съезда Советов. Мы с Ганецким немедленно собрались в путь, но были задержаны телеграммой, что для свидания с нами едет представитель ЦК германской социал-демократии.
Этим представителем оказался не кто иной, как Парвус, который от имени германской социал-демократии привез заверения, что она немедленно вступает в бой за мир с нами. Частным образом он заявил нам, что Шейдеман и Эберт готовы объявить всеобщую забастовку в случае, если бы германское правительство под давлением военных кругов не пошло на почетный мир. Об этих переговорах мы напечатали открыто в шведской партийной газете и отправились с Ганецким в Питер, имея в кармане только удостоверение от Воровского, что являемся членами заграничного представительства большевиков.

--------

Правда
Петроград, Смольный
Всероссийский съезд Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов постановляет:

Образовать для управления страной, впредь до созыва Учредительного собрания, временное рабочее и крестьянское правительство, которое будет именоваться Советом Народных Комиссаров.

Заведывание отдельными отраслями государственной жизни поручается комиссиям, состав которых должен обеспечить проведение в жизнь провозглашенной съездом программы, в тесном единении с массовыми организациями рабочих, работниц, матросов, солдат, крестьян и служащих. Правительственная власть принадлежит коллегии председателей этих комиссий, т.е. Совету Народных Комиссаров.
Контроль над деятельностью Народных Комиссаров и право смещения их принадлежит Всероссийскому съезду Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов и его Центральному исполнительному комитету.

В настоящий момент Совет Народных Комиссаров составляется из следующих лиц:

Председатель Совета — Владимир Ульянов (Ленин).

Народный комиссар по внутренним делам — А. И. Рыков.

Земледелия — В. П. Милютин.

Труда — А. Г. Шляпников.

По делам военным и морским — комитет, в составе: В. А. Овсеенко (Антонов), Н. В. Крыленко и П. Е. Дыбенко.

По делам торговли и промышленности — В. П. Ногин.

Народного просвещения — А. В. Луначарский.

Финансов — И. И. Скворцов (Степанов).

По делам иностранным — Л. Д. Бронштейн (Троцкий).

Юстиции — Г. И. Оппоков (Ломов).

По делам продовольствия — И. А. Теодорович.

Почт и телеграфов — Н. П. Авилов (Глебов).

По делам национальностей — И. В. Джугашвили (Сталин).

Пост Народного Комиссара по делам железнодорожным временно остается не замещенным.
serg_ya
09.11.1917

Владимир Амфитеатров-Кадашев

Сегодня папа под великим секретом сообщил мне о некоем заговоре, который организует Еллинский. План такой: несколько летчиков, поднявшись с Невы на гидропланах, засыпят Смольный бомбами, а на другой день утром Питер проснется под новым, заранее составленным правительством
(папа предполагает: премьер — Кони, министр торговли — Ковалевский, министр внутренних дел — Бурцев, министр иностранных дел — Савинков, военный министр — кто-нибудь из генералов, до прибытия Корнилова, который будет провозглашен президентом республики и назначит на этот пост кого-нибудь из своих друзей, статс-секретарь по казачьим делам — Самсонов, юстиции — Маргулиес, народного просвещения — сам папа, земледелия — Еллинский, финансов — Кутлер или кто-нибудь из москвичей и т.д.). Еллинский сам хочет лететь и метать бомбы (воображаю!). Все это, конечно, совершенно детские игрушки: так перевороты не производятся. Но папа очень увлечен этой идеей, и я ему не противоречил. Скажем только, что по-моему, хотя я и не знаток, подняться на гидроплане с замерзшей Невы нельзя.
--------

Джон Рид
Смольный пр-д, 1, Санкт-Петербург
Избрание нового ЦИК, нового парламента Российской республики, заняло не больше четверти часа. Троцкий огласил результаты: сто членов, из них семьдесят большевиков… Что до крестьян и ушедших со съезда партий, то для них оставлены свободные места. «Мы с радостью примем в правительство все партии и группы, которые примут нашу программу», — так заключил Троцкий свое сообщение.

Тотчас же после этого II Всероссийский съезд Советов был закрыт, чтобы его делегаты могли поскорее разъехаться по всем уголкам России и рассказать о происшедших великих событиях…

---------

Александр Белышев
Петроград
Ко всем честным гражданам города Петрограда от команды крейсера «Аврора», которая выражает свой резкий протест по поводу брошенных обвинений, тем более обвинений не проверенных, но бросающих пятно позора на команду крейсера. Мы заявляем, что пришли не громить Зимний дворец, не убивать мирных жителей, а защитить и, если нужно, умереть за свободу и революцию от контрреволюционеров. Печать пишет, что «Аврора» открыла огонь по Зимнему дворцу, но знают ли господа репортеры, что открытый нами огонь из пушек не оставил бы камня на камне не только от Зимнего дворца, но и от прилегающих к нему улиц? А разве это есть на самом деле? К вам обращаемся, рабочие и солдаты г. Петрограда! Не верьте провокационным слухам. Не верьте им, что мы изменники и погромщики, и проверяйте сами слухи. Что касается выстрелов с крейсера, то был произведен только один холостой выстрел из 6-дюймового орудия, обозначающий сигнал для всех судов, стоящих на Неве, и призывающий их к бдительности и готовности. Просим все редакции перепечатать.
--------

Джордж Бьюкенен
Петроград, Дворцовая набережная д. 4, Британское посольство
Авксентьев, председатель Совета Республики, который зашел ко мне сегодня, уверял меня, что хотя большевикам удалось свергнуть правительство благодаря преступному отсутствию предусмотрительности у последнего, но они продержатся немного дней.
На состоявшемся вчера ночью заседании Всероссийского съезда Советов большевики оказались совершенно изолированными, так как все прочие социалистические группы осудили их методы и отказались принимать какое бы то ни было дальнейшее участие в заседаниях съезда. Совет крестьянских депутатов также высказался против большевиков. Городская дума, продолжал он, образовала Комитет Общественного Спасения, составленный из представителей Совета Республики, Центрального Исполнительного комитета Советов, Совета крестьянских депутатов и Комитета делегатов с фронта. В то же время войска, которые ожидаются из Пскова, вероятно, подойдут через несколько дней.
Я сказал ему, что не разделяю его уверенности.

--------

Новая жизнь

Вчера состоялось совещание представителей дипломатического корпуса. В совещании, как передают, было решено ни в какие сношения со Смольным не вступать и выяснить, есть ли на стороне Временного правительства какие-нибудь войска. Если окажется, что все армии перейдут на сторону Совета, послы немедленно покинут Россию.
------

[b]Лев Урусов

Петроград
История вчерашнего дня проста до чрезвычайности. В Петрограде большевики одержали легкую и полную победу. Зимний дворец, подвергшийся в сущности несерьезному обстрелу, был сдан на милость победителям и, согласно некоторым свидетельствам, здорово разграблен. Во дворце были арестованы министры, в 5 ч. утра перевезенные в крепость. Обращение с ними, как вообще поведение большевиков, в высшей степени корректное. За эти два дня порядок ничем и нигде не нарушался, но настроение все больше и больше озлобляется и растут неприятные ожидания. Вчера газеты были только крайние левые, а сегодня и их нет (вечерние) — цензура введена строжайшая — телеграф и телефон под контролем, и что происходит вне Петрограда — нам совершенно неизвестно. Керенский обратился с воззванием из Пскова. — Сегодняшний день по своим внешним признакам не отличается от дня вчерашнего — фактическая власть в руках большевиков, но моральной победы они отнюдь не одержали и поддержкой не пользуются — пререкания с большевиками на каждом углу и пререкания злобные — только и слышно разговоров, что их жизнь будет недолга и они уже начинают принимать вид затравленных зверей — им приходится огрызаться — к ним относятся с презрением, как к насильникам.
Общим из сильнейших ударов, им нанесенных, является забастовка чиновников — отказ всех ведомств (кроме трех освобожденных Союзом союзов от забастовки — Министерство путей сообщения, продовольствия и Государственный банк) работать с большевиками — они фактически очутились без аппарата управления и в таком случае с управлением не справятся — они этой конъюнктуры как будто в расчет не принимали — во всяком случае, Троцкий был, видимо, сильно и неприятно поражен, когда я, от имени всех служащих, сообщил ему, что все министерство отказывается от совместной с большевиками работы. На чиновников привыкли смотреть как на аполитичную массу, с которой не приходится считаться и которая служит 20-му числу. Но политическая обработка последних месяцев не осталась безрезультатной — и в трагичный момент истории, когда искали по сторонам и даже за границей ту силу, на которую можно было бы опереться для одоления большевиков, — чиновники оказались нежданно тем камнем преткновения, о который разобьется большевистская колесница. В мало-мальски культурной ячейке отношение к большевикам резко отрицательное — это в массе создает ту атмосферу, в которой им не удастся долго прожить — если это они еще не начали соображать, то действительность не замедлит им открыть глаза. — Сегодня вечером упорно говорят, что около Гатчины был бой и большевики разбиты — говорят также, что Керенский обедал в Царском Селе. Не верится мне этим слухам. Говорят и об образовании правительства в Москве, и наконец, об образовании всероссийского в Новочеркасске. Что правда среди этих слухов, сказать невозможно — для нас, для Петрограда факт один — власть большевиков, а как к этому факту относится Россия — нам неизвестно. Все считают вероятным предстоящие грабежи и насилия в то время, когда власть будет ускользать из рук большевиков и когда те подонки, привод коих к одному знаменателю составляет пока point d’honneur дело чести большевиков и единственный плюс их властвования, поймут, что на их улице праздник. Троцкий, между прочим, объяснил нам, что большевики предвидят возможность недостижения пресловутого демократического мира — в таком случае они предполагают конфисковать капиталы банков и объявить демократическую войну — оказывается — большевики не только подлость, но и глупость — и спорить теперь против их теории не приходится — занятие это пустое.

Объявлен кабинет Ленина — в 16 месяцев докатиться от Сазонова к Ленину чрез Штюрмера и Милюкова! — Образовался Комитет спасения родины и революции, по слухам, уже арестованный — но интеллигентный Петроград объявил большевикам войну и им, конечно, несдобровать — предсказывают в Петрограде скорый голод — но мы дошли до дна, дальше идти некуда, и в этом заключается положительная сторона этого отрицательнейшего явления — захват власти большевиками — можно только глубоко радоваться, что Петроград быстро и резко реагировал на этот захват — и главное, следует отметить единодушие протеста. Это первый признак пробуждающегося самосознания, самодеятельности, залог будущих движений.

--------

Анатолий Луначарский -> Анна Луначарская
Петроград, № 27/34, на углу Глазовской и Звенигородской улиц (квартира Д. Лещенко)
Дорогая Анюта, ты, конечно, из газет знаешь все подробности переворота. Для меня он был неожиданным. Я, конечно, знал, что борьба за власть Советов будет иметь место, но что власть будет взята накануне съезда — этого, я думаю, никто не знал. Может быть, даже Военно-революционный комитет решил перейти в наступление внезапно, из страха, что, занимая чисто оборонительную позицию, можно погибнуть и погубить все дело.

Переворот был сюрпризом и со стороны легкости, с которой он был произведен. Даже враги говорят: «Лихо!» Войска дисциплины не нарушают. Хотя в Зимнем дворце был все же разгром и эксцессы (убийств не было), за которые страшно и тяжко нести ответственность. Что ж делать. Зато, быть может, это приближает мир. Что может быть хуже продолжения чудовищной «узаконенной» бойни на фронтах.

Как-никак, а жертв чрезвычайно мало пока.

Пока.

С ужасом думаю, не будет ли их больше.

-------

Военно-революционный комитет
Петроград, Смольный
Товарищи печатники!

В руках всех, кто против нас — против власти Советов р., с. и к. депутатов — осталось еще одно могущественное оружие, это печать, и они всячески используют ее против новой власти. Это оружие из рук врагов можете выбить только вы, печатники, и к этому мы вас призываем.

Ни одно воззвание, ни одни орган печати не должен выйти в свет без санкции новой власти Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов в лице уполномоченного комиссара.

-------

Юрий Готье
Москва
О каких-либо попытках Хлестакова-Керенского ничего не слышно. Уж этот-то, надо думать, конченый человек. По отзывам приехавших, в Петербурге порядок лучше, чем при прежнем безвременном правительстве; все войска оказались большевиками. Теперь надо ждать близкого позорного мира, если только большевики сумеют удержаться; а я думаю, что удержаться им, по крайней мере некоторое время, не будет трудно, и свой долг перед немцами они исполнить успеют. Ну уж и дурак Керенский и его аггелы! Ведь они еще глупее даже, чем был Николай II и его клевреты. А ведь это не мало сказано.
-------

Борис Савинков
Царское Село
Я получил известие, что генерал Краснов идет на Петроград во главе казачьих полков, двинутых с фронта. Я решил пробраться к генералу Краснову. Я переоделся рабочим. Флегонт Клепиков тоже. В таком виде мы по железной дороге проехали в Павловск. От казаков сводногвардейской сотни мы узнали, что войска генерала Краснова находятся под Царским Селом и что Керенский в Гатчине. Чтобы присоединиться к генералу Краснову, надо было пройти через линию большевистских войск.

В Царском Селе мы наткнулись на заставу большевиков — броневой автомобиль и роту четвертого гвардии стрелкового полка. В одно мгновение мы были окружены.

— Кто едет?

Не успели мы еще решить, что нам делать, как Флегонт Клепиков уже выскочил из автомобиля, и я услышал, как он кричал на большевистского офицера, молодого человека в расстегнутой шинели и без погон.
— Вы с ума сошли! Кто вы такой? Как вы смеете останавливать нас? Разве вы не видите, кто мы и куда мы идем? Я буду жаловаться самому Троцкому! Мы — Совет союза казачьих войск и едем к генералу Краснову, чтобы убедить казаков не стрелять в своих братьев-большевиков!

— Вы едете, чтобы прекратить братоубийственную войну? — переспросил Флегонта Клепикова большевистский офицер.

— Конечно. И вы обязаны пропустить нас!

— Не сердитесь, товарищ. Вы свободны. С вами поедут два наших полковых делегата. Они вам помогут.

Я не верил своим ушам. Но уже два «товарища», два стрелка с винтовками, влезли в автомобиль. Через 5 минут мы были у генерала Краснова.

Когда автомобиль остановился, я взглянул на сопровождавших нас делегатов. Они поняли свое несчастное положение и были бледны как полотно. Я не захотел воспользоваться их ошибкой.

— Ну, «товарищи», налево кругом и бегом марш назад, к вашим большевикам!

Они не заставили повторять приказание. Бросив винтовки, они, как зайцы, побежали обратно. Я прошел в штаб генерала Краснова.

--------

Великий князь Михаил Александрович
Гатчина
Утром читал. Днем Наташа, Джонсон и я пешком отправились сначала на квартиру Джонсона, а затем в Приорат, где видели прохождение Донских казаков, — кажется, была одна сотня с пулеметом и двумя пушками. Один казак меня узнал, несмотря на то, что я был в штатском, и спросил, не великий ли я кн. Михаил Александрович. Я ему ответил, что не назову себя. Около Адмиралтейских ворот мы сели в автомобиль и поехали через Зверинец и мимо Гатчинского дворца и видели, как подвозили отнятое оружие у частей, пришедших из Петрограда, — казаки также обезоружили матросов, которые занимали Варшавский вокзал и кроме винтовок у них было 10 пулеметов.

Все буржуазные газеты закрыты. Сегодня прибывали в Гатчину по Варшавской ж.д. казачьи части с артиллерией. Войсками, сосредоточенными под Петроградом, командует ген. Краснов. Он со своим штабом находится во дворце — Керенский и Козьмин там же. Мы узнали, что в 2 ч. ночи отряд выступает на Царское Село, где ожидается бой, а затем далее следует на Петроград. Большевики, кажется, начинают плохо себя чувствовать.

--------

Павел Дыбенко
Гельсингфорс, Финляндия
Утром оставляю своим заместителем в Центробалте товарища Измайлова и выезжаю в Петроград. По пути обгоняю эшелоны с артиллерией, отрядами моряков и солдат. Настроение у всех бодрое, боевое. Все уверены в успехе.
--------

Федор Раскольников
Царское Село
— Позвоните по телефону в Кронштадт, — обратился ко мне Ленин, — и сделайте распоряжение о срочном формировании еще одного отряда кронштадтцев. Необходимо мобилизовать всех до последнего человека. Революция в смертельной опасности. Если сейчас мы не проявим исключительной энергии, Керенский и его банды нас раздавят.
--------

Сергей Эфрон
Москва, Знаменка, Александровское военное училище
Ко мне несколько раз на улице подходили незнакомые офицеры со словами:

— Торопитесь в Александровское училище. Там наше собрание.

Когда я вернулся в училище, старинный актовый зал был уже полон офицерами. Непрерывно прибывают новые. Бросаются в глаза раненые, собравшиеся из бесчисленных московских лазаретов, на костылях, с палками, с подвязанными руками, с забинтованными головами. Офицеры местных запасных полков в меньшинстве. С самого начала перед собравшимися во всей грандиозности предстала картина происходящего.

После сообщения представителями Совета о предпринятых мерах к объединению офицерства воедино и доклада о поведении командующего войсками — воздух в актовом зале накаляется. Крики:

— Вызвать командующего! Он обязан быть на нашем собрании! Если он изменник, от него нужно поскорее избавиться!
Беспомощно трезвонит председательский колокольчик. Шум растет. Кто-то объявляет, что побежали звонить командующему. Это успокаивает, и постепенно шум стихает. Один за другим выступают представители полков. Все говорят о своих полках одно и тоже: рассчитывать на полк, как на силу, которую можно двинуть против большевиков, нельзя. Но в то же время считаться с полком, как ставшим на сторону большевиков, тоже не следует. Солдаты без офицеров и помышляющие лишь о скорейшем возвращении домой в бой не пойдут. Выходит юнкер. Он от волнения не сразу может говорить. Наступает глубочайшая тишина.

— Господа офицеры! — голос его прерывается. — Я прямо с поезда. Я послан, чтобы предупредить вас и московских юнкеров о том, что творится в Петрограде. Сотни юнкеров растерзаны большевиками. На улицах валяются изуродованные тела офицеров, кадетов, сестер, юнкеров. Бойня идет и сейчас. Женский батальон в Зимнем дворце, женский батальон… — Юнкер глотает воздух, хочет сказать, но только движет губами. Хватается за голову и сбегает с трибуны.

Несколько мгновений тишины. Чей-то выкрик:

— Довольно болтовни! Всем за оружие! — подхватывается ревом собравшихся. На трибуну, минуя председателя, всходит полковник Генштаба. Небольшого роста, с быстрыми решительными движениями, лицо прорезано несколькими прямыми глубокими морщинами, острые стрелки усов, эспаньолка, горящие холодным огоньком глаза под туго сдвинутыми бровями. С минуту молчит. Потом, покрывая шум, властно:

— Если передо мною стадо — я уйду. Если офицеры — я прошу меня выслушать! Все стихает.

— Господа офицеры! Говорить больше не о чем. Все ясно. Мы окружены предательством. Уже льется кровь мальчиков и женщин. Я слышал сейчас крики: в бой! за оружие! — Это единственный ответ, который может быть. Итак, за оружие! Но необходимо это оружие достать. Кроме того, необходимо сплотиться в военную силу. Нужен начальник, которому мы бы все беспрекословно подчинились. Командующий — изменник! Я предлагаю тут же, не теряя времени, выбрать начальника. Всем присутствующим построиться в роты, разобрать винтовки и начать боевую работу. Сегодня я должен был возвращаться на фронт. Я не поеду, ибо судьба войны и судьба России решается здесь — в Москве. Я кончил. Предлагаю приступить немедленно к выбору начальника!

Громовые аплодисменты. Крики:

— Как ваша фамилия? Ответ:

— Я полковник Дорофеев.

Председателю ничего не остается, как приступить к выборам. Выставляется несколько кандидатур. Выбирается почти единогласно никому не известный, но всех взявший — полковник Дорофеев.

— Господ офицеров, могущих держать оружие в руках, прошу построиться тут же, в зале поротно. В ротах по сто штыков — думаю, будет довольно, — приказывает наш новый командующий.

Через полчаса уже кипит работа. Роты построены. Из цейхгауза Александровского училища приносятся длинные ящики с винтовками. Идет раздача винтовок, разбивка по взводам. Составляются списки. Я — правофланговый 1-й офицерской роты.

--------

Никита Окунев
Москва
Смута в полном разгаре. По улицам Москвы пестрят воззвания двух правительств: Керенского и Ленина. Каждое говорит о незаконности супротивного. Вот положение покорного сына отечества! Кому ему подчиняться? Кремль вчера был окружен большевиками-солдатами, но позднее пришли юнкера и казаки и окружили цепь большевиков, а потом, говорят, их в свою очередь окружили новые большевики, и образовался какой-то слоеный пирог. В противовес революционному комитету в Москве образовался «комитет общественной безопасности» (городское самоуправление, крестьянский съезд, солдатский совет, почтово-телеграф. союз, земская управа, ж.-д. союз и командующий войсками).
«Государственный преступник Ленин», как его на этих днях окрестил Керенский, выступал тогда же в Петроградском Совете и «был встречен долгими аплодисментами» (так пишет «Новая жизнь»). Самое важное в его речи, сулящее России кисельные реки, это: «Наше государство будет рабочим и пролетарским государством, в котором не только рабочие, но и богачи будут принуждены работать».
-------

Александр Замараев
Тотьма, Вологодская губерния
[i]Ходил в город, купил пуд соли 2 руб. 80 коп. и четыре фунта керосину по 17 коп. за фунт.

--------

Совет Народных Комиссаров
Петроград, Смольный
Совет Народных Комиссаров постановляет:

1) Выборы в Учредительное собрание произвести в назначенный срок.
2) Всем избирательным комиссиям, учреждениям местного самоуправления, Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и солдатским организациям на фронте напрячь все усилия для обеспечения свободного и правильного производства выборов в Учредительное собрание в назначенный срок.
serg_ya
10.11.1917

Александр Замараев

Тотьма, Вологодская губерния
День туманной, худо и раcсветает. Сегодня переписывают хлеб в деревне из правления. Армии много распущают, и солдаты идут домой все голодныя. Там дают хлеба полтора фунта. И в пути к дому хлеба не купишь ни за какие деньги. В Петрограде было выступление большевиков. Часть Временнаго правительства арестована и находится в крепости, а Керенский с фронта идет на усмирение разных советов и большевиков. Чья возьмет, не известно. Жалко бедной России, вся истерзана, разорена. Кругом смута и анархия. Твердой власти нет. Никто никого не слушает и никто никому не подчиняется.
--------

Михаил Кузмин
Петроград
Демократические газеты призывают к гражданской войне. Какая сволочь. Сплошная истерика.
-------

The New York Times

В Вашингтоне полагают, что ситуация в России не настолько плоха, как об этом сообщают источники в Петрограде. И в Госдепартаменте, в посольстве России полагают, что большевики не смогут долго контролировать правительство.

-------

Альфред Нокс
Петроград
В четыре часа я отправился на встречу с генералом Маниковским, назначенным на должность военного министра вместо Верховского и оказавшимся под арестом вместе с остальными членами Временного правитель­ства. Его освободили из Петропавловской крепости 9-го и пору­чили возглавить службу тыла, которая в результате бойкота нового правительства со стороны офицеров и чиновников пришла в со­стояние хаоса. Маниковский согласился взять на себя руководство министерством при условии, что ему предоставят свободу действий и не будут заставлять вмешиваться в политику. Я нашел генерала в его квартире, сидевшим в комнате с щенком и котенком, одного из которых он назвал Большевиком, а второго Меньшевиком. На него никак не подействовал его печальный опыт, и он со смехом поделился со мной, как за то, что два дня он пробыл министром, ему пришлось ровно два дня просидеть в тюрьме.
-------

Джордж Бьюкенен
Петроград, Дворцовая набережная д. 4, Британское посольство
Большевики образовали правительство с Лениным в качестве первого комиссара и Троцким в качестве комиссара иностранных дел. Оно будет называться «Советом Народных Комиссаров» и будет действовать под непосредственным контролем Центрального исполнительного комитета Всероссийского съезда Советов. Троцкий сегодня после полудня пошел в министерство и пригласил к себе служащих; он выразил надежду, что сможет рассчитывать на их сотрудничество. Все они ответили отказом, а некоторые из служащих женщин заявили ему даже, что он немец. Он спросил у Татищева, начальника канцелярии Терещенко, посетят ли его послы или он первый должен сделать им визит. Когда ему сказали, что обыкновенно новый министр уведомляет послов письменно о своем вступлении в должность, он сказал, что такой обычай был очень хорош при старом режиме, но едва ли удобен при настоящих условиях. Одна из газет сообщила, что он зашел ко мне, но не проник дальше передней. И я, хотя и незаслуженно, получил после обеда букет цветов от каких-то «молодых русских» с надписью на карточке: «Браво! благодарим вас!». Примеру, поданному канцелярией Министерства иностранных дел, последовало большинство других министерств, и правительственный механизм таким образом был парализован.
Вчера Всероссийский съезд Советов издал декрет, приглашающий демократии всех воюющих держав помочь ему избавить человечество от ужасов войны и предлагающий немедленное перемирие на три месяца с целью дать время для заключения демократического мира без аннексий и контрибуций. Термин «аннексий», как было объяснено, обозначает насильственное удержание всякой иностранной территории, независимо от того, когда она была занята. Съезд издал, кроме того, декрет о национализации земли.

Комитет общественного спасения, по-видимому, склоняется к образованию чисто социалистического правительства, из которого кадеты были бы исключены, но которое на них опиралось бы. Они объединились в желании подавить большевиков, но на этом их единение и кончается, так как некоторые из них склоняются к принятию большевистской программы в отношении мира и земли, тогда как другие выказывают резко отрицательное отношение к такому направлению.


Паже телеграфирует из Копенгагена, что один бежавший русский пленный сообщил нашему военному атташе, что он нанят германцами в качестве агента для антибританской пропаганды в Петрограде. По его словам, ему поручено войти в контакт с большевиками и организовать, между прочим, мое убийство. Я получил также копию листа, который недавно разбрасывался германцами с аэроплана среди русских войск на Южном фронте и в котором говорилось, что хотя они освободились от царя Николая, но британский посол сидит еще на престоле в качестве царя в Петрограде, что он навязывает свои желания русскому правительству и что пока он будет царствовать в России и пить русскую кровь, до тех пор они никогда не получат мира и свободы.

Корнилову удалось бежать, и он прибыл на юг к Каледину. Они уверены, что завладеют Донецким бассейном. Керенский окончательно потерял кредит среди всех партий, и войска, если они войдут в Петроград, будут сражаться не ради восстановления его правительства, но ради поддержки социалистических групп, выступивших против переворота.

------

Павел Дыбенко
Петроград, Смольный
Рано утром поезд останавливается у Финляндского вокзала. Вокзал охраняется красногвардейцами и моряками. Мои попытки найти извозчика оказались тщетными. Прилегающие к Финляндскому вокзалу улицы пустынны. После долгих усилий наконец дозвонился по телефону в Центрофлот. Через полчаса в автомобиле еду в Смольный. На улицах встречаются отдельные группы вооруженных рабочих, солдат. У Смольного дежурят броневики, самокатчики, красногвардейцы, солдаты. У входа в Смольный часовые требуют пропуск. После долгих переговоров удается проникнуть в Смольный. По лестницам огромнейшего здания взад и вперед снует масса народа, идущих группами, о чем-то громко разговаривающих, спорящих, жестикулирующих. С трудом разыскиваю комнату, где помещается товарищ Подвойский. Захожу к нему.
Подвойский:

— Вы приехали. Вот и хорошо. С вами прибыли отряды матросов? А артиллерия? Сколько? Миноносцы и броненосцы пришли? — Засыпает рядом вопросов.

— Позвольте, товарищ Подвойский, броненосцев мы пока не посылали, их посылки от нас никто не требовал. Я считаю, что судов здесь, в Петрограде, имеется вполне достаточно. Три тысячи моряков уже прибыли и находятся в распоряжении Петроградского революционного комитета. В эшелонах еще следует до тысячи пятисот человек и две батареи. К вечеру они прибудут в Петроград.

Подвойский:

— Но они нужны немедленно. Наши части оставили Гатчину. Керенский двигается с войсками с фронта на Царское и Петроград. Поезжайте сейчас же в Царское, узнайте, что там делается, и немедленно сообщите.

По тону разговора с товарищем Подвойским было видно, что в Смольном нервничают; незнание, где и что творится, создавало ложное представление. Не было и не чувствовалось еще полной уверенности в благоприятном для нас исходе борьбы, особенно с подходом войск с фронта во главе с Керенским. Сколько именно прибыло с фронта войск и какие, никто не знал.

Быстро закончив разговор с Подвойским, ухожу от него, чтобы отправиться в Царское. На лестнице Смольного встречаю Антонова-Овсеенко. Кратко обмениваемся несколькими словами, узнаю, что он едет на Пулковский участок. Решаем ехать пока что вместе.

-------

Александра Коллонтай
Петроград, Смольный
Центральный Комитет партии большевиков ютится в боковой комнатушке с простым столом посередине, газетами на окнах, на полу и несколькими стульями. Не помню уже, зачем я пришла, но Владимир Ильич не дал мне даже поставить вопроса. Увидав меня, он сразу решил, что я должна делать что-то более нужное, чем то, что собиралась делать я сама.

— Поезжайте сейчас занимать Министерство государственного призрения. Это надо сделать теперь же.
Владимир Ильич был спокоен, почти весел. О чем-то пошутил. И сейчас же занялся другими, кто пришел за указаниями или сообщениями.

-------

Петр Кушников
Юго-Западный фронт
Телеграмма Керенского с призывом армии оставаться спокойными и исполнять свой долг для отражения немцев. Говорится о «безумной попытке» к восстанию, но не названо кем; слово «большевик» не произнесено.

Я прочитал солдатам все приказы и долго беседовал с ними. Впечатление хорошее. Все настроены отлично. Предложил им резолюцию: против выступления большевиков, готовы активно поддержать армейские комитеты и запросить, почему бригадный комитет не вынес до сих пор резолюции о поддержке Временного правительства. Солдат Вовченко хотел посеять сомнение к моим словам и сказал, что «мы все большевики и еще не знаем, что они требуют», но я его смазал, и все солдаты на моей стороне.

-------

Зинаида Гиппиус
Петроград, Сергиевская ул., 83
Вот упрощенный смысл народившегося движения, кото­рое обещает… не хочу и определять, что именно, однако очень много и, между прочим, ГРАЖДАНСКУЮ ВОЙНУ БЕЗ КОНЦА И КРАЯ.
Вместо того чтобы помочь поднять опрокинутый полу­разбитый вагон, лежащий на насыпи вверх колесами, — отог­нав от вагона разрушителей, конечно, — напрячь общие силы, на рельсы его поставить, да осмотреть, да починить, — эта наша упрямая «дура», партийная интеллигенция, — же­лает только сама усесться на этот вагон… Чтобы наши «зады» на нем были, — не большевистские. И обещает никого не подпускать, кто бы ни вздумал вагон начать поднимать… а какая это и без того будет тяжкая работа!


Нечего бездельно гадать, чем все кончится. Шведы — (или немцы?) — взяли острова, близок десант в Гельсингфорсе. Все это по слухам, ибо из Ставки вестей не шлют, вооруженные большевики у проводов, но… быть может, просто — «вот приедет немец, немец нас рассудит…» Господи, но и это еще не конец!

------

Алексей Толстой
Москва, Малая Молчановка, 8
С утра стреляют на улицах. Много народу, все помалкивают, выжидают. Проносятся автомобили с большим белым флагом и крестом. Баба продает репу. Говорят, что где-то ставят пулеметы.
Смотрели с балкона — Кремль, башни, колокольни, громада дворца с плоским куполом и шпилем… На колокольне Ивана Великого засияло солнце, тучи раздались над городом… Ближе красные прямоугольники домов, крыши. Весь город полон звуков… Голоса, собачий лай, поет петух… Уханье, треск автомобилей. Негромко щелкают выстрелы и вдруг рычит пулемет.

На Молчановке — в госпиталь из автомобиля вынесли юнкера, держа в сидячем положении, за ним пронесли сапог.

Повсюду женщины. Смех, разговоры.

На выстрелы даже не оборачиваются. Выстрелы винтовок длинные, хлесткие, револьверные — хлюпающие. Пулемет кажется железной собакой, которая, сидя на цепи, заскрежетала зубами — широким ртом.

-------

Сергей Эфрон
Москва, Кривоарбатский пер., 17
Кремль был сдан командующим войсками полковником Рябцовым в самом начале. Это дало возможность красногвардейцам воспользоваться кремлевским арсеналом. Оружие мгновенно рассосалось по всей Москве. Большое количество его попало в руки мальчишек и подростков. По опустевшим улицам и переулкам Москвы затрещали выстрелы. Стреляли всюду и отовсюду и часто без всякой цели. Излюбленным местом для стрельбы были крыши и чердаки. Найти такого стрелка, даже если мы ясно обнаружили место, откуда стреляли, было почти невозможно. В то время как мы поднимались наверх — он бесследно скрывался.
В первый же день начала действий мы попытались приобрести артиллерию. Для этого был отправлен легкий отряд из взвода казаков и нескольких офицеров-артиллеристов в автомобиле через всю Москву на Ходынку. Отряд вернулся благополучно, забрав с собою два легких орудия и семьдесят снарядов. Никакого сопротивления оказано не было. Почему налет не был повторен — мне неизвестно.

-------

Никита Окунев
Москва
Сегодня с 5 часов утра до 6:15 опять дежурил с чужим револьвером в кармане на парадном подъезде. Слышал всю пушечную и ружейную пальбу. Утром на улицах очень неспокойно. Трамваи и телефон не работают, банки и все торговли закрыты. Местами караулы, дозоры и патрули. У всех крайне испуганный и недоумевающий вид. Не знают, идти ли по своим делам, не поймут, кто, где и почему стреляет. Школьники толпятся у ворот и подъездов. Тут и боязнь шальной пули, и любопытство.
Керенский объявился в Гатчине, откуда отдал приказ, что он прибыл во главе войск фронта, преданного родине.

Москва, конечно, объявлена на военном положении. Я бы сказал, что «на двухстороннем военном положении». Воюют не город с войсками, не войско с народом, а войско с войском. Кто по указке революционного комитета, кто на стороне Комитета общественной безопасности.

Московский Арсенал в Кремле взят большевиками, оружие расхищается. В Москве уж не хуже ли Петрограда? Захватываются комиссариаты, типографии, гаражи, склады.

Уже вечером послышались по Москве выстрелы ружей, пулеметов и пушек, но где это происходило, узнать было невозможно. Тревога разрасталась; начались денные и ночные дежурства. В нашем домовом комитете постановлено было дежурить сразу троим или четверым квартирантам, по 2–3 часа смена. Ночью никто из мужчин не раздевался, и говорят, что так везде по всей необъятной Москве.

-------

Иван Бунин
Москва, Поварская, 26
Мы стрельбы почти не слыхали, выходили.
-------

Джон Рид
Петроград, пересечение Думской улицы и Невского проспекта, Петроградская городская дума
Взошел на трибуну престарелый городской голова: «Товарищи и граждане! Я только что узнал, что все заключенные в Петропавловской крепости находятся в величайшей опасности. Большевистская стража раздела донага и подвергла пыткам четырнадцать юнкеров Павловского училища. Один из них сошел с ума. Стража угрожает расправиться с министрами самосудом».
Раздался рев ужаса и возмущения, еще больше усилившийся, когда слово попросила невысокая коренастая женщина в сером. То была Вера Слуцкая, старая революционерка и член думы от большевиков.

«Это ложь и провокация! — сказала она своим резким металлическим голосом, не обращая внимания на поток оскорблений. — Рабоче-крестьянское правительство, отменившее смертную казнь, не может допустить подобных действий. Мы требуем немедленного расследования этого сообщения; если в нем есть хоть малейшая доля истины, правительство примет самые энергичные меры!»

Тут же была назначена особая комиссия из представителей всех партий во главе с городским головой. Она отправилась в Петропавловскую крепость. Мы пошли вслед за комиссией, а в это время дума избирала другую комиссию — для встречи Керенского. Она должна была попытаться предотвратить кровопролитие при его вступлении в столицу.

-------

Гарри Кесслер
Берлин
Был у Саломонсона из Дисконто. Он говорит, что в банковских и промышленных секторах растет недовольство политическим курсом. Саломонсон даже готов согласиться на мир с Россией без аннексий — мы сейчас не можем себе позволить иметь врагов на обоих фронтах.
-------

Александр Керенский
между Царским Селом и Гатчиной
На полпути между Царским Селом и Гатчиной находилась метеорологическая обсерватория. С ее вышки я в полевой бинокль разглядел расположение правительственных войск, которые пребывали в состоянии странной пассивности.

Я подъехал, чтобы разобраться в происходящем. Объяснения Краснова носили весьма туманный характер и были лишены смысла. Сам он держался сдержанно и формально.

-------

Федор Раскольников
Петроград
Нас оглушила жуткая новость: Царское Село занято бандами Керенского – Краснова. Это сообщил нам Подвойский. От волнения он выглядел бледнее обыкновенного.
Я прошел в следующую комнату, где за единственным небольшим столом сидел, согнувшись над картой, Крыленко и показывал начальникам уходивших на фронт отрядов назначенные им боевые участки. Отпустив торопившихся на позиции красногвардейских командиров, Николай Васильевич обернулся ко мне. Я доложил ему, что с нетерпением жду кронштадтцев, чтобы вместе с ними отправиться на защиту Питера.

Крыленко снова склонился над картой окрестностей Питера и ткнул карандашом в одну точку:

— Вот ваше место. Это около Царскосельской железной дороги. Здесь имеется мост, который вам и придется защищать.

------

Владимир Винниченко
Киев
Важно обозначить два факта. Первый — Краевой комитет охраны революции расширил рамки Инструкции и включил в свою компетенцию отрезанные кадетами губернии. С этого момента Украина фактически объединилась.
Второй важный момент заключается в том, что в составе этого комитета были и большевики. Но, к сожалению, недолго.

Против Краевого комитета охраны революции и против Совета рабочих и солдатских депутатов решительно выступил штаб округа, во главе с новоназначенным за спиной Рады начальником Киевского военного округа польским генералом Квецинским и комиссаром при округе украинским генералом Кириенко. Опираясь на школы юнкеров и прапорщиков да на казаков, приказал штаб кровью залить любую попытку революции. На помощь себе штаб позвал с фронта несколько казачьих частей, чехо-словацкие батальоны и несколько так называемых «батальонов смерти», верных скинутому правительству. Краевой комитет охраны революции объявил штаб распущенным. В ожидании помощи с фронта, штаб принялся расправляться с Советом рабочих депутатов, руководство которого находилось в руках большевиков.

-------

Владимир Ленин
Петроград, Смольный

О прессе
В тяжкий решительный час переворота и дней, непосредственно за ним следующих, Временный революционный комитет вынужден был предпринять целый ряд мер против контрреволюционной печати разных оттенков.

Немедленно со всех сторон поднялись крики о том, что новая социалистическая власть нарушила, таким образом, основной принцип своей программы, посягнув на свободу печати.

Рабочее и Крестьянское Правительство обращает внимание населения на то, что в нашем обществе за этой либеральной ширмой фактически скрывается свобода для имущих классов, захвативших в свои руки львиную долю всей прессы, невозбранно отравлять умы и вносить смуту в сознание масс.

Всякий знает, что буржуазная пресса есть одно из могущественнейших оружий буржуазии. Особенно в критический момент, когда новая власть, власть рабочих и крестьян, только упрочивается, невозможно было целиком оставить это оружие в руках врага, в то время как оно не менее опасно в такие минуты, чем бомбы и пулеметы. Вот почему и были приняты временные и экстренные меры пресечения потока грязи и клеветы, в которых охотно потопила бы молодую победу народа желтая и зеленая пресса.

Как только новый порядок упрочится, всякие административные воздействия на печать будут прекращены; для нее будет установлена полная свобода в пределах ответственности перед судом, согласно самому широкому и прогрессивному в этом отношении закону.

Считаясь, однако, с тем, что стеснения печати, даже в критические моменты, допустимы только в пределах абсолютно необходимых, Совет Народных Комиссаров постановляет:

Общее положение о печати.

1.Закрытию подлежат лишь органы прессы:
1) призывающие к открытому сопротивлению или неповиновению Рабочему и Крестьянскому Правительству,
2) сеющие смуту путем явно клеветнического извращения фактов,
3) призывающие к деяниям явно преступного, т. е. уголовно наказуемого характера.
2.Запрещения органов прессы, временные или постоянные, проводятся лишь по постановлению Совета Народных Комиссаров.
3.Настоящее положение имеет временный характер, и будет отменено особым указом по наступлении нормальных условий общественной жизни.
serg_ya
11.11.1917

Аркадий Аверченко

Петроград
С Гришей Якобсоном пари: сколько продержатся большевики. Я за то, что окончится до 15 февраля 1919 г., на 500 рублей.
-------

Джордж Бьюкенен
Петроград, Дворцовая набережная д. 4, Британское посольство
Последние два дня беспорядков не происходило, и вчера все думали, что войска Керенского теперь же вступят сюда, и что положение будет ликвидировано. Под влиянием такой уверенности Комитет общественного спасения побудил кадет военных училищ занять Центральную телефонную станцию и предпринять выступление в других частях города. Вследствие этого положение еще раз стало острым, и теперь происходит стрельба по всему городу.

Наша стража из восьми кадет отличилась на днях присвоением ящика виски и ящика кларета, принадлежащих секретарям.
Большая часть из них на следующий день захворала, а некоторых рвало в вестибюле. Они не только не оказывают нам никакой защиты, но, напротив, мы их защищаем. К счастью, в пятницу нам дали дополнительную охрану из польских солдат с офицером, и мы благополучно отправили кадет по домам, переодев их в штатское платье.

-------

Александр Керенский
Царское Село
К утру нам следовало быть в Петрограде, а мы дошли лишь до Царского Села. В столице вспыхнуло антибольшевистское восстание. В четыре пополудни меня позвали к телефону. Звонили из Михайловского дворца, расположенного в самом центре города, где разместился штаб сторонников правительства. Они просили прислать помощь, а мы были бессильны это сделать.
-------

Борис Савинков
Царское Село
День прошел спокойно. Генерал Краснов ожидал подкреплений, которые ему должны были быть присланы с фронта. Подкрепления эти не подошли. Царское Село было занято казаками, Павловск тоже, но ни в Царском Селе, ни в Павловске не было возможности организовать за малочисленностью казачьих частей правильную полицейскую службу. На всех углах раздавались большевистские речи и на всех площадях происходили митинги солдат и казаков.
Я обратил внимание генерала Краснова на опасность такой пропаганды. Он с сожалением пожал плечами:

— Вы правы. Но что же мне делать? Единственное средство — арестовать агитаторов. Но Керенский не согласится на это.

— Разве необходимо согласие Керенского?

— Он Верховный главнокомандующий.

На это нечего было возразить.

------

Федор Раскольников
Петроград
Узнал о восстании юнкеров. Заняв гостиницу «Астория», они обстреливают оттуда наших пулеметным и ружейным огнем. Рошаль сейчас же вызвался идти с моряками на штурм «Астории».

На улицах, казалось, ничто не свидетельствовало об юнкерском восстании. Повсюду текла мирная, будничная жизнь. Но когда я подъехал к штабу округа на Дворцовой площади, мне бросилось в глаза какое-то зловещее безлюдье. Площадь перед Зимним дворцом напоминала пустыню.

-------

Военно-революционный комитет
Петроград, Смольный
Бюллетень №1 о борьбе с контрреволюционными войсками Керенского-Краснова

Из Москвы в 4 часа 30 мин. дня получено известие, что Генеральный штаб сдался и вся власть принадлежит Совету рабочих и солдатских депутатов. В Петрограде распространены приказы бывшего министра Керенского о его победах над Гатчинским гарнизоном. Известия эти распространяются с целью произвести панику.
По достоверным сведениям, у Керенского только 5 тысяч обманутых казаков. Среди казаков начался раскол, половина их отказывается идти на Петроград, вторая половина колеблется.

Из Ревеля идут войска, верные революционному народу. Небольшая часть войск, верных Керенскому, берется под обстрел линейными кораблями. Рабочая гвардия мобилизована. Корниловцы будут раздавлены. Все население призывается к абсолютному спокойствию.

------

Павел Дыбенко
Петроград, Смольный
Выйдя из кабинета Подвойского, встречаю в соседней комнате Владимира Ильича.
Увидев меня, спрашивает:

— Ну, что, как дела на фронте?
Сообщаю о положении и заявляю:

— Я еду в Морской революционный комитет и сейчас двину матросские отряды, которые должны сегодня же прибыть из Гельсингфорса; в противном случае Керенский может быть в Петрограде.

Владимир Ильич безмолвным кивком головы одобряет мое предложение. Ухожу. В течение ночи удается два отряда моряков двинуть к Пулкову. Прибывшая из Финляндии артиллерия, выгрузившись, к ночи прибывает в Пулково.

------

Николай Подвойский
Петроград, Смольный
К организации власти

У власти стоит правительство, сформированное 2-м Съездом Советов. С первого же дня съезда большевики приглашали представителей всех советских партий, но последние сами не захотели принять приглашение, причем оборонцы-меньшевики и правые эсеры ушли со съезда, а интернационалисты-эсеры и меньшевики остались на съезде, не считая, однако, возможным войти в правительство без оборонцев, которые не признают Советской власти и отвергают 2-й Съезд как единственный источник власти. Идут переговоры с представителями советских партий и Викжелем, достижение соглашения на почве программы съезда не исключено. У власти стоит правительство, утвержденное 2-м Съездом Советов во главе с Лениным.

Военно-революционный комитет Совета рабочих и солдатских депутатов

------

Александра Коллонтай
Петроград, ул. Казанская, 7
Обсудили положение. Деловито обсудили. Выбрали совет, и на другое утро пошли занимать министерство.

Вошли. Швейцар в галунах. Не сочувствовал большевикам и на совещание не пришел. Неодобрительно, но пропустил нас. Подымаемся по лестнице, а навстречу нам рекой людской потекли чиновники, машинистки, бухгалтеры, начальники… Бегут, спешат и на нас глядеть не хотят. Мы — вверх по лестнице, а они — вниз.
Саботаж чиновников начался. Осталось всего несколько человек. Вошли в министерские кабинеты и в канцелярию. Пусто. Брошены пишущие машинки, валяются бумажки. А журналы исходящих и входящих убраны. Заперты. Ключей же нет. Нет и ключей от кассы.

У кого? Как работать без денег? Государственное призрение — такое учреждение, что работы не остановишь: тут и приюты, и увечные военные, и протезные мастерские, и больницы, и санатории, и колонии для прокаженных, и воспитательные дома, и институты девиц, и дома для слепых… А ключей нет.

-------

Сергей Эфрон
Москва, Знаменка, Александровское военное училище
Наконец-то появился командующий войсками, полковник Рябцов. В небольшой комнате Александровского училища, окруженный тесным кольцом возбужденных офицеров, сидит грузный полковник в расстегнутой шинели. Верно, и раздеться ему не дали, обступили. Лицо бледное, опухшее, как от бессонной ночи. Небольшая борода, усы вниз. Весь он рыхлый и лицо рыхлое — немного бабье. Вопросы сыплются один за другим и один другого резче. Чувствую, как бешено натянута струна — вот-вот оборвется. Десятки горящих глаз впились в полковника. Он сидит, опустив глаза, с лицом словно маска, — ни одна черта не дрогнет.
— Я сдал Кремль, ибо считал нужным его сдать.
Вы хотите знать, почему? Потому что всякое сопротивление полагаю бесполезным кровопролитием. С нашими силами, пожалуй, можно было бы разбить большевиков. Но нашу кровавую победу мы праздновали бы очень недолго. Через несколько дней нас все равно смели бы. Теперь об этом говорить поздно. Помимо меня — кровь уже льется.

-------

Константин Паустовский
Москва, Тверской б-р, 28
На третью ночь перестрелка снова стихла, и стало слышно, как кто-то кричал на бульваре неуверенным надсаженным голосом:

— Викжель настоятельно предлагает сторонам прекратить огонь и выслать парламентеров! Для переговоров о перемирии! Не стрелять! Посредник — представитель Викжеля — будет ждать десять минут. Не стрелять!
Наступила неправдоподобная тишина — такая, что было слышно, как скрежещут от ветра изорванные пулями вывески.

В тусклом зареве догоравшей аптеки я смотрел на часы. Все молча следили за мной. Секундная стрелка бежала по кругу, как будто быстрее, чем всегда. Пять минут! Семь минут! Неужели юнкера не сдадутся? Десять минут!

Прогремел одинокий выстрел, за ним — второй, и сразу, как шквал, нарастая, загрохотала перестрелка.

-------

Константин Паустовский
Москва, Тверской б-р, 28
Со стороны Арбатской площади раздалось несколько пушечных ударов, и в соседнем доме за высоким брандмауэром что-то гулко обрушилось. Над крышей дома, медленно завиваясь, поднялся столб огня.

Как выяснилось, юнкера подожгли соседний дом снарядами, чтобы не дать красногвардейцам захватить его. Дом этот, говоря языком военных реляций, господствовал над местностью.
Этот второй пожар был гораздо опаснее, чем пожар аптеки. К нам на двор уже летели, лязгая, искореженные огнем железные листы и горящие головни. Мы заливали их своими жалкими запасами воды.

Старый пекарь уверял, что опасность пройдет, как только в соседнем доме прогорит верхний этаж. Конечно, если не обрушится брандмауэр. Мы соглашались с ним, хотя хорошо сознавали, что наше положение довольно отчаянное.

-------

Раннее утро
Москва
Ночь на воскресенье прошла под непрерывный гул орудий.

Шла перестрелка между большевиками, продвинувшимися до Никитских Ворот, и юнкерами, занявшими к этому времени кинематограф «Унион», у Никитского бульвара.
В другом конце города, в Лефортове, большевики осаждали кадетские корпуса и Алексеевское военное училище.

Артиллерийскими снарядами был снесен целый этаж здания училища.

На Тверской-Ямской улице и на Таганской площади были разгромленны магазины готового платья.

Погромы велись организованно.

В то время как группа лиц, одетых в солдатскую одежду, разбив окна магазинов, хозяйничала внутри, другие громилы, рассыпавшись в цепь, никого не подпускали к этому магазину, стреляя во все стороны.

Патрули большевиков не щадили громил; было несколько случаев расстрела громил на месте преступления. В Замоскворечье расстреляны четыре грабителя.

------

Иван Бунин
Москва, Поварская, 26
Слухов — сотни. «Каледин диктатор, идет в Москву» и т.д., «Труд» (газетка Минора) врала, что в Петербурге все (о, ужас, какой удар, всего потрясло) кончено — большевики разбиты. Вчера уже нельзя было выходить — стрельба. Близко Александровское юнкерское училище. О сегодня я уже писал. С фронта никого, хотя поминутно слух — «Москва окружена (опять!) правительственными войсками» и т.д. Ясно, дело плохо, иначе давно бы пришли. Сейчас Вере сказали слух: «Железнодорожники согласились пропустить войска с фронта, если будет социалистический кабинет». У нас в вестибюле дежурство, двери на запоре, все жильцы и «дамы» целый день галдят, врут, женщины особенно. Много евреев, противных. Изнурился от безделья, ожиданья, что все кончится вот-вот, ожидания громил, — того, что убьют, ограбят. Хлеба дают четверть фунта. А что на фронте? Что немцы? Боже, небывалое в мире зрелище — Россия!
-------

Анатолий Мариенгоф
Пенза, Казанская улица
В зале первого класса, который уже ничем не отличался от зала третьего класса, ко мне подошел немолодой солдат, похожий на Федора Михайловича Достоевского. Левый пустой рукав был у него засунут в карман шинели.

Солдат властно распорядился:

— Эй, гражданин офицер, содерите-ка свои погончики!
К этим «погончикам» я никогда не испытывал особой привязанности, но тут уж больно пришлась не по нутру солдатская властность.

— Что-то не хочется, — сказал я с наигранным спокойствием. — Нет. Не «содеру», дорогой товарищ.

В зале, переполненном солдатами — однорукими, одноногими, ненавидевшими золотопогонников, — это была игра с огнем над ямой с порохом.

Вот чертовщина! И перед кем играл? Сестер-то милосердия поблизости не было.

Вероятно, закусив удила, подобно моему норовистому Каторжнику, я встал на дыбы только из чувства противоречия. Проклятое! До гробовой доски оно будет мне осложнять жизнь, портить ее, а порой ломать и коверкать.

— Э-э!… — И солдат, похожий на Достоевского, посмотрел на меня с каким-то мудрым мужицким презрением.

— Что «э-э-э»? — позвякивая шпорой, спросил я.

Вместо ответа солдат презрительно махнул своей единственной рукой и отошел в сторону, даже не удостоив меня матерным словом.

Этого, признаться, я ожидал меньше всего. Стало стыдно.

«Интеллигентишка паршивый!» — выругался я мысленно.

И как только солдат затерялся в толпе, я со злостью содрал с бекеши свои земгусарские погоны.

-------

Уинстон Черчилль
Лондон
Мы должны стремиться к получению и сохранению контроля в этой войне, к чему нас обязывает наша сила. Используя ее, мы должны поддержать наших союзников, не давая им возможность потерять уверенность в собственных силах. Мы должны быть осторожны, чтобы не рассеивать свои силы и не опуститься до среднего уровня измученных народов.
Лучше использовать эту силу согласно нашим замыслам, а не слабо рассеивая ее. Решительно расходуя нашу силу для общего дела, мы не должны уклоняться от нашей роли надсмотрщика.
Я выступаю против заключения каких-либо соглашений в отношении боеприпасов и сырья, которые будут аналогичны соглашениям о еде. Напротив, я бы продолжил совершать специальный распределения, когда в них возникает чрезвычайная нужда, требуя взамен другие услуги или одолжения. В любом случае, в 1918 году должна существовать сильная власть, которая сможет без страха смотреть в лицо Германии. Становясь обычными в этих вопросах, связывая себя с какой-то системой, где все существуют на равных правах, и, таким образом, лишая себя возможности давать другим, когда на то возникает необходимость, может быть логичным и даже справедливым, но это не способ победить в этой войне.

-------

The New York Times

Российское посольство в Вашингтоне дало отповедь Ленину


Посол России Борис Бахметьев не признает власти большевистской организации, свергнувшей правительство Керенского. Об этом говорится в официальном заявлении дипмиссии, выпущенном сегодня.
«В настоящих обстоятельствах посольство России не может предоставить авторитетной и полной информации относительно событий, происходящих в России, и поэтому воздерживается от выражения каких-либо оценок, — говорится в заявлении дипмиссии. — Тем не менее, все нижеследующее является точным и неоспоримым. Петроградские события являются восстанием против национального правительства. Большевики не являются представителями мнения всей России. Если они преуспеют в удержании власти и сформируют большевистское правительство, такое правительство не будет представлять интересы нации. Следовательно, посольство России в Вашингтоне откажется признавать его. Любой успех большевиков — это величайшая опасность не только для свободы России, но и для политики, проводимой Союзниками, поскольку такой успех приведет к дезорганизации и деморализации на фронте. Восстание большевиков стоит рассматривать как помеху на пути величайшего процесса изменения страны, через который сейчас проходит весь российский народ. Мы выражаем надежду, что российские дипломаты, представляющие страну во всех странах Антанты, займут аналогичную позицию, что и посол Бахметьев».

Дипломаты стран Антанты, работающие в Вашингтоне, похоже, тоже откажутся признавать правительство Ленина.

Госсекретарь Лансинг заявил, что его ведомство пока еще не получало официального сообщения о смене правительства в России. Он дал понять, что Соединенные Штаты не будут торопиться с признанием этого правительства, однако какую конкретно позицию займет Америка — госсекретарь Лансинг уточнять отказался.

------

Рабочая газета
Петроград
Вчера Комитет спасения революции делегировал навстречу Керенскому особую делегацию в составе тов. Гоца, Зензинова и др. На вокзале делегация была задержана и подвергнута аресту. После того как делегацию арестовали, по выяснении личности делегатов, все делегаты были отпущены, за исключением товарища Гоца. Тов. Гоц был препровожден сначала в штаб округа, где подвергся допросу прапорщика Крыленко.

Во время допроса прапорщик Крыленко чувствовал себя очень смущенно и заявлял, что, конечно, сегодня он сидит на этой стороне стола, а завтра, быть может, роли переменятся.
Допрос, конечно, велся соответствующим образом, как и полагается «истинным революционерам», а затем тов. Гоца доставили в Смольный институт.

Надо отметить, что во время ареста тов. Гоцу угрожали убийством и пытались нанести ему побои, и это делали «революционеры», несмотря на то, что тов. Гоц является старым испытанным борцом революции, вынесшим долгие годы каторги, тюрьмы и ссылки.

По прибытии в Смольный институт тов. Гоцу удалось благополучно скрыться.

-------

Джон Рид
Петроград, телефонная станция
В 7 часов утра во Владимирское юнкерское училище явился отряд солдат, матросов и красногвардейцев. Он потребовал от юнкеров сдачи оружия в двадцать минут. Юнкера ответили отказом. Через час, подготовившись, они попытались выступить, но были отбиты сильным огнём с угла Гребецкой и Большого проспекта. Советские войска окружили училище и начали обстрел, вдоль здания взад и вперед двигались два бронированных автомобиля, ведя огонь из пулемётов. Юнкера по телефону просили помощи. Казаки ответили, что не решаются выступить, так как перед их казармой расположился сильный матросский отряд с двумя орудиями. Павловское училище было окружено. Большинство юнкеров-михайловцев сражалось на улицах…
В половине двенадцатого прибыли три полевых орудия. Юнкерам снова предложили сдаться, но вместо ответа они открыли стрельбу и убили двух советских делегатов, шедших под белым флагом.
Тогда началась настоящая бомбардировка. В стенах училища были пробиты огромные бреши. Юнкера отчаянно защищались; шумные волны красногвардейцев, шедших в атаку, разбивались ожесточённым огнём… Керенский по телефону отдал из Царского приказ — не вступать ни в какие переговоры с Военно-революционным комитетом.

Советские силы, доведённые до бешенства неудачами и потерями, заливали разбитое здание морем стали и огня. Сами их предводители не могли остановить ужасной бомбардировки. Комиссар Смольного, по фамилии Кириллов, попытался сделать это, но ему пригрозили самосудом. Красногвардейцев ничто не могло остановить.

В половине третьего юнкера подняли белый флаг: они готовы сдаться, если им гарантируют безопасность. Обещание было дано. Тысячи солдат и красногвардейцев с криком и шумом ворвались во все окна, двери и бреши в стенах. Прежде чем удалось остановить их, пять юнкеров были заколоты насмерть. Остальных, около двухсот, под конвоем отправили в Петропавловскую крепость группами по нескольку человек, чтобы не привлекать внимания толпы. Однако по дороге толпа набросилась на одну из таких групп и растерзала ещё восемь юнкеров… В бою пало свыше ста солдат и красногвардейцев…

Через два часа в думу было сообщено по телефону, что победители двинулись к Инженерному замку. Дума немедленно послала двенадцать своих членов для распространения среди них последнего воззвания Комитета спасения. Некоторые из посланных не вернулись назад… Все другие училища сдались без сопротивления, и юнкера без всяких осложнений были в полной безопасности доставлены в Петропавловскую крепость и в Кронштадт…

Телефонная станция держалась до самого вечера, когда появился большевистский броневик, и матросы пошли на приступ.
Перепуганные телефонистки с криком бегали по зданию. Юнкера срывали с себя все знаки различия, а один из них, решивший скрыться, предлагал Вильямсу за его пальто всё, что он захочет… «Они нас перебьют! Они нас перебьют!» — кричали юнкера, ибо многие из них ещё в Зимнем дворце обещали не подымать оружия против народа. Вильямс предложил им своё посредничество, если они выпустят Антонова. Это было немедленно исполнено. Антонов и Вильямс обратились с речью к победителям-морякам, озлобленным большими потерями, и юнкера снова были отпущены на свободу… Но некоторые из них, перепугавшись, пытались бежать по крыше или спрятаться на чердаке. Их переловили и выбросили на улицу.

-------

Владимир Ленин
Петроград
На политическом положении долго останавливаться не приходится. Политический вопрос теперь вплотную подходит к военному. Слишком ясно, что Керенский привлек корниловцев, кроме них ему опереться не на кого. В Москве они взяли Кремль, а окраины, где живут рабочие и вообще беднейшее население, не в их власти. На фронте за Керенским нет никого. Даже колеблющиеся элементы, как, например, члены железнодорожного союза, высказываются за декрет о мире и о земле. Громадное большинство крестьян, солдат и рабочих стоит за политику мира.
Это не политика большевиков, вообще не политика «партийная», а политика рабочих, солдат и крестьян, т. е. большинства народа. Мы не проводим программы большевиков, и в земельном вопросе наша программа взята целиком из крестьянских наказов.
Не наша вина, что эсеры и меньшевики ушли. Им предлагали разделить власть, но они хотят подождать, пока кончится борьба с Керенским. К участию в правительстве мы приглашали всех. Левые эсеры заявили, что они хотят поддерживать политику Советского правительства. О несогласии с программой нового правительства они не решались даже заявить.
В провинции верят газетам, вроде «Дело Народа». Здесь все знают, что эсеры и меньшевики ушли, потому что остались в меньшинстве. Петроградский гарнизон это знает. Он знает, что мы хотели советского коалиционного правительства. Мы из Совета не исключали никого. Если они не хотели совместной работы, тем хуже для них. За меньшевиками и эсерами солдатские и крестьянские массы не пойдут. Я не сомневаюсь, что на любом рабочем и солдатском собрании девять десятых выскажется за нас.
Попытка Керенского — это такая же жалкая авантюра, как попытка Корнилова. Но момент теперь трудный. Необходимы энергичные меры к упорядочению продовольствия, к прекращению бедствий на войне. Мы не можем ждать и не можем ни одного дня терпеть восстания Керенского. Если корниловцы организуют новое наступление, им будет отвечено так, как сегодня ответили на восстание юнкеров. Пусть юнкера пеняют на себя. Мы взяли власть почти без кровопролития. Если были жертвы, то только с нашей стороны. Весь народ именно той политики желал, которую ведет новое правительство. Оно взяло ее не у большевиков, а у солдат на фронте, у крестьян в деревне и у рабочих в городах.
Декрет о рабочем контроле должен появиться на днях. Повторяю: политическое положение свелось теперь к военному. Мы не можем потерпеть победы Керенского: тогда не будет ни мира, ни земли, ни свободы. Я не сомневаюсь, что петроградские солдаты и рабочие, только что завершившие победоносное восстание, сумеют подавить корниловцев. У нас были недостатки. Этого отрицать нечего. Из-за этого мы кое-что потеряли. Но эти недостатки можно устранить. Не теряя ни одного часа, ни одной минуты, нужно организоваться самим, организовать штаб, это необходимо сделать сегодня же. Сорганизовавшись, мы сумеем обеспечить себе победу в несколько дней, а может быть, и скорее. Правительство, созданное волею рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, не потерпит издевательства над собой корниловцев. Задача политики и военная задача: организация штаба, сосредоточение материальных сил, обеспечение солдат всем необходимым; это надо делать не теряя ни одного часа, ни одной минуты, чтобы дальше шло все так же победоносно, как до сих пор.
serg_ya
11 ноября

Совет Народных Комиссаров

Петроград, Смольный
Рабочим временем или числом рабочих часов в сутки считается то время, в течение которого, согласно договору найма, рабочий обязан находиться в промышленном предприятии в распоряжении заведующего оным для исполнения работ.
Рабочее время, определяемое правилами внутреннего распорядка предприятий, не должно превышать 8 рабочих часов в сутки и 48 часов в неделю, включая сюда и время, употребляемое на чистку машин и на приведение в порядок рабочего помещения.

В канун Рождества Христова (24 Декабря) и праздника Св. Троицы работа оканчивается в 12 час. дня.

Не более как через 6 часов от начала работ должен быть устанавливаем свободный перерыв в работе для отдыха и для принятия пищи. Перерыв сей не должен быть короче 1 часа.

Общая продолжительность всех перерывов в течение суток не должна превышать двух часов.

Ночным временем считается время от 9 часов вечера до 5 час. утра.

В ночное время воспрещается пользоваться трудом рабочих женского и мужского пола в возрасте до 16 лет.

При найме несовершеннолетних лиц (не достигших 18 лет) кроме изложенных выше применяются следующие правила: а) малолетние, не достигшие 14 лет, к работе по найму не допускаются, б) рабочее время не достигших 18 лет не может быть продолжительнее 6 час. в сутки.

В расписание праздников, в кои не полагается работать… включаются обязательно все воскресные и следующие праздничные дни: 1 Января, 6 Января, 27 Февраля, 25 Марта, 1 Мая, 15 Августа, 14 Сентября, 25 и 26 Декабря, пятница и суббота Страстной недели, понедельник и вторник Пасхальной недели, День Вознесения Господня и второй день праздника Сошествия Св. Духа.

Примечание 1. Для нехристиан допускается внесение в расписание других праздников, взамен воскресных, сообразно закону их веры.

Примечание 2. По желанию большинства рабочих предприятия или хозяйства или какого-либо его отделения праздничные дни 1 и 6 Января, 15 Августа, 14 Сентября, 26 Декабря, суббота Страстной недели и понедельник Пасхальной недели могут быть заменяемы другими свободными днями.

При односменной дневной работе наименьшая продолжительность воскресного и праздничного отдыха, предоставляемого каждому рабочему, определяется в 42 часа. При двухсменной работе — двумя комплектами рабочих и при трехсменной работе — тремя комплектами рабочих, наименьшая продолжительность воскресного и праздничного отдыха для каждого рабочего определяется по соглашению с рабочими организациями.

Все лица женского пола и лица мужского пола, не достигшие 18 лет, к сверхурочным работам не допускаются.

Рабочими мужского пола старше 18 лет сверхурочные работы могут быть производимы с разрешения рабочих организаций лишь в следующих случаях:

а) когда сверхурочные работы вызываются необходимостью закончить своевременно начатую работу, которая вследствие непредвиденной и случайной задержки по механическим условиям производства не могла быть окончена в нормальное… рабочее время, и когда прекращение этой работы в урочное время грозило бы опасностью или порчею материалов и механизмов… б) при производстве работ, необходимых для предотвращения опасности, грозящей жизни людей или имуществу, а также для отвращения случайных обстоятельств, нарушивших технические условия, наличность которых необходима для правильности водоснабжения, освещения, канализации или срочных общественных сообщений; в) при работах по необходимому ремонту в случае внезапной порчи котлов, двигателей и приводов, и вообще, непредвиденных расстройств в механизмах, приборах или сооружениях (зданиях, плотинах, буровых скважинах и пр.), вызывающих прекращение работ всего заведения или какого-либо его отделения; г) при производстве временных работ в каком-либо отделе заведения в тех случаях, когда вследствие пожара поломок или непредвиденных обстоятельств, работа того или иного отделения была на некоторое время прекращена или совсем приостановлена и когда работы эти необходимы для сообщения полного хода другим отделам заведения.

На ближайшее время, впредь до окончания военных действий, в предприятиях, работающих на оборону, постановления, ограничивающие продолжительность сверхурочных работ, могут не применяться по соглашению с рабочими и рабочими организациями.
Настоящий закон ввести в действие по телеграфу.
Настоящий закон распространить на все предприятия и хозяйства, независимо от их размера и от того, кому они принадлежат, и на всех лиц, занятых работой по найму.
Виновные в нарушении настоящего закона караются по суду лишением свободы до одного года.


Источник: Собрание узаконений и распоряжений правительства за 1917—1918 гг., Москва, 1942.
serg_ya
12.11.1917

Петр Пальчинский

Петроград, Петропавловская крепость
Должен сказать, что после собачьей жизни последних 8 месяцев я отдыхаю и даже доволен, что никого нет около. Кормят в офицерской столовой за плату, дают 25 полтин в день и разрешают в крайнем случае воспользоваться телефоном, каждый день заходит врач и справляется о самочувствии, являются журналисты, свои и американские. Дали общую прогулку. Водили в баню.
-------

Новая жизнь

Военно-революционным комитетом перехвачены телеграммы, которыми обменялись Керенский и один видный лидер правых эсеров. Керенский запрашивал, нужно ли вернуть Верховского, на что получил ответ, что это, безусловно, необходимо. Далее перехвачены телеграммы Керенского в некоторые юнкерские училища и казакам с приказанием выступать и занять определенные пункты и места в городе, причем даны подробные и точные указания, какая часть куда выступает и сообщены пароли казакам.

Перехвачена также телеграмма Каледина казачьим генералам, в которой им рекомендуется перейти на сторону Керенского и действовать его именем и в конце добавлено: а потом мы эту сволочь (т. е. Керенского) уберем.

-------

Военно-революционный комитет
Петроград, Смольный
Солдаты Петроградского гарнизона!

Борьба за свободу подошла к критическому моменту. Состоялось собрание Петроградского гарнизона, посвященное вопросу об обороне Петрограда и революции от натиска контрреволюционных сил.

Представители дали краткий отчет о настроении своих частей… Все солдаты и матросы сознают, что от исхода начавшейся борьбы зависит судьба революции и народа. Все готовы бороться до конца…
Дело народа в руках вооруженного народа. Впереди борьба, а за борьбой — победа.

Солдаты Петрограда — вперед!

-------

Константин Паустовский
Москва, Тверской б-р, 28
Во двор, освещенный пожаром с такой силой, что была видна каждая соринка на камнях, через выбитое окно первого этажа каким-то чудом пролез с Тверского бульвара человек в подпоясанном солдатским кушаком сером пиджаке, с маузером на боку, в очках и с русой бородкой. Он был похож на Добролюбова.

— Спокойно! — крикнул он. — Жильцы — ко мне! Мы договорились с юнкерами. Сейчас и мы, и они прекратим огонь, чтобы вывести из этого дома детей и женщин. Только детей и женщин! Мужчин выпускать не будут. Ваше положение аховое, — дом с часу на час загорится. Поэтому мужчины, по-моему, могут тоже рискнуть.
Но, конечно, только после того как выйдут дети и женщины. Выходить через Тверской бульвар на Бронную. Идти поодиночке. Соберитесь в подворотне.

Человек этот так же быстро исчез, как и появился. Все собрались в подворотне. Огонь затих, и первой засеменила через бульвар наша старая нянька с двумя девочками. За ней перебежали остальные женщины.

-------

Сергей Эфрон
Москва, Знаменка, Александровское военное училище
С каждым часом становится труднее. Все на ногах почти бессменно. Не успеваешь приехать после какого-либо дела, наскоро поесть, как снова раздается команда:
— Становись!
Нас бросают то к Москве-реке, то на Пречистенку, то к Никитской, то к Театральной, и так без конца. В ушах звенит от постоянных выстрелов (на улицах выстрелы куда оглушительнее, чем в поле).
Большевики ловко просачиваются в крепко занятые нами районы. Сегодня сняли двух солдат, стрелявших с крыши Офицерского О-ва, а оно находится в центре нашего расположения.
Продвигаться вперед без артиллерии нет возможности. Пришлось бы штурмовать дом за домом.
Прекрасно скрытые за стенами, большевики обсыпают нас из окон свинцом, гранатами. Время упущено. В первый день, поведи мы решительно наступление, Москва бы осталась за нами. А наша артиллерия… Две пушки на Арбатской площади, направленные в сторону Страстной и выпускающие по десяти снарядов в день.

Большевики начали обстрел из пушек. Сначала снаряды рвались лишь на Арбатской площади и по бульварам, потом, очень вскоре, и по всему нашему району. Обстреливают и Кремль. Сердце сжимается смотреть, как над Кремлем разрываются шрапнели.
Стреляют со Страстной площади, с Кудрина и откуда-то из-за Москвы-реки — тяжелыми (6-дюймовыми).
Александровское училище, окруженное со всех сторон небоскребами, для гранат недосягаемо. Зато шрапнели непрерывно разрываются над крышей и над окнами верхнего этажа, в котором расположены наши роты. Большая часть стекол перебита.

-------

Джордж Бьюкенен
Петроград, Дворцовая набережная д. 4, Британское посольство
Телефонная станция была вчера снова отбита соединенными силами солдат, матросов и рабочих, но не без жертв с обеих сторон. Затем отряды войск с полевыми орудиями окружили некоторые военные училища и потребовали от них безусловной сдачи. При осаде одного из них, где было оказано серьезное сопротивление, как говорят, число жертв превысило двести человек, и несколько кадет было выброшено из окон верхних этажей. Около десяти часов вечера большевики снова завладели всем городом.
-------

Владимир Палей
Царское Село, Пашковский переулок 2
Пишу эти строки под страшный орудийный огонь и под звон колоколов! Гражданская война в самом разгаре. Большевики и войска Керенского дерутся между Александровской станицей, Кузьмином и Пулковым! Стрельба отчаянная. Говорят, много убитых и раненых. Снаряды попали кое-где и на улицах Царского. Господи, спаси и помилуй нас!
--------

Сергей Каблуков

Войска Керенского приближаются к столице. Восставшие объявили Петроград на осадном положении. Рабочие с оружием и части гарнизона ушли в предместья, где роют окопы.

На улицах спокойнее, чем вчера. Вода, свет есть. Телефоны частных лиц не соединяются. Погромов нет. Газеты вышли — толь­ко ихние. Да продается секретно с.р. «Воля Народа».

-------

Павел Дыбенко
Царское Село
В 9 часов войска Керенского возобновили обстрел Пулкова. После артиллерийской подготовки казаки перешли в наступление, пытаясь в конном строю атаковать защитников Пулкова. Первая атака казаков была отражена ружейным и пулеметным огнем. На месте боя осталось несколько убитых и раненых казаков.
Через час казаки при поддержке незначительной части пехоты и артиллерийского огня батарей и бронепоезда перешли вторично в наступление. Бой продолжался около часа. Вторая атака разбилась о стойкость моряков. Казаки на сей раз понесли более значительные потери. Моряки, ободренные первыми успехами, бросились преследовать отступающих и одновременно атаковали бронепоезд, стараясь отрезать его.

Отступающие войска Керенского не оказали никакого сопротивления и поспешно отошли по направлению Гатчины. Мы заняли Царское.

-------

Борис Савинков
Гатчина
Утром генерал Краснов приказал своим 600 казакам перейти в наступление. Штаб его был перенесен из Царского Села в деревню Александровку.

Под Пулковом Троцкий собрал большие силы. Я не знаю, сколько в точности было большевиков, но во всяком случае их число во много раз превосходило число сражавшихся казаков. Артиллерии у Троцкого было немного, но огонь его орудий был меток, и Александровка обстреливалась без перерыва шрапнелью и трехдюймовыми снарядами. Очень скоро наступление генерала Краснова остановилось, и большевики начали свои контратаки. Наши орудия стреляли не умолкая. Это не было, конечно, большое сражение, но оно было кровопролитным и чрезвычайно упорным. Я не могу не отметить, что еще до начала его Керенский из Гатчины телеграфировал в Петроград, что на следующий день он с казаками войдет в столицу. Не знаю, многие ли разделяли эту его уверенность.
Около трех часов дня генерал Краснов попросил меня съездить в Гатчину, к Керенскому, просить подкреплений. Керенский мне сказал, что части 33-й и 3-й Финляндских стрелковых дивизий двигаются с фронта на помощь генералу Краснову. С этим известием я и вернулся к вечеру в штаб, но в Александровке застал совсем другую картину, чем утром. Артиллерийский огонь большевиков стал гораздо сильнее. Стреляли уже шестидюймовые гаубицы. Царскосельский парк обстреливался частым огнем. Чтобы попасть в Александровку, надо было проехать через огонь заграждения. Потери казаков были очень значительны. В самой Александровке свистели ружейные пули. Где-то очень близко стучал неприятельский пулемет. Но генерал Краснов не отступил еще ни на шаг, и я нашел его в той же избе, в которой оставил. И только когда стемнело и выстрелы стали реже, он написал на клочке бумаги несколько слов и передал мне. Я прочел: «У нас нет больше ни снарядов, ни ружейных патронов. Что делать?» Я ответил карандашом: «Отступать к Гатчине и ждать обещанных подкреплений». Генерал Краснов мне сказал: «Я тоже думаю так».

--------

Альфред Нокс
Петроград
20 тыс. большевиков небезуспешно стали уговаривать 600 ка­заков, что тем на самом деле не за что воевать. Обе партии были едины в своей неприязни и недоверии к Керенскому.
Прибытие в Петроград лояльных прежнему правительству войск ожидалось в воскресенье, 11 ноября, и для того чтобы помочь им войти в город, Комитет общественного спасения организовал так называемое восстание юнкеров. Вечером в субботу эти юноши за­хватили гараж, а рано утром в воскресенье, практически не встретив сопротивления, заняли Центральную телефонную станцию и Инже­нерный замок. Примерно к восьми утра юнкера Владимирского во­енного училища сумели опрокинуть караул, который поставили воз­ле него большевики. Училище снова отвоевали в три часа дня после артиллерийского обстрела, многих юнкеров убили. Восстание было плохо подготовлено, и в нем принимала участие лишь горстка из тысяч находившихся в городе офицеров. Лишь немногие из них при­соединились к оборонявшим телефонную станцию, но этого было недостаточно. В то время как шли бои, я встретил на соседней ули­це знакомого офицера, прогуливавшегося под ручку со своей дамой. Я выразил удивление, что его совсем не интересует то, что рядом идут бои, а он ответил мне, что ему нет до этого дела! К ночи вос­кресенья город снова был полностью под контролем большевиков. Тот день войска Краснова отдыхали. Савинков встречался с Ке­ренским и убедил его впредь отказаться от речей.

-------

Александра Коллонтай
Петроград, Пески, съемная квартира Коллонтай
Рано-раненько звонок в квартире. Звонок настойчивый. Открыли. Мужичок: тулупчик, лапти, борода.

— Здесь, что ли, комиссар от народа Коллонтай? Должен его видеть. Тут ему и записочка есть от ихнего главного большевика, от Ленина.

Смотрю: действительно на клочке бумажки рукой Владимира Ильича: «Выдайте ему, сколько там причитается, за лошадь из сумм Госпризрения».

«За лошадь? При чем тут лошадь?»
Мужик, не торопясь, все рассказал. Еще при царе, перед самым февралем, у него на военные нужды реквизировали лошадь. Обещали заплатить за лошадь «по-божески». Но время шло, а ни о каких вознаграждениях ни слуху ни духу. Тогда мужичок направился в Питер, два месяца обивал пороги всех учреждений Временного правительства. Никакого толка. Посылали туда, сюда, из одного учреждения в другое. Прожился мужичок, все терпение порастряс. А тут вдруг услышал: есть народ такой — большевики, они все рабочим и крестьянам вернут, что у них цари да помещики забрали и что за время войны у народа потянули. Надо только записочку получить от главного большевика, от Ленина. Вот и нашел мужичок Владимира Ильича в Смольном. Поднял его ни свет ни заря и добился записочки, которую мужичок мне показал, но не отдал.

— Как деньги получу, так отдам. А пока пущай у меня будет. Все вернее.

Что же делать с этим мужичком и его лошадью? Ведь министерство-то еще в руках чиновников Временного правительства.

------

Василий Маклаков
Париж, Франция
Шарже д’афер Севастопуло посоветовал мне запросить Министерство иностранных дел, не удобней ли отложить вручение официально грамот до выяснения положения. Я поручил ему самому поговорить с Барту; он принес ответ, что Барту совершенно с этим согласен. Потом мне говорили, будто Севастопуло меня разыграл и передал от моего имени Барту просьбу об отложении, а не вопрос; для того, чтобы ему дольше оставаться шарже д’афер. Я не могу поручиться, где правда; но мне самому казалось ненормальным вручение грамот от имени правительства, сидящего в тюрьме.
-------

Николай Бухарин
Москва, Трехпрудный переулок, 9
Ожесточенная политическая борьба разгорелась и будет разгораться все сильнее с каждым днем. Политические партии, защищающие дело буржуазии, изо всех сил стараются перетянуть на свою сторону хотя бы часть солдат и рабочих. На этом они строят все свои надежды. Ибо дела буржуазии теперь обстоят плохо.
Ее правительство низвергнуто, ее защитники — старый состав Центр. исп. комитета Советов (меньшевики и эсеры) Всероссийским съездом смещены с постов, лакейский «Совет республики» по «приглашению» революционных матросов и солдат вынужден разойтись по домам. Победа народного восстания связала буржуазию по рукам и ногам.

-------

Федор Раскольников
Пулково
Положение на фронте — без перемен. Красновские казаки продолжали занимать Царское, но наши по-прежнему удерживали за собой Пулково. Прибытие отряда с орудиями сильно подняло настроение товарищей из райкома.

Я и Семен Рошаль на старом грузовике двинулись в Пулково. Незадолго до наступления сумерек нам встретился Волынский полк, самовольно ушедший с позиций. Он шел вразброд, длинной лентой растянувшись по краю шоссе. «В Февральскую революцию был первым, а сейчас последний», — невольно мелькнуло у меня в голове. Семен не имел определенного назначения, а поэтому немедленно слез с грузовика и стал призывать солдат к возвращению на позиции.

-------

Разумник Иванов-Разумник
Царское Село, Колпинская ул., д. 20
Какой путь впереди? Путь единственный. Не умывать рук, не предавать на гибель течение подлинно революционного социализма, не отходить в сторону, боясь грязи и сора. Но войти в самое русло потока, не поступаясь своим лицом, своими идеалами, своею верой. Газеты разгромлены — бороться за открытие газет. Политические враги брошены в тюрьмы — требовать следствия и суда. Надо выпрямлять — и не вправо, а вверх! — ту линию революционного действа, которую «большевизм» может искривить в своем упоении победой.
-------

Владимир Ленин
Петроград
Всем. Всем.
Всероссийский съезд Советов выделил новое Советское правительство. Правительство Керенского низвергнуто и арестовано. Керенский сбежал. Все учреждения в руках Советского правительства.
29-го октября началось восстание юнкеров, освобожденных на честное слово 25 октября. Восстание в тот же день подавлено. Керенский и Савинков с юнкерами и частью казаков пробрались обманным путем до Царского Села. Советское правительство мобилизовало силы для подавления нового корниловского похода на Петроград. Вызван флот к столице с броненосцем «Республика» во главе. Юнкера и казаки Керенского колеблются. К нам прибывают пленные из лагеря Керенского с заверением в том, что казаки обмануты, и, если поймут, в чем дело, не будут стрелять. Советское правительство принимает все меры к тому, чтобы предупредить кровопролитие. Если избегнуть кровопролития не удастся, если отряды Керенского все же начнут стрелять, Советское правительство не остановится перед беспощадными мерами подавления нового керенско-корниловского похода.
Сообщаем для сведения, что съездом Советов, который разъехался уже, приняты два важных декрета: 1) о немедленном переходе всех помещичьих земель в руки крестьянских комитетов и 2) о предложении демократического мира.

-------

Владимир Винниченко
Киев
Большевистские военные части, разъяренные провокацией разных Киринеко, кинулись в бой с превосходящими их в количестве правительственными войсками.

Начался настоящий бой на улицах Киева. В дело были пущены пулеметы, пушки, ружья. Большевистских сил было мало. Чехословаки и юнкера, опора штаба, уже начали побеждать. Но тут вмешались войска Центральной рады и решили все дело. Юнкера начали бежать. Чехословаки запротестовали против своего начальства, которое вело их в бой против народа, и штаб был вынужден просить мир.
serg_ya
13.11.1917

Джордж Бьюкенен

Петроград, Дворцовая набережная д. 4, Британское посольство
Большевики снова заняли Царское и теперь уверены в победе. В Петрограде их поддерживают корабли, которые они привели из Кронштадта и один из которых бросил якорь как раз против посольства. Если бы казаки попытались теперь вступить в город, то последний, вероятно, был бы подвергнут бомбардировке. Мы до такой степени отрезаны от внешнего мира, что знаем очень мало о том, что происходит в провинции; но в Москве, где в течение последних нескольких дней происходило настоящее сражение, большевики одержали верх. Число убитых, как говорят, достигает нескольких тысяч, и город, как кажется, был отдан на разграбление пьяной черни, завладевшей винными складами.

Никто из посольства или колонии покамест не пострадал, но мы все еще переживаем очень тревожное время.
Вчера из двух источников до нас дошли слухи, что на посольство ночью будет произведено нападение. Кроме польской охраны у нас в доме оставалось на ночь шесть британских офицеров, и Нокс, исполняющий обязанности главнокомандующего, является в эти тревожные дни несокрушимым оплотом. Хотя большевики, которые хотят сохранить хорошие отношения с союзниками, едва ли могут одобрять такое нападение, однако всегда можно опасаться того, что германские агенты подстрекнут красную гвардию к набегу на посольство, чтобы вызвать трения между Великобританией и Россией. Несмотря на меры, принятые для поддержания порядка, жизнь в настоящее время не находится в полной безопасности, и сегодня утром перед нашими окнами один русский унтер-офицер был застрелен за отказ отдать свою шашку нескольким вооруженным рабочим.

-------

Альфред Нокс
Петроград
В полдень состоялся военный совет, на котором большин­ством голосов победила точка зрения Станкевича о том, что не­обходимо начать переговоры с большевиками. Савинков осудил это решение как преступление против страны и в тот же вечер по­кинул Гатчину, чтобы попытаться найти помощь в XVII армейском корпусе, развернутом в то время в районе Невеля. Вскоре он по­нял, что неприбытие пехоты было вызвано противоречивыми приказами и, возможно, предательством командующего Северным фрон­том генерала Черемисова.
-------

Александр Керенский
Царское Село
Утром я созвал военный совет с участием генерала Краснова, начальника его штаба полковника Попова, помощника командующего войсками Петроградского военного округа капитана Кузмина, Савинкова, Станкевича и еще одного штабного офицера. Было решено отправить Станкевича в Петроград, чтобы проинформировать Комитет спасения Родины и революции о поставленных мною условиях переговоров.
-------

Борис Савинков
Гатчина
Я не мог примириться с этим позором. После окончания военного совета я остался с Керенским с глазу на глаз. Я сказал ему, что, вступая в переговоры с большевиками, он принимает на себя ответственность неизмеримую. Я просил его подождать хоть несколько часов, пока придут подкрепления, и предложил ему съездить на автомобиле за ними…
-------

Кира Аллендорф
Москва
Наконец-то я собралась писать дневник. Даже стыдно, что за все время нашего пребывания на даче, я только один раз писала дневник. Я бы и теперь, наверное, не собралась писать, но теперь такие события происходят, что нельзя не писать.

Начну все по порядку. Почти с тех пор, как царь отрекся, начались беспорядки. Вообще, в России была «онархия». Все уже поговаривали, что все это кончится резней и междоусобицей. Так это и случилось…
В пятницу в гимназии уже говорили про забастовку, и пришло очень мало учеников. В субботу трамваи не ходили. Я пошла в гимназию, но там швейцар мне сказал, что мы не учимся. Папа все-таки пошел на службу. Вечером началась стрельба между правительственными войсками и большевиками. Стреляли из винтовок. Мы как раз живем около штаба, а большевики атакуют его.

В воскресенье папа не пошел на службу, т. к. по Остоженке уже никого не пускали, и слышалась все время стрельба. Один офицер стоял как раз напротив нашего дома, он охранял улицу, и мы видали, как он стрелял. Говорят, что большевики уже заняли Остоженку до поворота.

На нашей лестнице порешили, что каждый мужчина должен дежурить у парадной двери и, если что-нибудь подозрительно, то звать помощь. Папа тоже так дежурит.

В воскресенье вечером пришла швейцариха и сказала, чтобы в комнатах, которые выходят на улицу и переулок, мы не зажигали свет, и потому мы обедали в передней.

В понедельник все время слышалась стрельба. Ранило двух юнкеров. Перед нашими окнами начали строить баррикаду, теперь ее тоже все еще строят. Наверное, здесь будет бой, это и интересно, и немного страшно.

Теперь о выходе на улицу и думать нечего: парадную дверь забили, а через дворовые ворота также не пропускают, т. к. там начинается баррикада.

Наш дом, наверное, будут отстаивать от большевиков. Раньше было неприятно слышать выстрелы, но теперь я привыкла и не обращаю никакого внимания. Все эти дни стреляли ружьями и пулеметами, а с сегодняшнего дня начали стрелять снарядами. Мы уже несколько раз видели, как они разрывались в воздухе. Один раз пуля чуть-чуть не влетела в детскую, она ударилась об стену, которая находится около окна, и вся штукатурка обсыпалась.

Только сейчас Аннушка (она уже давно приехала из отпуска) принесла нам гильзы от пуль.

Больше об этих событиях мне нечего писать.

Я и Шура учимся хорошо. Мы приехали с дачи 29 августа. С провизией в Москве очень плохо.

Теперь во всех домах образовался домовой комитет. Аннушка теперь не ходит в очередь за хлебом, а каждый день какая-нибудь квартира дежурит и она покупает всем хлеб. Так как теперь выйти на улицу нельзя, то мы немножко голодаем. Хорошо, что у нас запас картофеля есть, а то бы совсем плохо было!


Вот я сейчас пишу, а между тем, кругом раздаются выстрелы.

------

Военно-революционный комитет
Петроград, Смольный
Банда Керенского открыла артиллерийский огонь. Наша артиллерия отвечала и заставила противника замолчать. Казаки перешли в наступление. Убийственный огонь матросов, красногвардейцев и солдат заставил казаков отхлынуть назад. Наши броневые машины врезались в ряды противника. Противник бежит. Наши войска преследуют. Дан приказ арестовать Керенского.

Царское Село взято революционными войсками.

-------

Никита Окунев
Москва
Днем стрельба была страшная. Об выходе из дома и думать нечего. В «Соц.-демократе» уже ликуют, пишут, что новая революция опрокинула трон Керенского, капиталистов и помещиков. А мы, мещанишки, не вышедшие на улицу для классовой борьбы и оберегая только свои семьи и свой скарб, все еще надеемся, что Керенский пришлет в Москву казаков, солдат с фронта и разгонит торжествующих большевиков. В. Ульянов-Ленин именем правительства объявляет, что выборы в Учредительное собрание должны быть проведены непременно в назначенный срок. Им же издан «декрет» о временном запрете выхода в свет буржуазных газет. Ходят слухи, что вызванные Временным правительством с фронта солдаты и казаки переходят на сторону большевиков, и теперь в Москве только юнкера самоотверженно защищают правительственные учреждения от захвата большевиков.
-------

Михаил Богословский
Москва
Тяжкие мысли приходят о том, к чему, к какой жизни мы вернемся после прекращения этой московской войны, когда стихнут выстрелы. Разве к порядку? Опять почти голод, может быть, и совсем голод, опять эта городская Дума с иудеем во главе, митингующая вместо того, чтобы вести городское хозяйство, опять трамваи, переполненные разнузданной солдатчиной, солдаты, торгующие табаком и калошами, воровство, грабежи и убийства, «большевики» и «меньшевики» и т. д. и т. д.
-------

Александр Замараев
Тотьма, Вологодская губерния
Носил подать в казначейство и купил рыбы и лампасею. Снегу нет. Овцы днями все еще ходят по озимям. Ходят еще и лошади. В городе действует шайка воров. Было уже много воровства. На днях украли у техника Копытова сахару, шубы и еще кое-чего. Сегодня ночью попадали на берегу у пристани и балаганы. И не один раз были и в монастыре да на Воробьеве. Этому способствуют сильно темныя ночи, глаз выколи, ничего не видно. Про дороговизнь писать не стоит. Все товары поднялись в цене в 10 или 15, а некоторый в 20 раз дороже.
-------

Николай Бухарин
Москва, Трехпрудный переулок, 9
Товарищи!
Новая революция, которая уже опрокинула трон Керенского, капиталистов и помещиков, привела к власти Совет Народных Комиссаров.
Совет Народных Комиссаров в Петербурге — это правительство рабочих, солдат и крестьянской бедноты. Это правительство всех угнетенных против всех угнетателей, против помещиков, заводчиков, биржевиков, спекулянтов, своих русских, немецких, английских, американских. Это настоящее правительство народной, рабочей революции.

В феврале-апреле на место диких помещиков стали тузы промышленности — Гучковы и Коноваловы.
В октябре в Питере власть перешла из рук денежных тузов в руки рабочих и солдат.
Первый раз в истории человечества одержана такая победа.
Последствия ее неисчислимы.
Посреди грохота мировой бойни, затеянной капиталом, к победе продвинулся революционный пролетариат, самый беспощадный враг захватов, империализма, капитала.
Это означает, что впервые целая страна порывает все соглашения с международным капиталом. Недаром уже спешат удрать из России представители капиталистических правительств.
Пусть! У революции будут развязаны руки. Вместе с ударом по международному капиталу будет дан могучий толчок международной рабочей революции.

-------

Новая жизнь
Париж, Франция
Известия из России об успехах большевиков поразили французское общество ввиду его неосведомленности о силах большевиков.

Газеты опубликовали интервью с Маклаковым и Рубановичем. Маклаков заявил, что восстание будет очень быстро подавлено. Рубанович заявил, что большевики способны к разрушению, но не к организации.
Уже два дня газеты публикуют телеграммы, в которых выражается несочувствие большевистскому движению и сообщается о коалиции меньшевиков, социалистов-революционеров, крестьян и кадетов против большевиков.


О положении Керенского ничего неизвестно.

Комментарии к событиям в России все враждебны. В них, между прочим, утверждают, что имеются доказательства, что лидеры большевиков — германские агенты.

-------

Джон Рид
Петроград
Александра Коллонтай, назначенная комиссаром социального обеспечения, была в министерстве встречена забастовкой; на работу вышло всего сорок служащих. Это сейчас же крайне тяжело отразилось на всей бедноте крупных городских центров и на лицах, содержавшихся в приютах и благотворительных учреждениях, — все они попали в безвыходное положение. Здание министерства осаждалось делегациями голодающих калек и сирот с бледными, истощенными лицами. Расстроенная до слез Коллонтай велела арестовать забастовщиков и не выпустила их, пока они не отдали ключей от учреждения и сейфа. Но когда она получила эти ключи, то выяснилось, что ее предшественница, графиня Панина, скрылась со всеми фондами. Графиня отказалась сдавать их кому бы то ни было, кроме Учредительного собрания.
-------

Товарищ

Всем!

Всем полковым, ротным и судовым комитетам.

Всероссийский съезд Советов постановил: восстановленная Керенским смертная казнь на фронте отменяется. На фронте восстанавливается полная свобода агитации. Все солдаты и офицеры-революционеры, находящиеся под арестом по политическим преступлениям, освобождаются немедленно.
Бывшие министры: Коновалов, Кишкин, Терещенко, Малянтович, Никитин и так далее арестованы Революционным комитетом. Керенский бежал. Предписывается всем армейским организациям принять меры для немедленного ареста Керенского и доставления его в Петроград. Всякое пособничество Керенскому будет караться как тяжелое государственное преступление. В Петрограде победила рабочая и солдатская революция. Министр путей сообщения арестован в числе других министров.

Всероссийский съезд Советов.

-------

Петр Кушников
Юго-Западный фронт
Вчера был получен приказ:

«Положение в Петрограде продолжает оставаться угрожающим. Необходимо соблюдать полнейшее спокойствие, не допускать никаких призывов, направленных против Временного правительства и могущих внести смуту в положение на фронте. Не допускайте же никаких выступлений отдельных безответственных лиц, а равно всяких газетных и телеграфных сведений, волнующих массу. Соответствующие директивы будут даны своевременно по получении точных, вполне проверенных сведений. Из Петрограда никаких передвижений без санкции комиссара не выполнять.

Комиссар — Сургучев»

-------

Михаил Пришвин
Петроград
Слово о том, как человек, созданный Французской революцией в 1789 году, превратился во время русской смуты, порожденной всемирной войной, опять в состояние обезьяны. Или сказание о том, как доказала Россия, что человек действительно происходит от обезьяны.

Из беседы с Иваном Васильевичем Ефимовым. Горилла поднялась на ноги.

Горилла поднялась за правду.

В трамвайной толпе яростный шел спор, яростно кто-то стоял за правду и называл Керенского вором.

— А думаете, Ленин не украдет? — слабо возразили.

— Не оправдается Ленин, и его туда же!

Потом нельзя было уловить смысла спора, это было рычание. Я протолкался к рычащему за правду и увидел гориллу…

— Насилие…

— Пикни еще и увидишь насилие.

Кто-то слабым голосом сказал:

— Товарищи, мы православные!

Горилла не утихла, но полезла куда-то еще яростней.

Мы потом об этом слышанном «Товарищи, мы православные» целый вечер беседовали с Иваном Васильевичем.

«Товарищи» — это одно сочетание, а «православные» — совершенно другое, и так странно казалось, что в этой фразе, «Товарищи, мы православные», соединилось столь разнородное, будто между теми и другими кто-то поставил знак сложения: товарищи + православные, а результат сложения — ярость гориллы.

Вот этот вопрос, почему союз трудящихся — товарищи и союз верующих вместе взятые превращают и товарища, и православного в гориллу, мы с Иваном Васильевичем и обсуждали.

Мы отбросили, с нашей точки зрения, несущественное в большевиках-солдатах, что они будто бы изменники, что они утомились и хотят мира, что они разбаловались в Петербурге и всякое другое, мы взяли только существенное, что эти солдаты простые, малограмотные крестьяне, выросшие под влиянием церкви, воспитанные на идее необходимости подавить личное начало ради чего-то высшего. В конце концов, это те униженные и оскорбленные, которым Достоевский давал утешеньице: «Терпите, Константинополь будет наш, и се буде, буде!».

Конечно, тут не в слове дело: мало кто знает из них, что такое Константинополь и на что он нам нужен, важно то — это слово создает моральное состояние, сознание какой-то общей правды, за которую в ближайшие наши годы умерли сотни тысяч людей. Так что будем называть этот город Константинополь хотя бы «Китеж, невидимый град».

Неважно то, что как кто говорит про себя, верую или не верую, ходит молиться в церковь или не ходит, важно, как живет, и неважно, что скверно живет, ну, его осудят, а все-таки в этой же плоскости миром осудят, скажут: «Искариот — изменник града, этого самого невидимого града Китежа».

Вот что значит: мы — православные.

А с другой стороны: мы — товарищи. Опять не я, а мы, потому что все эти люди, бабушка русской революции, Вера Фигнер, шли аскетическим путем, отказываясь от себя лично во имя государства будущего. Недавно мне рассказывали, будто Ленину в Финляндии захотелось посмотреть Музей искусств, а где он находится, Ленин не знал. Спросил кого-то из знакомых и сказал ему: «Только никому не говорите…»

Нельзя, чтоб говорили о Ленине, будто он наслаждается искусством.

И так шло с двух сторон: православные умирали за невидимый град, а товарищи за видимый град на земле, но сами этим градом пользоваться не смели, ни видимым, ни невидимым. Другими словами, православные назывались народ, а товарищи — интеллигенция. Между теми и другими были русские европейцы, которых теперь называют кадетами и буржуазией: эти стояли за свободу личности.

Ни народ, ни товарищи, однако, оправдания этой свободе в русских условиях не находили и кадетов всегда ненавидели и теперь перенесли эту ненависть на всю по-европейски реформированную интеллигенцию, и теперь сделали ее пищей гориллы.

Так что в чистом виде появление гориллы происходит целиком из сложения товарищей и православных.

— Мы, товарищи, православные!

Все равно — град видимый товарищей или невидимый град православных, ворота в этой обители верующих узкие и войти в них можно только поодиночке, один за другим, и не у всех сразу, а у всех по имени спросит Архангел пропуск.

Вот это главное и упустили товарищи. Православные шли этим путем вместе и в невидимый град через узкие врата смерти поодиночке. А товарищи впустили всех сразу, без всякой подготовки, чистилища.

Хотя бы посмотрели, как в церкви идут люди прикладываться к чудотворной иконе: идут по одному, каждый перед этим оправится, выстоится и, когда черед дойдет, приложится честь честью и непременно каждый по-своему, по своей манере.

«Мы, — говорят, — все равны!» Ну вот и посмотри, как равны, один шел с благоговением, и того одного затолкли и все изломали, истоптали, и стало ни на что не похоже, и град невидимый стал городом Петербургом, оскверненным, загаженным, и люди стали гориллами.

Я наблюдал за этими товарищами и православными и в церкви, и в городе — одно и то же везде. Начинается все прекрасно, все вдруг вместе радостно чувствуют, что вот это имение, этот город и эта прекрасная столица с золотом на стенах дворца — все это наше, а потом все ринутся и, не зная, что такое священное «мое», прямо переходят в «мое гориллино» и спешат отломить со стены града золото, берут в руки золото, а это никому не нужная позолота.

И подсвечники оказались не золотые, а бронзовые.

Смотрите теперь: сами отворившие град испугались и говорят, что все объясняется необразованностью народа, и все вопят кругом, что народ темный, понимая в этом чуть ли не грамотность.

Но ведь мы же знаем, что грамотность и образование делают людей чище только снаружи: грамотные люди изменили родине и предали ее на растерзание немцев?

Нет, не хватает не образования, а просвещения, не хватает нового крещения и кропления святой водой. Православные люди жили плохо, но умирали хорошо, а товарищи должны приготовить хорошую жизнь, а для этого опять-таки нужно пройти через чистилища личности.

Еще мы беседовали с Иваном Васильевичем о пораженчестве, и общая мысль наша была такая, что хлыстовство так же относится к православной церкви, как пораженчество к русскому государству. И хлыстовство приводит к Распутину, а пораженчество — к Троцкому.

Начало же пораженчества мы рассматривали на примере новгородского купца Артюшки, промотавшего имущество отца своего: «Девки, бабы ссыте на меня, новобранец нынче я!»

Мещанство. Дон-Кихот скучает. Однажды Дон-Кихот остался один: Санчо куда-то ушел. За водой пришлось идти, дров нарубить и т. д.
serg_ya
14.11.1917

Михаил Пришвин

Петроград, 13-я линия Васильевского острова, 20
Москва разгромлена. Керенский отступил. С юга движется Каледин. Большевики победили, потому что они не интеллигенты, и прямо взялись за казарму и фабрику, не сидели, как эсеры, в кабинетах.
-------

Александр Керенский
Царское Село
Я старался убедить близких мне людей спасаться бегством. Моего личного помощника Виннера уговаривать не приходилось: мы с ним были полны решимости живыми не сдаваться. Мы намеревались, как только казаки и матросы станут искать нас в передних комнатах, застрелиться в дальних помещениях. Такое наше решение казалось логичным и единственно возможным. Мы стали прощаться, и тут вдруг отворилась дверь, и на пороге появились два человека — один гражданский, которого я хорошо знал, и матрос, которого никогда прежде не видел. «Нельзя терять ни минуты, — сказали они. — Не пройдет и получаса, как к вам ворвется озверевшая толпа. Снимайте френч — быстрее!» Через несколько секунд я преобразился в весьма нелепого матроса: рукава бушлата были коротковаты, мои рыжевато-коричневые штиблеты и краги явно выбивались из стиля. Бескозырка была мне так мала, что едва держалась на макушке. Маскировку завершали огромные шоферские очки. Я попрощался со своим помощником, и он вышел через соседнюю комнату.
------

Петр Врангель
Одесская железная дорога
Керенский бежал, предав своих товарищей по кабинету, армию и Россию.
-------

Джордж Бьюкенен
Петроград, Дворцовая набережная д. 4, Британское посольство
Сегодня ко мне заходил Верховский. Он сказал, что Керенский не захотел, чтобы казаки сами подавили восстание, так как это означало бы конец революции. Он заявил, что умеренным социалистам еще, может быть, удастся образовать правительство, и сказал, что если бы ему позволили заявить войскам, что союзники обсудят и объявят свои условия мира для представления германцам, то ему удалось бы отбить много солдат от большевиков.
-------

Альфред Нокс
Петроград
На встречу с послом приходил Верховский. Я переводил. Среди всего прочего он заявил, что Керенский не хотел позволить ка­закам подавить восстание «собственными силами», так как, по его мнению, это был бы «конец революции». Я внес ремарку, что «зато, возможно, это спасло бы Россию».
Верховский не согласился со мной и заявил, что было бы ошибкой считать, что казаки могут отвоевать Россию. А я все равно верил, что они могли бы, если бы им не препятствовали люди типа Керенского. Сегодня они представляют единствен­ную силу, у которой сохранилось хоть какое-то подобие дис­циплины, и если бы они действовали достаточно быстро и решительно, то все те, кто стоит за закон и порядок, могли бы перейти на их сторону. Но Верховский продолжал считать, что у умеренных социа­листов еще есть шанс. Лично я в этом сомневаюсь. Я согласен с Троцким в том, что единственной оппозицией, которой опа­сались бы большевики, были сторонники Корнилова и Каледина, но сейчас их время прошло.

-------

Лев Урусов
Петроград
Керенский — политически выжатый лимон и его роль кончена — этому можно только радоваться. Но победившие его большевики вовсе не являются хозяевами положения, и, очень удачно захватившие в руки власть, они встретили такое принципиальное осуждение своему поступку и такое единодушное пассивное сопротивление в городе и отсутствие поддержки по всей России, в подавляющем числе случаев не пошедших за большевиками, что им оказывается не под силу удержать эту власть и ею начать пользоваться.
Силой вещей они принуждены пойти на уступки и козырять они могут только своим фактически выигрышным положением — и пока это положение длится — а оно очень шаткое и Керенский в Гатчине — и подвоз провианта в Петроград совсем прекратился — и наша забастовка отнюдь не ликвидирована — и Ставка настаивает на окончании гражданской войны — все это породило мысль о создании однородного социалистического министерства. Иными словами — осуществление лозунга — вся власть Советам, т.е. совершенно правильная эволюция революции. Спор идет только — включать ли большевиков в правительство или их исключить. Спор, очевидно, совершенно праздный — большевики победители, и их, именно их, поддерживает весь здешний гарнизон, рабочие и чернь — за прочими социалистическими партиями активных народных масс совсем мало, и если большевики принуждены с ними считаться по ряду соображений, то тем более эти партии вследствие реального соотношения сил принуждены считаться с большевиками. В газетах пишут о высадке немцев в Або, а здешние торгово-промышленные круги твердо убеждены, что через 2–3 недели немцы придут в Петроград и займут его без сопротивления.

------

Джон Рид
Петроград
Я отправился в Государственный банк, чтобы повидать нового комиссара, рыжеволосого украинского большевика по имени Петрович. Он пытался навести хоть какой-нибудь порядок в делах банка, оставленных в хаотическом состоянии забастовавшими служащими. Во всех отделах огромного учреждения работали добровольцы: рабочие, солдаты, матросы. Высунув языки от напряжения, они тщетно старались разобраться в огромных бухгалтерских книгах…
------

Александра Коллонтай
Петроград, министерство государственного призрения, ул. Казанская
Настойчивее всех тот мужичок, что пришел с записочкой от Ленина. Каждое утро чуть рассветает, уже он у двери.

— Как насчет уплаты-то за лошадь? Уж больно хороша была. Кабы не такая крепкая да выносливая, не стал бы столько за нее выплаты добиваться. А уж теперь раз у меня записочка от вашего главного большевика есть, отстать не хочу. Добьюсь, хотя еще полгода помаюсь.
И добился.

Чиновники ключей не отдавали. Говорят: не знаем где. Ищите сами. Пришлось кое-кого арестовать.

Сегодня ключи нашлись. Первой выдачей из кассы Народного комиссариата государственного призрения была выплата за лошадь, которую царское правительство отняло обманом и силой у крестьянина и за которую настойчивый мужичок получил вознаграждение полностью по записочке Ленина.

------

Владимир Набоков
Петроград
От гор. думы в Комитет спасения Родины и революции были от фракции к.-д. делегированы гр. Панина, кн. Оболенский и я. Но наше личное положение в комитете было довольно своеобразное.
Состав его «ex professo» был «демократический», в том особенном смысле этого слова, который исключает из понятия «демократии» все несоциалистические элементы. Ни один из нас поэтому не вошел в состав бюро комитета. Между тем, вся сколько-нибудь реальная работа комитета протекала в бюро. Отсюда шла и организация военного выступления (юнкеров). В самом же комитете занимались резолюциями — по обыкновению, споря о каждой фразе, о каждом отдельном слове, точно от этих фраз и слов зависело спасение «родины и революции». Количество собиравшихся все таяло, бесцельность и бесплодность заседаний все больше и больше бросалась в глаза.

------

Никита Окунев
Москва
Попытался пробраться в контору, где на моей ответственности большие деньги и документы, но дошел закоулками и переулками лишь до Лубянского проезда, дальше идти было невозможно: по Лубянской площади летели снаряды, шрапнель и пули. Говорят, юнкера отчаянно защищают здание телефона и Кремль. Почтамт и телеграф в руках большевиков. Возвращался домой под музыку выстрелов. Над головой и где-то близко, незримо, свистели пули, ударяясь в стены домов, разбивали стекла, грохотали по крышам, ранили, убивали и пугали мирных обывателей, а также — ворон и голубей. При этом путешествии подвергся двум обыскам, нет ли при себе оружия. «Соц.-демок.», или «Специал-денатурат», как теперь многие зовут этот погромный листок, пишет уже, что:
«Самое имя офицера стало слишком ненавистно народу. Необходимо полное уничтожение офицерского звания. Все командиры должны быть выборные и должны оставаться солдатами, как бы ни были они образованы, опытны, какие бы ни были у них заслуги». Там же напечатана телеграмма за подписью «главнокомандующего войсками, действующими против Керенского, подполковника Муравьева», что 30 октября в ожесточенном бою под Царским Селом революционная армия наголову разбила контрреволюционные войска Керенского и Корнилова.

-------

Баку
Лондон, Великобритания
С наступлением холодов продовольственный вопрос в Англии, как и везде, обострился: растет приток клиентов городских кухонь и общественных столовых, и возникают планы покрытия всего Лондона сетью таких столовых. Центральная кухня у Вестминстерского моста является не только опытной станцией, где даются предметные уроки желающим, но и настоящей кулинарной школой, — даже с экзаменами. Пробывший здесь в течение некоторого времени, не только изучается стряпать, но и заведовать такой общественной кухней, так что потом уж сам может поставить дело в другом месте — в чем сказалась обычная практичность англичан. В Вестминстерской кухне ежедневно обедают сотни человек. Выбор блюд разнообразный; цены от 4 копеек до 12 копеек, посетители уносят еду на дом в корзиночках или судках.
-------

Александр Замараев
Тотьма, Вологодская губерния
Среда, праздник Косьмы и Дамиана. Погода сухая, но не холодная. Провели тихо. Многия варили пьяное пиво, не к году. У многих не хватает хлеба, а хлеб в цене поднимается. Теперь с ноября выдают уже за цену ржаная мука — 8 руб. 20 коп. пуд, пшеничная — 11 руб, 20 коп. пуд.
-------

Петр Кушников
Юго-Западный фронт
Много говорили с Николаем Федоровичем. Он рассказал, как получают командиры награды. Например, две батареи 64-й артиллерийской бригады были приданы соседней дивизии; был ночью бой; младшие офицеры все время на батареях и наблюдательных пунктах. Командир одной из батарей — Тустановский — спал преспокойно в «тылу» в халупе и даже не знал, когда батарея перешла на другую позицию: он ее догнал в дороге. Бой был довольно удачный — отразили немцев. Недели через две пришла бумага: наградить одного из командиров батарей Георгиевским оружием. У Шереметьева оно было — следующее получает Тустановский. Теперь он ходит с Георгиевским оружием.
-------

Павел Дыбенко
Гатчина, Гатчинский дворец
В час ночи в санитарном автомобиле, по грязной дороге, без освещения, пробираемся, к Гатчине. По пути ехавшие со мной офицер и два казака заявили, что они против гражданской войны, что их ввели в заблуждение, рассказывая о жестокостях и зверствах большевиков. После переговоров с казачьим офицером пропускают, удивленно посматривая, почему вместе с казаками едут матросы. Около 3 часов ночи подъезжаем к Гатчинскому дворцу. Прилегающая площадь слабо освещена. Автомобиль останавливается у ворот дворца. Выхожу из автомобиля.

Навстречу выходит дежурный офицер и, обращаясь ко мне, спрашивает:

— Вы кто?
В эту минуту невольно мелькает мысль: «Предательство. Вместо переговоров с казаками — ловушка». Отвечаю:

— Я прибыл для переговоров с казаками.

Дежурный офицер:

— Я вынужден вас арестовать. Сдайте ваше оружие.

— Оружие мое — револьвер. Его я не сдам. Если вы посылали делегацию для того, чтобы захватить одного из нас как заложника, то этим вы не достигнете цели. Знайте, мой арест вам дорого обойдется.

Мой единственный спутник, матрос Трушин, выхватив револьвер, направил его на дежурного офицера. Он готов был дорого продать нашу жизнь.

В этот момент группа казаков, постепенно окружавшая нас и следившая за разговором, потребовала от дежурного офицера немедленно освободить меня. Дежурный офицер упорствовал, заявляя:

— Я должен арестовать и доложить генералу Краснову. Что он прикажет, то и будет сделано.

Казаки стали между мной и дежурным офицером, заявляя:

— Пусть большевики сами расскажут нам обо всем. Мы хотим знать, что делается в Петрограде.


Как бы под конвоем казаков и охраной матроса Трушина прихожу в казачьи казармы. Полумрак. Казармы переполнены только что проснувшимися казаками. Неряшливо одетые в шинели, со сбитой на затылок папахой, с растрепанными длинными чубами и неумытыми лицами, казаки казались усталыми, разбитыми, безразличными. Многие, свесив головы, посматривали на нас со второго яруса нар. Среди казаков вперемежку — офицеры и юнкера, злобным взглядом осматривавшие с ног до головы пришельцев-матросов. Взобравшись на нары, говорю им о систематическом предательстве Временного правительства, начиная с первых дней февральской революции и до последнего дня. Через час-полтора казармы уже не вмещают собравшихся казаков, офицеров и юнкеров. Митинг затягивается. Офицерство более решительно выступает против, требуя, чтобы выгнали нас из казарм. Наконец к 8 часам утра удается убедить казаков прекратить гражданскую войну и арестовать Керенского. Казаки согласны арестовать Керенского, но требуют сперва согласовать арест Керенского с казачьим комитетом.

-------

Григорий Трубецкой
Новочеркасск
В Новочеркасск приехал Председатель Государственной думы Родзянко. Из Петрограда он бежал, загримировавшись тяжело больным, в сопровождении сестер милосердия. У себя на Фурштадтской он обнаруживал немного храбрости, но прибыв в Новочеркасск, тотчас стал проявлять свой шумный председательский патриотизм. По этому поводу спокойный и уравновешенный Каледин дал выражение резкой досаде и раздражению; Родзянко скоро переругался с ним и уехал на Кубань.
-------

Новая жизнь

Приехавшие из Царского Села сообщают, что войсками Военно-революционного комитета и красногвардейцами в 2 часа дня было дано генеральное сражение войскам Керенского, после чего красногвардейцы заняли Царское Село. Убитых и раненых с обеих сторон насчитывается около 2000 человек. Из Петрограда были затребованы санитарные повозки. Оставшиеся в живых казаки отступили.

-------

Федор Раскольников
Царское Село
Ранним утром еще по пути в Пулково я узнал, что в течение ночи красновские казаки по своей инициативе эвакуировали Царское Село. Нужно было спешить использовать победу. Я направился выяснять судьбу наших батарей. Оказалось, что они стоят на старых позициях. Приказал им срочно передвинуться вперед и выбрать себе место по ту сторону Царского Села, в направлении к Павловску.
-------

Сергей Каблуков
Петроград
Считается вероятным, что Гатчина и Царское Село взяты восставшими войсками. По слухам, Керенский покинул карательный отряд, но куда именно уехал — неизвестно. Считается вполне вероятным, что не только Аландские ост­рова, но и Або взят германцами.
Еще слух: казачьи полки с ген. Калединым взяли Харьков и направляются к Москве. Есть слухи о наших неудачах с немцами у Минска.

Начинается голод, т.к. продовольствие не прибывает, также и топливо. Пока, однако, имеем и свет, и воду, и телефон, и трамваи.
serg_ya
Владимир Ленин
Петроград

Об оппозиции в ЦК

1) Центральный Комитет признает, что сложившаяся внутри ЦК оппозиция целиком отходит от всех основных позиций большевизма и пролетарской классовой борьбы вообще, повторяя глубоко немарксистские словечки о невозможности социалистической революции в России, о необходимости уступить ультиматумам и угрозам уйти со стороны заведомого меньшинства советской организации, срывая таким образом волю и решение II Всероссийского съезда Советов, саботируя таким образом начавшуюся диктатуру пролетариата и беднейшего крестьянства.

2) Центральный Комитет возлагает всю ответственность за торможение революционной работы и за преступные в данный момент колебания на эту оппозицию, приглашает ее перенести свою дискуссию и свой скептицизм в печать, отстранившись от практической работы, в которую они не верят. Ибо в этой оппозиции, кроме запуганности буржуазией и отражения настроения усталой (а не революционной) части населения, нет ничего.

3) Центральный Комитет подтверждает, что без измены лозунгу Советской власти нельзя отказываться от чисто большевистского правительства, если большинство II Всероссийского съезда Советов, никого не исключая со съезда, вручило власть этому правительству.

4) Центральный Комитет подтверждает, что, не изменяя лозунгу власти Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, нельзя перейти к мелкому торгашеству за присоединение к Советам организаций не советского типа, т. е. организаций не добровольного объединения революционного авангарда борющихся за свержение помещиков и капиталистов масс.

5) Центральный Комитет подтверждает, что уступки ультиматумам и угрозам меньшинства Советов равносильны полному отречению не только от Советской власти, но и от демократизма, ибо такие уступки равносильны боязни большинства использовать свое большинство, равносильны подчинению анархии и повторению ультиматумов со стороны любого меньшинства.

6) Центральный Комитет подтверждает, что, не исключая никого со II Всероссийского съезда Советов, он и сейчас вполне готов вернуть ушедших и признать коалицию этих ушедших в пределах Советов, что, следовательно, абсолютно ложны речи, будто большевики ни с кем не хотят разделить власти.

7) Центральный Комитет подтверждает, что в день образования теперешнего правительства, за несколько часов до этого образования, ЦК пригласил на свое заседание трех представителей левых эсеров и формально предложил им участие в правительстве. Отказ левых эсеров, хотя он был временным и условным, возлагает всецело и всемерно всю ответственность за несостоявшееся соглашение с ними на этих левых эсеров.

8) Центральный Комитет напоминает, что состоялось внесенное фракцией большевиков постановление II Всероссийского съезда Советов, выражающее готовность пополнять Совет и солдатами с окопов, и крестьянами с мест, из деревень, — что, следовательно, абсолютно ложны утверждения, будто большевистское правительство против коалиции с крестьянами. Напротив, ЦК заявляет, что земельный закон нашего правительства, целиком списанный с эсеровского наказа, доказал на деле полную и искреннейшую готовность большевиков осуществлять коалицию с огромным большинством населения России.

9) Центральный Комитет подтверждает, наконец, что вопреки всем трудностям победа социализма и в России, и в Европе обеспечивается только неуклонным продолжением политики теперешнего правительства. Центральный Комитет выражает полную уверенность в победе этой социалистической революции и приглашает всех скептиков и колеблющихся бросить все свои колебания и поддержать всей душой и беззаветной энергией деятельность этого правительства.
serg_ya
15.11.1917

Джон Рид

Петроград
Временного правительства уже не было. 15 ноября священники всех петроградских церквей перестали поминать его на ектеньях.
-------

Николай Бердяев
Москва, Большой Власьевский пер., 4
Г. Ленин счел возможным заявить, что в конце февраля в России была революция буржуазная, свергнувшая царизм, а в конце октября произошла революция социалистическая, свергнувшая буржуазию, т. е. процесс, который у западных передовых народов совершается столетия, в отсталой России произошел в несколько месяцев. Так как жизнь наша очень начинает напоминать кошмар, то все представляется нам в преувеличенном виде. Мы совершенно утеряли перспективу событий. Я позволю себе думать, что все происходящее в России — чистейшие призраки и галлюцинации, во всем этом нет ничего существенного и подлинно реального.
-------

Совет Народных Комиссаров
Петроград, Смольный
Совет Народных Комиссаров решил положить в основу своей деятельности по вопросу о национальностях России следующие начала:

Равенство и суверенность народов России.
Право народов России на свободное самоопределение, вплоть до отделения и образования самостоятельного государства.
Отмена всех и всяких национальных и национально-религиозных привилегий и ограничений.
Свободное развитие национальных меньшинств и этнографических групп, населяющих территорию России.
Вытекающие отсюда конкретные декреты будут выработаны немедленно после конструирования комиссии по делам национальностей.

-------

Симон Петлюра
Киев, ул. Владимирская, 57
Постановлением Украинской Центральной рады я назначен генеральным комиссаром по военным делам Украины.

Как представитель революционной военной власти на Украине, полученной революционными усилиями, я буду непрерывно стоять на страже охраны интересов революционной военной демократии на Украине, как украинской, так и неукраинской.
Поэтому в теперешний прискорбный для Украины момент призываю всю революционную армию из уроженцев Украины тесно сплотиться для защиты интересов революции, для обороны нового строя и высшей революционной власти на Украине — Центральной рады и ее Генерального секретариата.

-------

Павел Скоропадский
Киев
Я поехал к главнокомандующему просить его принять меры к тому, чтобы прекратить вакханалию, которая происходила у меня в корпусе из-за присылки ко мне Петлюрою всяких агитаторов, убеждавших идти в Киев, а не на фронт. Главнокомандующий, тонкий, видно, политик, не желавший ссориться с «Радою», предложил мне поехать сговариваться с Петлюрою. Поехал в Киев. Петлюра уверяет, что он не посылал ко мне агитаторов, наоборот, он сторонник того, чтобы я шел на фронт, в доказательство чего он мне послал телеграмму с лучшими пожеланиями в моей будущей деятельности на фронте.
Я видел, что он уклоняется от истины, но думал, что после моего разговора такое подстрекательство не повторится. Для меня, в сущности, безразлично было, идти на фронт или в Киев, даже последнее было приятнее, так как это совпадало со взглядами некоторых кругов и областного Союза Землевладельцев, предполагавших, что мой корпус все же лучше будет охранять от грабежей. Я не хотел лишь, чтобы в моем корпусе была какая-нибудь другая власть, кроме моей, а эти присылки подпольных агитаторов Петлюрой вконец убивали всякое понятие о порядке.

-------

Василий Шульгин
Киев, ул. Караваевская, 5, дом Шульгина
Мы точно не знали, что делается в Петрограде. Но местные большевики, видимо, знали. Украинствующие тоже. Это вылилось в уличные бои, которые происходили между юнкерами киевских военных училищ и кадетским корпусом, с одной стороны, и какими-то местными большевиками, с другой. Юнкера ушли из Киева, направляясь на соединение с силами, сочувствовавшими Корнилову и группировавшимися где-то около Казатина.
Однако пиррова победа большевиков над юнкерами не принесла желанных плодов первым. Пользуясь тем, что обе стороны были обессилены, власть в городе захватила Центральная рада, собравшая достаточные военные силы из украинских националистов.

--------

Зинаида Гиппиус
Петроград, Сергиевская ул., 83
Я веду эту запись не только для сводки фактов, но и для посильной передачи атмосферы, в которой живу. Поэтому за­писываю и слухи по мере их поступления. Сегодня почти все, записанное вчера, подтверждается. В чисто большевистских газетах трактуется с подробностями «бегство» Керенского. Будто бы в Гатчине его предали изме­нившие казаки и он убежал на извозчике, переодевшись ма­тросом. И даже, наконец, что в Пскове, окруженный враждеб­ными солдатами, он застрелился.
Из этого верно только одно, конечно: что Керенский куда-то скрылся, его при «его» войсках нет, и никаких уже «его войск» — нет.

Соглашательские потуги (вчерашнее «министерство») стыдливо затихли.

Масса явных вздоров о Германии, о наступлении Кале­дина на Харьков (психологически понятные легенды). А вот не вздор: в Москве, вопреки вчерашним успокоительным из­вестиям, полнейшая и самая страшная бойня: расстреливают Кремль, разрушают Национальную и Лоскутную гостини­цы.

Штаб на Пречистенке. Много убитых в частных кварти­рах — их выносят на лестницу (из дома нельзя выйти). Много женщин и детей. Винные склады разбиты и разграбле­ны. Большевистские комитеты уже не справляются с толпой и солдатами, взывают о помощи к здешним.

Черно-красная буря над Москвой. Перехлест.

Уехать нельзя и внешне (и внутренне) Да и некуда.

Пока формулирую кратчайшим образом происходящее так: Николай II начал, либералы-политики продолжили — поддержали, Керенский закончил.

Я не переменилась к Керенскому. Я всегда буду утвер­ждать, как праведную, его позицию во время войны, во время революции — до июля. Там были ошибки, человеческие; но в марте он буквально спас Россию от немедленного безумного взрыва. После конца июня (благодаря накоплению ошибок) он был кончен, и, оставаясь, конченный, во главе, держал руль мертвыми руками, пока корабль России шел в водоворот.

Это конец. О начале — Николае II — никто не спорит. О продолжателях-поддерживателях, кадетах, правом блоке и т.д. — я довольно здесь писала. Я их не виню. Они были слепы, и действовали, как слепые. Они не взяли в руки неизбежное, думали, отвертываясь, что оно — избежно. Все видели, что КАМЕНЬ УПАДЕТ (моя запись 15-16-го года), все, кроме них. Когда камень упал, и тут они почти ничего не увидели, не поняли, не приняли. Его свято принял на свои слабые плечи Керенский. И нес, держал (один!), пока не сошел с ума от непосильной ноши, и камень — не без его содей­ствия — не рухнул всею своею миллионнопудовой тяжестью — на Россию.

-------

Альфред Нокс
Петроград
В Петрограде в ходе открытых боев погибших оказалось немно­го, но было множество случаев убийств безоружных. Примерно в одиннадцать часов 8-го числа управляющий городским банком вы­глянул в окно и увидел, как безоружный юнкер собирался пройти мимо группы матросов. После того как он миновал их, один из ма­тросов поднял винтовку и застрелил юнкера. Это произошло при­мерно в 100 метрах от британского посольства.
На следующее утро прямо под окнами посольства был убит солдат, который пытался убежать от красногвардейского патруля. 10 ноября, когда красно­гвардейцы попытались воспрепятствовать распространению ан­тибольшевистских газет, какой-то студент схватился за винтовку одного из солдат. Другой солдат четыре раза выстрелил, убив де­вушку. Это привело толпу в большое возбуждение. Кто-то из гражданских лиц макнул свой носовой платок в кровь убитой и, вы­бежав на середину улицы, разразился театральной речью. И все же сопротивление было только на словах. Иногда оно заключалось в отказе работать, как это сделали чиновники почти всех министерств, кроме Военного, которое в интересах армии и национальной обо­роны продолжало работать.

-------

Военно-революционный комитетp
Петроград, Смольный
Как был взят штаб Керенского

Тов. матрос Дыбенко, член Военно-революционного комитета, приехал с делегацией от Петроградского гарнизона и некоторых делегатов с фронта в Гатчину для переговоров с казаками Керенского. Дыбенко прибыл в Гатчину к казакам один и заявил: «Я пришел к вам, и вы можете снять с меня голову». Далее Дыбенко разъяснил казакам, зачем он приехал. Казаки заявили, что они обманным образом были вовлечены Керенским в гражданскую войну, и согласились сложить оружие и выдать Керенского. Выяснилось, что у Керенского осталось всего 700 человек, но и они дезорганизованы. Был созван комитет казаков, на котором офицеры заявили, что они не пойдут более за авантюристом Керенским. Генерал Краснов сказал, что он презирает Керенского.
Тов. Дыбенко сообщил еще о следующем разговоре с Красновым, между Керенским и генералом:

— Генерал, вы изменили мне. Казаки предают меня матросам. Я сегодня застрелюсь.

— Если вы честный человек, надо поехать в Военно-революционный комитет.

— Я поеду ночью.

— Надо ехать днем.

— Я поеду под белым флагом.

Но Керенскому удалось улизнуть. Переодевшись матросом и надев очки шофера, он удрал на извозчике.

Когда бегство обнаружилось, Дыбенко заявил казакам, что раз они допустили бегство Керенского, он не считает их дело законченным. Тогда казаки разослали радиотелеграмму с известием о бегстве Керенского и с требованием задержать его.

Когда штаб Керенского сдался, комиссар Войтинский, бывший в Гатчине, заявил: «Я теперь сомневаюсь в честности Керенского».

Войтинский арестован и доставлен в Военно-революционный комитет.

------

Алексей Толстой
Москва, Малая Молчановка, 8
В сумерки Москву покрыл густой туман. За время всех этих событий отошли, растаяли все прежние интересы, желания, цели. Осталось только одно: Наташа и сын. Богатство, слава, роскошь жизни — все это стало ничтожным, ненужным, неважным. Теперь бы жить в тихом городке на берегу моря, тихо, строго и чисто.

Пришли снизу, велели гасить весь свет. Ожидается ночная атака…

------

Сергей Каблуков
Петроград
На улицах, подобно вчерашнему, спокойно. Вода, свет, трамваи, телефон благополучны.

Слухи: войска Каледина взяли Воронеж и даже Орел — идут к Москве. Иностранные послы уезжают. Германские войска взяли Молодечню и идут на Москву. Очень вероятно: Керенский, опасаясь Каледина, уступил вос­ставшим и согласился на перемирие.

Хлеб по карточкам давали и сегодня. Есть хлеб в зерне.
В Москве вплоть до 13-го была резня на улицах.

Чиновники ведомств и учреждений, бойкотируя захвативших власть, бастуют. Даже банки и казначейство не занимаются. Всероссийский почтовый союз тоже объявил забастовку, т.к. но­вая власть установила контроль над частной корреспонденцией. Однако здешние почтари пока не бастуют. Арестованных министров держат в крепости, и строго. Кроме Бернацкого, все они здоровы. Газеты вышли только социалистиче­ские. О забастовке чиновников: я считаю ее вредной и ошибочной. Тоже железнодорожную и почтовую.

-------

Григорий Трубецкой
Новочеркасск
По прибытии в Новочеркасск генералу Алексееву с первых же шагов пришлось убедиться в том, насколько обстановка на Дону сложнее той, которая, может быть, и ему рисовалась до приезда. Донской атаман ген. Каледин принял Алексеева дружественно, но просил его сохранять инкогнито. Алексеев жил в вагоне на вокзале. Для офицеров, юнкеров и кадет, бежавших из Москвы и Киева, было предоставлено помещение в городе, но средств не было никаких. Алексеев вынужден был занять у местного богача Парамонова на короткое время 50 тысяч и был рад получить первые две тысячи с этой суммы, чтобы начать кормить кадры будущей армии.
-------

Якуб Ганецкий
Петроград
Узнав от Владимира Ильича, что он не получил нашего пакета, посланного диппочтой, я направился в Министерство иностранных дел. Ни одного работника во всем здании не нашел. Курьер, охранявший комнату с диппочтой, сказал: «Старые чиновники улетучились, а новые еще не появились».
Сопутствовавшие мне два товарища — матросы — заставили живущего в здании министерства чиновника, ведающего диппочтой, вскрыть комнату. Здесь я нашел спокойно лежащий три недели наш «срочный пакет» для Ленина. Там же лежали неразобранные дипломатические пакеты для Временного правительства. Мы заперли двери, ключ взяли с собой, наложили печать.
serg_ya
16.11.1917

Павел Дыбенко

Гатчина
Навстречу быстрой походкой приближается дежурный по комендатуре:

— Здесь в Гатчине остались великие князья. Как с ними быть? Около их дома выставлен караул, чтобы никто самовольно туда не заходил.

— Кто из князей?

— Точно не знаю, но, кажется, Кирилл Владимирович и его жена.

— Едем к ним, чтобы под охраной отправить в Смольный.

У входа небольшого домика стоят часовые. Это они, вооруженные рабочие, охраняют бывших князей и не думают им мстить. Часовые, проверив пропуск, впускают в дом. Входим в гостиную. Навстречу нам из-за портьеры выходит высокий, худощавый, несколько сгорбленный мужчина; на лице — волнение; его жена, с красивыми, умными глазами, внимательно рассматривает вошедших.
— Вы будете князь?

Отвечает его жена:

— Да, я его супруга. Вы нас арестуете и тут же будете судить? Но ведь мы никогда не были солидарны с прежним царским режимом. Сейчас мы плохо разбираемся в происходящих событиях, но думаем, что для России это будет полезно. Россия вздохнет и возродится.

Она на секунду останавливается, как будто желая прочесть на лицах присутствующих, что ждет ее и мужа, и снова спрашивает:

— Что же вы теперь будете делать с нами?

— Сейчас мы вас не можем оставить здесь. Мы обязаны отправить вас в Петроград в распоряжение правительства. А дальше, куда вас направят, мы не знаем.

— Вы нас отправите в Петроград пешком, под конвоем, как арестованных?

— Нет. Сейчас прибудет автомобиль, и тогда вас отправим в Петроград.

— Вы разрешите нам взять продукты из своих запасов и необходимые вещи, а дом оставить на прислугу?

— Все, что вам необходимо, можете взять.

Через полчаса они были отправлены в Смольный в распоряжение правительства.
Возвращаясь в штаб, передаю Сиверсу, что я намерен сегодня же выехать в Петроград. Делать здесь больше нечего.

------

Рюрик Ивнев
Петроград, Лахтинская ул.
Старушка, очень бедная, кривенькая, сгорбленная, сказала мальчику лет 14-ти (должно быть, сыну):

— …Мне деньги достаются очень горько.

Я оглянулся. Мне стало так больно, физически, до головокруженья. И я подумал: если все теперешнее революционное движение (большевистское) действительно сможет приблизить нас к тому дню, когда такая старушка с такой мучительнейшей фразой («Мне деньги достаются очень горько») не будет возможна, то тогда я «приемлю» все — и ужас гражданской войны, и кровь, и даже «невинные жертвы», и даже разрушение Кремля и Василия Блаженного…

Если… если… если… если действительно эта вторая (октябрьская) революция приблизит нас к этому дню. Но нет у меня в этом уверенности, и мучительно и пусто в душе.

-------

Константин Паустовский
Кинотеатр «Унион», Москва, Б. Никитская, 23/14/9
У кино «Унион» к фонарному столбу был привязан на древке белый флаг. Около флага под стеной дома шеренгой стояли юнкера в измятых фуражках и серых от известки шинелях. Многие из них дремали, опираясь на винтовки. К юнкерам подошел безоружный человек в кожаной куртке. Позади него остановилось несколько красногвардейцев. Человек в кожаной куртке поднял руку и что-то негромко сказал юнкерам. От юнкеров отделился высокий офицер. Он снял шашку и револьвер, бросил все это к ногам человека в кожаной куртке, отдал ему честь, повернулся и медленно, пошатываясь, пошел в сторону Арбатской площади.
После него все юнкера начали по очереди подходить к человеку в кожаной куртке и складывать к его ногам винтовки и патроны. Потом они так же медленно и устало, как и офицер, шли по Никитскому бульвару к Арбату. Некоторые на ходу срывали с себя погоны. Красногвардейцы молча, с суровыми напряженными лицами, смотрели на юнкеров. Не раздалось ни одного возгласа, ни одного слова.


Все было кончено. С Тверской несся в холодной мгле ликующий кимвальный гром нескольких оркестров:

Никто не даст нам избавленья —
Ни бог, ни царь и не герой.
Добьемся мы освобожденья
Своею собственной рукой.

-------

Федор Раскольников
Вышний Волочёк
С каждой минутой мы приближались к объятой восстанием Москве, где судьба пролетарской революции еще не была решена окончательно. Мысли об этом невольно настраивали на воинственный лад.
Уже в Вышнем Волочке я был разбужен. Сообщили, что меня вызывает к телефону из Питера Рязанов.

Прошел к железнодорожной телефонной будке. Громко, ясно и медленно выговаривая каждое слово, Рязанов передал мне последние политические новости, касавшиеся московских событий. Он сообщил, что между советскими войсками и белой гвардией заключено соглашение, на основании которого военные действия прекращаются и белая гвардия разоружается. Было ясно, что Октябрьская революция восторжествовала не только в Питере, но и в Москве.

-------

Михаил Богословский
Москва
Пятница. Утром была еще редкая стрельба; но затем все стихло. Такая тишина была уже чем‑то удивительным; уши за 6 дней привыкли к выстрелам. Стали доходить слухи со Смоленского рынка через ходивших туда прислуг, что юнкера сдались. Пришедший к Карцевым служащий при их магазине татарин Ях‑я рассказал, что видел даже, как юнкера сдают оружие.
Слухи эти подтвердились. Пришел Егоров; встречен был нами очень радостно. Затем заходил к нам Бахрушин, рассказавший о вялых, неэнергичных и прямо предательских действиях командующего войсками Рябцева. Есть известие из Петрограда, что Керенский разбит под Петроградом и бежал, переодевшись в матросское платье, и теперь разыскивается. Итак, разыскивается находящийся в бегах верховный главнокомандующий. Канатный плясун кончил свою карьеру, как и подобало канатному плясуну: свалился с каната и разбился. Чем же психологически объяснить такое наваждение, что он морочил русское общество восемь месяцев? Потом, конечно, объяснят эту непонятную нам, слишком близким очевидцам, загадку. Очевидно, что московские власти, прослышав о неудаче Керенского в Петрограде, решили и здесь сдаться. Тогда зачем же было оказывать сопротивление большевикам вооруженной рукой с горстью юнкеров, зная о настроении Московского гарнизона? Жаль юнкеров; много молодых жизней погибло напрасно; а главное — как тяжело, должно быть, начинать военную карьеру сдачей оружия! Итак, Россия докатилась до крайнего левого берега; левее идти уже некуда. События идут своим неумолимым ходом. Удержать волну, предотвратить ее удар о левый берег оказалось невозможным. Надо, чтобы русский крайний социализм обнаружил все свои творческие силы и исчерпал себя до конца. Пресечь этот эксперимент могут, впрочем, немцы, которые, конечно, воспользуются нашими междоусобиями в своих целях. Носились слухи, что они прорвали наш Минский фронт и захватили Минск, что взяли Ревель.

-------

Надежда Крупская
Петроград, Смольный пр-д, 1
Мне рассказывал один парень, Коротков, он жил у матери, которая была уборщицей при столовой в Смольном. Слышит она раз, кто-то ходит по столовой. Заглянула — видит, Ильич стоит у стола, взял кусок черного хлеба и кусок селедки и ест. Увидя уборщицу, он смутился немного и, улыбаясь, сказал: «Очень чего-то есть захотелось».
-------

Александр Керенский
между Гатчиной и Лугой
Мои преследователи повсюду искали меня. Им и в голову не пришло, что я скрываюсь под самым их носом, между Гатчиной и Лугой, а не где-нибудь на Дону или в Сибири. А мне тем временем не оставалось ничего другого, как затаиться, занявшись, насколько это возможно, изменением своей внешности. Я отрастил бороду и усы.
serg_ya
17.11.1917

Владимир Ленин

Петроград
Буржуазия понимала под свободой печати свободу издания газет богатыми, захват прессы капиталистами, на деле приводивший повсюду во всех странах, не исключая и наиболее свободных, к продажности прессы.
Рабочее и крестьянское правительство под свободой печати понимает освобождение прессы из-под гнета капитала, переход в собственность государства бумажных фабрик и типографий, предоставление каждой группе граждан, достигающей известной численности (например, 10 000), равного права на пользование соответственной долей запасов бумаги и соответственным количеством типографского труда.
Как первый шаг к осуществлению этой цели, неразрывно связанной с освобождением трудящихся от гнета капитала, временное рабочее и крестьянское правительство назначает Следственную комиссию для расследования связей периодических изданий с капиталом, источника их средств и доходов, состава их жертвователей, покрытия их дефицитов и всего хозяйства газет вообще. Всякое сокрытие книг, счетов или иных документов от Следственной комиссии, а равно всякое заведомо неправдивое показание будет караться революционным судом. Все владельцы газет, акционеры, а равно все служащие обязуются представить немедленно письменные отчеты и сведения по указанным вопросам в Следственную комиссию по раскрытию связи прессы с капиталом и зависимости прессы от капитала в Смольный институт, в Петроград.

-------

Владимир Пуришкевич -> Алексей Каледин
Петроград, наб. Мойки, 60, гостиница «Россия»
Положение Петрограда отчаянное, город отрезан от внешнего мира и весь во власти большевиков. Газет нет, кроме большевистских, типографии захвачены, телеграф и телефон не работают, людей хватают на улицах, сбрасывают в Неву, топят и без суда заключают в тюрьмы.
Организация, во главе коей я стою, работает не покладая рук. Спасти положение можно только созданием офицерских и юнкерских полков. Ударив ими и добившись первоначального успеха, можно будет затем получить и здешние воинские части.

Мы ждем вас сюда, генерал, и к моменту вашего подхода выступим со всеми наличными силами.
Мы верим, что правда за нами, и мы одержим верх над порочными и темными силами, действуя во имя любви к родине и ради ее спасения; что бы ни случилось, мы не падем духом и останемся стойкими до конца.

------

Джордж Бьюкенен
Петроград, Дворцовая набережная д. 4, Британское посольство
Положение в настоящее время безнадежно, так как большевики захватили север и Москву; и хотя Каледин держит в своих руках юг, однако нет никакой надежды на то, что ему удастся пробиться на север.
------

Александра Коллонтай
Петроград, министерство государственного призрения, ул. Казанская
В зале делегатского собрания царит серьезная, несколько торжественная атмосфера. Это не просто «митинг», каких было немало за 1917 год, нет, тут дело посерьезнее — сегодня тут заседают избранные делегаты, облеченные доверием товарищей. Великое, желанное событие совершилось: власть стала Советской. Конец господству бар и буржуазии. Хозяева Советской республики теперь они — рабочие, крестьяне, младшие служащие, вчерашние бесправные, презренные рабы капитализма и царизма. Немудрено, что в зале атмосфера торжественная.
С первых же слов на собрании ясно, что всех, кто пришел сюда, объединяет одно страстное желание: спасти наркомат, не дать развалиться тем учреждениям, с которыми срослись младшие служащие. Каждый хочет внести свой труд, поделиться накопленным практическим опытом, сметкой, чтобы пустить в ход аппарат наркомата, что остановлен саботажем чиновников, чтобы отстоять «наш», советский наркомат.

— Ушли… Бросили дело… Еще бы, что им до слез сирот и вдов, до страданий увечных воинов, до судьбы младенцев в воспитательном доме? Страдает ведь все беднота, пролетарии… Им, чиновникам, только бы в срок жалованье получить. Не для того служат, чтоб народ от беды избавить, помощь оказать… Что им народ? Шли бы чины, да кресты, и награды к празднику были бы…

------

Владимир Набоков
Петроград
Увы, только в самые первые дни можно было предаваться иллюзиям и думать, что городская дума вместе с Комитетом спасения смогут стать каким-то организующим центром, который окажет большевикам сильное сопротивление. Очень скоро стало ясно, что никакой действительной, организованной силы в их распоряжении не имеется.
------

Джон Рид
Петроград
Я увидел против Смольного обтрепанный полк, только что вернувшийся из окопов. Солдаты выстроились перед большими воротами, исхудалые, с землистыми лицами, и смотрели на Смольный так, как будто бы ожидали увидеть в нем самого господа бога. Некоторые со смехом поглядывали на все еще красовавшихся над входом императорских орлов. В это время к Смольному подошел отряд красногвардейцев сменять караул. Все солдаты с большим любопытством повернулись поглядеть на них, потому что они много слышали о красногвардейцах, но никогда их не видали. Они добродушно посмеивались, выходили из рядов и хлопали красногвардейцев по плечу с полунасмешливыми, полувосторженными замечаниями.
--------

Симон Петлюра
Обращение к солдатам-украинцам
Генеральный секретариат Украинской Центральной рады, пополненный представителями всех народов, живущих на Украине, берет в свои руки власть в нашем крае. Поэтому Генеральный секретариат становится высшей распорядительной властью Украины. Эта радостная, но одновременно тяжелая и ответственная роль выпадает Генеральному секретариату в очень тяжелые сутки, когда немцы прорвали фронт и идут на нашу землю. Нашей Украине угрожает страшная опасность.
Украина может погибнуть, а вместе с ней погибнет и наша молодая дорогая свобода, которой мы все так долго ждали и во имя которой мы все так много жертв принесли. Надо всем нам понять, что настал страшный час, ибо враг может разрушить наш край, разделить его на две части и разъединить нас, уничтожить наши права и положить конец свободному развитию нашего народа. Чтобы предотвратить эту страшную беду, чтобы спасти нашу Украину, надо защищать ее. А для этого прежде всего следует остановить наступление немцев и не пустить их на нашу землю. Надо всеми силами поддержать приказы и распоряжения командной военной власти, которая распоряжается обороной нашего края.

Украинская Центральная рада и ее Генеральный секретариат призывает всех украинцев и приказывает им защищать нашу землю и революцию. Если отгоним немцев, если остановим их наступление, то спасем Украину, спасем нашу землю, наше хозяйство, наших детей, родителей и женщин, нашу свободу, наше право на свободную жизнь. Если же не будем ничего делать, то бесславно погибнем и потеряем Украину. Проклянут нас наши дети, и не признает нас Украина за своих сыновей.
serg_ya
18.11.1917

Стефан Цвейг

Швейцария, Вилльнёв, отель «Байрон»
Отношение к России стало намного более теплым после революции. Много манифестаций в ее поддержку, и идеи пацифизма распространились в Австрии повсюду.
------

Елена Лакиер
Одесса
Между большевиками и правительственными войсками заключено перемирие. Еще новость: Одессу присоединили к Украине.
------

Трудовая копейка

Представители от американского посольства обратились в Викжель с ходатайством об оказании содействия семьям американских подданных, живущих в Петрограде без определенных занятий, для проезда в Харьков.

-------

Надежда Крупская
Петроград, Смольный пр-д, 1
Под вечер, когда смеркнется, я приеду с работы, и, если Ильич не занят, мы ходили с ним побродить около Смольного, поговорить. Ильича мало кто знал тогда в лицо, и он ходил тогда еще без всякой охраны. Правда, видя, что он выходит, пулеметчики волновались, не случилось бы чего. Следили они, чтобы около Смольного не скоплялось враждебных элементов. Раз забрали больше десятка домохозяек, собравшихся где-то на углу и громко ругавших Ленина.
Наутро комендант Смольного т. Мальков позвал меня, говорит: «Забрали мы тут баб вчера, скандалили они, посмотрите, что их, держать или что?» Но оказалось, во-первых, что большинство баб ушло из-под ареста, а оставшиеся были такими обывательницами, ни о чем не имевшими понятия, что смешно было их держать, и я, смеясь, посоветовала Малькову поскорее их выпустить. Одна баба, уходя, вернулась и шепотом спросила меня, указывая на Малькова: «Ленин это, что ли?» Я махнула рукой.

------

Борис Савинков
Псков
Во Пскове уже все изменилось. Уже ясно было, что большевики взяли повсюду верх. Те же митинги, что и в Луге, те же речи, тот же уличный хаос. Я решил возвратиться в Петроград, чтобы посоветоваться с друзьями. Я переоделся в форму пехотного капитана и в таком виде пришел на вокзал.
------

Петр Половцов
Владикавказ, Терская губерния
Совещание затягивается до двух часов ночи. Замечаю, что уважаемый чеченский мулла Дени-Шейх упорно молчит. В конце концов, говорю, что хотел бы слышать его мнение, в надежде, что он меня поддержит, но получается неожиданный конфуз.

Мулла начинает с продолжительных комплиментов по адресу моей мудрости и доблести, а затем заявляет: «Аллаху угодно было теперь наслать на человечество какое-то огульное сумасшествие, и пока Всемогущий не решит это сумасшествие вновь удалить, даже такие люди, как наш генерал, ничего поделать не могут, ибо на то Божественная воля».
Если вдуматься, пожалуй, мулла прав. Во всяком случае, ясно, что дальнейшее разглагольствование бесполезно, закрываю заседание, заваливаюсь спать, а на следующее утро возвращаюсь во Владикавказ.
Большевистский же поезд, вероятно, все-таки опасаясь каких-нибудь пакостей с моей стороны, укатывает в Баку.

------

Владимир Ленин
Петроград

Товарищи рабочие, солдаты, крестьяне, все трудящиеся!

Рабочая и крестьянская революция окончательно победила в Петрограде, рассеявши и арестовавши последние остатки небольшого числа казаков, обманутых Керенским. Революция победила и в Москве. Раньше, чем туда прибыли выехавшие из Петрограда несколько поездов с военными силами, в Москве юнкера и другие корниловцы подписали условия мира, обезоружение юнкеров, распущение Комитета спасения. С фронта и из деревень притекают ежедневно и ежечасно сообщения о поддержке подавляющим большинством солдат в окопах и крестьян в уездах нового правительства и его законов о предложении мира и о немедленной передаче земли крестьянам. Победа революции рабочих и крестьян обеспечена, ибо за нее встало уже большинство народа.

Вполне понятно, что помещики и капиталисты, высшие служащие и чиновники, тесно связанные с буржуазией, одним словом, все богатые и тянущие руку богатых встречают новую революцию враждебно, сопротивляются ее победе, грозят прекращением деятельности банков, портят или прекращают работу разных учреждений, мешают ей всячески, тормозят ее то прямо, то косвенно. Всякий сознательный рабочий прекрасно понимал, что такое сопротивление мы встретим неизбежно, вся партийная печать большевиков указывала на это много раз. Трудящиеся классы ни на минуту не испугаются этого сопротивления, ни капельки не дрогнут перед угрозами и забастовками сторонников буржуазии.

За нами большинство народа. За нами большинство трудящихся и угнетенных во всем мире. За нами дело справедливости. Наша победа обеспечена. Сопротивление капиталистов и высших служащих будет сломлено. Ни один человек не лишается нами имущества без особого государственного закона о национализации банков и синдикатов. Этот закон подготовляется. Ни один трудящийся и работник не потеряет ни копейки; напротив, ему будет оказана помощь. Кроме строжайшего учета и контроля, кроме взимания без утайки налогов, установленных раньше, никаких других мер правительство вводить не хочет. Во имя этих справедливых требований громадное большинство народа сплотилось вокруг временного рабочего и крестьянского правительства.

Товарищи трудящиеся! Помните, что вы сами теперь управляете государством. Никто вам не поможет, если вы сами не объединитесь и не возьмете все дела государства в свои руки. Ваши Советы — отныне органы государственной власти, полномочные, решающие органы. Сплотитесь вокруг своих Советов. Укрепите их. Беритесь сами за дело снизу, никого не дожидаясь. Установите строжайший революционный порядок, беспощадно подавляйте попытки анархии со стороны пьяниц, хулиганов, контрреволюционных юнкеров, корниловцев и тому подобное.

Вводите строжайший контроль за производством и учетом продуктов. Арестуйте и предавайте революционному суду народа всякого, кто посмеет вредить народному делу, будет ли такой вред проявляться в саботировании (порче, торможении, подрыве) производства, или в скрывании запасов хлеба и продуктов, или в задержании грузов хлеба, или в расстройстве железнодорожной, почтовой, телеграфной, телефонной деятельности и вообще в каком бы то ни было сопротивлении великому делу мира, делу передачи земли крестьянам, делу обеспечения рабочего контроля за производством и распределением продуктов.

Товарищи рабочие, солдаты, крестьяне и все трудящиеся! Берите всю власть в руки своих Советов. Берегите, храните как зеницу ока землю, хлеб, фабрики, орудия, продукты, транспорт — все это отныне будет всецело вашим, общенародным достоянием. Постепенно, с согласия и одобрения большинства крестьян, по указаниям практического опыта их и рабочих, мы пойдем твердо и неуклонно к победе социализма, которую закрепят передовые рабочие наиболее цивилизованных стран и которая даст народам прочный мир и избавление от всякого гнета и от всякой эксплуатации.
serg_ya
19.11.1917

Джордж Бьюкенен

Петроград, Дворцовая набережная д. 4, Британское посольство
В рядах большевиков произошел серьезный раскол, и восемь из четырнадцати комиссаров подали в отставку в знак протеста против произвола, проявляющегося в подавлении свободы печати и проч. Правительство находится в настоящее время в руках небольшой клики экстремистов, которые хотят навязать свою волю стране террористическими методами.
Замечаются признаки растущего недовольства вследствие затяжки кризиса как среди войск, так и среди рабочих, и некоторые фабрики послали делегатов в Смольный институт к большевикам с заявлением, что они должны придти к соглашению с другими социалистическими организациями. Некоторые из них говорили без обиняков, резко, что Ленин и Троцкий, подобно Керенскому, хотят только спать в постели Николая. Сначала существовала надежда, что отход столь многих большевистских лидеров приведет более умеренных членов этой партии к соглашению с представителями других социалистических групп и что будет организовано правительство, из которого Ленин и Троцкий будут исключены. Эта надежда не осуществилась, и в настоящее время экстремисты употребляют большие усилия, чтобы завербовать на свою сторону левое крыло социалистов-революционеров и побудить отколовшихся членов своей партии вернуться. Если им это удастся, то они укрепят свое положение на время. Но если мир, который они обещали, будет отложен надолго и если подвоз хлеба, с каждым днем уменьшающийся, прекратится, то массы могут восстать и свергнуть их. За исключением военного министерства, большая часть государственных служащих еще продолжает забастовку.

-------

Владимир Ленин
Петроград
Товарищам Каменеву, Зиновьеву, Рязанову и Ларину

Центральный Комитет уже предъявил однажды ультиматум виднейшим представителям вашей политики (Каменеву и Зиновьеву), требуя полного подчинения решениям ЦК и его линии, полного отказа от саботажа его работы и от дезорганизаторской деятельности.
Уходя из ЦК, но оставаясь в партии, представители вашей политики взяли на себя тем самым обязательство подчиняться постановлениям ЦК. Между тем вы, не ограничиваясь критикой внутри партии, вносите колебания в ряды борцов незаконченного еще восстания и продолжаете, нарушая партийную дисциплину, срывать вне рамок нашей партии, в Советах, в муниципальных учреждениях, в профессиональных союзах и т. п., решения ЦК и тормозить его работу.
Ввиду этого ЦК вынужден повторить свой ультиматум и предложить вам либо немедленно в письменной форме дать обязательство подчиняться решениям ЦК и во всех ваших выступлениях проводить его политику, либо отстраниться от всякой публичной партийной деятельности и покинуть все ответственные посты в рабочем движении, впредь до партийного съезда.

Отказ дать одно из этих двух обязательств поставит ЦК перед необходимостью поставить вопрос о немедленном вашем исключении из партии.

-------

Владимир Вернадский
Петроград
Очень смутно и тревожно за будущее. Вместе с тем и очень ясно чувствую силу русской нации, несмотря на ее антигосударственное движение. Сейчас ярко проявился анархизм русской народной массы и еврейских вождей, которые играют такую роль в этом движении. Можно очень ярко провести это через всю историю еврейства и русского народа. Служилые слои, отделившиеся от народа, уже тысячелетие делали государственную историю. «Народ» жил своей жизнью и творил другое.

Очень ясно падение идейное социализма и народничества. Очень любопытное будет изменение русской интеллигенции. Что бы ни случилось в государственных формах, великий народ будет жить.

-------

Русское слово

Выяснилось, что женский ударный батальон был оставлен в Зимнем дворце путем обмана. В настоящее время около 200 доброволиц этого батальона находятся в безопасности близ Петрограда. Слухи о массовых самоубийствах в их среде оказались неверными. Не подтвердились и слухи о насилиях над ними со стороны солдат, но Тырковой установлено, что в Павловских казармах, куда привели доброволиц, с них срывали погоны, били прикладами, обливали нечистотами, делали им гнусные предложения.

-------

Сберегательные кассы

Служащие Министерства финансов, в полном единении с союзом служащих в государственных учреждениях, постановили прекратить свои занятия впредь до воссоздания власти, пользующейся всенародным признанием.
Государственный банк, сберегательные кассы и казначейства будут продолжать действовать в пределах удовлетворения наиболее неотложных нужд армии и населения. Однако деятельность и этих учреждений будет немедленно прекращена в случае принятия каких-либо насильственных мер по отношению к служащим Министерства финансов со стороны захватчиков власти.

-------

The New York Times

Из 100 тысяч мужчин, составляющих Московский гарнизон, прямо или косвенно большевиков поддержали не более 15 тысяч. Большинство военных во время последний событий просто остались в расположении своих частей. Известно, что со вчерашнего дня тысячи солдат уже покинули Москву на поезде или пешком. Красная гвардия большевиков, состоящая преимущественно из мальчишек от 12 до 18 лет, а также Военный революционный комитет, смогли завербовать лишь незначительное количество офицеров низших чинов. В распоряжении большевиков всего 15 орудий.

-------

Николай Бухарин
Петроград , Смольный
С первой же минуты на борьбу за власть советов поднялась вся революционная Москва, и мы вместе со всем серым солдатским гарнизоном получили все средства борьбы, до прожекторов и одиннадцатидюймовых орудий включительно. Мы имели также аэропланы, пользуясь которыми могли бы без всякого труда разрушить совиные гнезда контрреволюционных штабов. Но Военно-революционный комитет не принял должной решимости в этом случае, и отчасти поэтому также затянулась война.
---------

Якуб Ганецкий
Петроград
За границей у нас тогда ни одного посла не было. По нашему с Радеком предложению назначили послом т. Воровского. Это был единственный наш посол на весь мир. Шведское правительство официально не признало его, но не возражало, чтобы он фактически исполнял обязанности посла. Мы не хотели применять старого титула «посол». По предложению Воровского «посол» был переименован в «полномочного представителя».
--------

День

Состоялось общее собрание Первого Петроградского женского батальона. В заседании был заслушан доклад о событиях в Петрограде, вызвавших продолжающееся еще во многих местах кровопролитие. Собрание приняло следующую резолюцию:

«Обсудив последние политические события и принимая во внимание, что основным пунктом устава Женского военного союза является полная беспартийность и что батальон создан исключительно для борьбы с внешним врагом, общее собрание постановило еще раз подтвердить, что 1-й Петроградский женский батальон никакого участия в партийной борьбе принимать не будет и ни в какие политические авантюры втянуть себя не позволит».
ih5656
А ведь был шанс избавить страну от иудо-коммунистической заразы малой кровью:


Сто лет назад в столице Донского казачества Новочеркасске рождалась Добровольческая армия — ядро будущего Белого движения, чьей основой послужила военная организация генерала Алексеева. К формирующимся частям примкнули освобожденные из заточения контрреволюционно настроенные генералы во главе с Корниловым и Деникиным. Несмотря на личные разногласия, они вместе повели бескомпромиссную борьбу с большевиками.
https://www.gazeta.ru/science/2017/11/19_a_10993346.shtml

Но казачество за 300 лет до этого посадившее на трон инородцев Романовых предпочло не вмешиваться. И полегло под пулями и шашками пьяной матросни и кинжалами дикарей из кавказских кишлаков резавших ночами детей и женщин в терских станицах.
А сегодня потомки тех кишлачников устанавливают свои ублюдочные правила и законы по всей стране.
serg_ya
20.11.1917

Джордж Бьюкенен

Петроград, Дворцовая набережная д. 4, Британское посольство
Мне неудобно покинуть Петроград, так как мое присутствие здесь успокаивает колонию, и мне лучше остаться и ждать событий. Мои союзные коллеги, с которыми я обсуждал вопрос о позиции, на которую мы должны стать по отношению к вновь образовавшемуся правительству, все соглашаются с тем, что мы не можем признать его официально, но расходятся по вопросу о том, должны ли мы вступить в неофициальные сношения с ним или нет. Я лично держусь того мнения, что мы должны установить с ним контакт с целью ведения некоторых текущих дел.
--------

The New York Times

Американцы, оказавшиеся в Петрограде и в Москве, находятся в безопасности, сообщается в официальном заявлении Госдепартамента США. Согласно этому отчету, иностранные граждане не подвергаются гонениям в России, однако американский посол Дэвид Фрэнсис настоятельно рекомендует всем американским мужчинам вместе с их женами и детьми покинуть Петроград. Переговоры с начальством российских железных дорог относительно выделения пассажирских вагонов для этих целей уже начались, подчеркнул посол.

------

Ромен Роллан
Grand Hotel Chateau Bellevue, Switzerland
Большевики у власти. Ленин, Троцкий, Луначарский — народные комиссары Внутренних дел, Иностранных дел и Народного просвещения. Предложение перемирия с Германией. Союзники отказываются признавать правительство русской Революции. А пацифистов винят во всех проблемах!
-------

Уильям Сомерсет Моэм
Лондон
Я ехал как частный агент, которого Англия в случае чего могла дезавуировать, с инструкциями — связаться с враждебными правительству элементами и разработать план, как предотвратить выход России из войны и при поддержке Центральных держав не дать большевикам захватить власть. Миссия моя окончилась полным провалом, и я не прошу мне верить, что, если бы меня послали в Россию на полгода раньше, я бы, может быть, имел шансы добиться успеха. Через три месяца после моего приезда в Петроград грянул гром, и все мои планы пошли прахом.
-------

Альфред Нокс
Петроград
Большевистский переворот в Петрограде был работой горстки фанатиков. Он увенчался успехом, отчасти оттого, что эти фанатики оказались людьми действия, совращали деньгами, вином и обеща­ниями вооруженных рабочих, матросов и небольшую часть солдат гарнизона. Главной же причиной стало то, что Керенский в своем стремлении угодить умеренному крылу социалистов, которые умели только говорить, полностью провалился как правитель. Он умудрил­ся отвратить от себя тех единственных людей действия, которые могли бы защитить его, — офицеров и казаков.
Придя к власти, большевики не теряли времени и укрепляли свои позиции. Им была необходима поддержка армии, и они сознавали, что ничто не обеспечит им эту поддержку более надежно, чем бес­стыдная политика заключения мира любой ценой, не принимая во внимание национальные интересы как России, так и ее союзников. Они понимали, что с приближением зимы в армии росло беспокой­ство, зато хлеба в окопах становилось все меньше. Поэтому уже че­рез 24 часа после падения Зимнего дворца они опубликовали свой Декрет о мире.

------

Питирим Сорокин
Петроград
Наше домашнее меню стало, мягко говоря, экзотическим. Нет хлеба, но вчера в маленькой лавке мы нашли несколько банок консервированных персиков. Вместо хлеба испекли «печенье» из картофельной кожуры и оказалось, что это вполне можно прожевать. Да здравствует революция, стимулирующая изобретательность и заставляющая людей быть более скромными в своих аппетитах и желаниях!
------

Александр Бенуа
Петроград, 1-я линия Васильевского острова, 38
Кондитерская «Au bon gout», находящаяся в том же доме, отказывается впредь выпекать для нас хлеб. Снова придется бедным нашим прислугам простаивать часами в «очередях»! Из политических новостей (по газетам) отмечаю следующие: а. Генерал Верховский приехал в Ставку, но из самой Ставки нет никаких сообщений; b. Министерство иностранных дел будто бы становится на работу. Это из «Правды»; с. Луначарский официально объявляет, что все служащие б. Министерства двора должны продолжать работу. О назначении новых комиссаров умалчивается; d. Идет (мирная покамест) осада Государственного банка. Рабочие не допускают большевиков до кассы.
Началась эта передряга из-за требования миллионов в распоряжение Совета Народных Комиссаров; е. Арестован Пуришкевич и молодой Юсупов при весьма драматических обстоятельствах. f. Обнародовано в «Новой жизни» и в других газетах письмо Пуришкевича и барона Боде к Каледину с призывом прийти на помощь Петербургу и учредить белый террор. Это пахнет плахой. На допросе Пуришкевич объявил себя «убежденным монархистом»; g. «Новая жизнь» в подробностях описывала убийство священника в Царском Селе. Происшествие трагическое и омерзительное, но на страницах «Новой жизни» оно является таким же средством натравливанья на большевиков, каким были пресловутые «немецкие зверства» во французской прессе в начале войны; h. Аналогичного характера «мужественная» статья Горького; i. Голод начался и в армии. Это признается официально, и в этом наибольший ужас.
-------

Феликс Юсупов
Петроград
[i]На вокзале в Петербурге я купил газету и прочел: «Князь Юсупов схвачен и посажен в Петропавловскую крепость». Слуги, прочитавшие в газетах о моем аресте, были и слезах. Увидев меня, они разинули рты и заплакали уже от радости. Несмотря на командирский запрет, встретился я кое с кем из друзей. Наконец несколько дней спустя я все с теми ж своими ангелами-хранителями, военным и штатским, выехал в Крым.

--------

Военно-революционный комитет
Петроград, Смольный
Вниманию всех граждан!

Богатые классы оказывают сопротивление новому Советскому правительству, правительству рабочих, солдат и крестьян. Их сторонники останавливают работу государственных и городских служащих, призывают прекращать службу в банках, пытаются прервать железнодорожные и почтово-телеграфные сообщения и т.п.

МЫ ПРЕДОСТЕРЕГАЕМ ИХ — ОНИ ИГРАЮТ С ОГНЕМ.
Стране и армии грозит голод. Для борьбы с голодом самое тщательное исполнение всех работ в продовольственных учреждениях, на железных дорогах, на почте, в банках — безусловно необходимо. Рабочее и крестьянское правительство принимает все необходимые меры для обеспечения страны всем необходимым.

СОПРОТИВЛЕНИЕ ЭТИМ МЕРАМ — ПРЕСТУПЛЕНИЕ ПРОТИВ НАРОДА. Мы предупреждаем богатые классы и их сторонников: если они не прекратят свой саботаж и доведут до приостановки подвоза продовольствия, — первыми тяготу созданного ими положения почувствуют они сами.

БОГАТЫЕ КЛАССЫ И ИХ ПРИСЛУЖНИКИ БУДУТ ЛИШЕНЫ ПРАВА ПОЛУЧАТЬ ПРОДУКТЫ. ВСЕ ЗАПАСЫ, ИМЕЮЩИЕСЯ У НИХ, БУДУТ РЕКВИЗИРОВАНЫ. ИМУЩЕСТВО ГЛАВНЫХ ВИНОВНИКОВ БУДЕТ КОНФИКСОВАНО.

Мы выполнили свой долг — мы предостерегли играющих с огнем.

Мы уверены, что в этих решительных мерах, если они окажутся необходимыми, мы встретим полную поддержку всех рабочих, солдат и крестьян.

------

Пьер Паскаль
Петроград
Капитан Ш. вернулся из Москвы, француз, не знающий ничего о России. Но во время осады гостиницы «Националь» большевиками он был поражен слабоволием и страхом богатых классов. И наоборот, в ходе всего периода волнений он восхищался кротостью, дисциплиной, вежливостью солдат-большевиков. В Петрограде половина города переодета и не ложится в свои постели.

Но переодевание не сдерживает. Как-то вечером в трамвае некий господин заговорил со мной: «Я полковник… Знаете ли вы полковника Полковникова? Я его заместитель. Неизвестно, что с ним стало». После этого он перешел на русский, говорил горячо, что происходящее отвратительно, что жизнь офицеров невозможна, что он опозорен, снял погоны и не желает больше служить. Многие офицеры не хотят более оставаться на фронте ради такого народа: канальи!
Все это громогласно: я было встревожился за него. К счастью, он сошел.

Наивность нового руководства.

Союзные посольства переправляют телеграммы, полученные послами от бывшего министерства иностранных дел. Один добрый малый уехал во Францию с этими посланиями, а Смольный не заметил, что это подлежит ведомству иностранных дел.

Полковые врачи выписывают долгие отпуска офицерам, чтобы дать им возможность уйти. Никто тому не препятствует.

-------

Надежда Крупская
Петроград, Смольный пр-д, 1
Все было первобытно до крайности. Надо было ломать старую государственную машину, звено за звеном. Бюрократический аппарат сопротивлялся, служащие старых министерств, всяких государственных учреждений решили всячески саботировать работу и этим мешать Советской власти наладить новый госаппарат.

Это сообщение отредактировал serg_ya - 20-11-2017 - 21:18
serg_ya
21.11.1917

Мария Бочкарева

Петроград
Мне сообщили, что со мной хотят поговорить Ленин и Троцкий. Действительно, вскоре меня проводили в большую светлую комнату, где сидели два человека, явно ожидавшие моего появления. Их внешность представляла разительный контраст: у одного лицо типично русское, другой похож на еврея. Первый был Ленин, второй — Лев Троцкий. Оба встали, когда я вошла в комнату, подошли ко мне и учтиво поздоровались со мной за руку.
Ленин сказал, что только утром узнал о моем аресте, и принес свои извинения. Я спросила, могу ли быть свободной. Один из них вызвал звонком красногвардейца и распорядился, чтобы обо мне позаботились — выдали паспорт и бесплатный билет до Томска. Прежде чем уйти, я попросила вернуть мне оружие, но получила отказ. Тогда я объяснила, что это памятное оружие украшено золотом и было вручено по такому случаю, что для меня оно бесценно. Они ответили, что мне все вернут, как только в стране будет восстановлен порядок.

--------

The New York Times

Президент Вильсон приостанавливает поставки товаров в Россию

Соединенные Штаты не будут осуществлять поставки товаров в Россию, до тех пор пока ситуация в этой стране не прояснится. Прежде чем эмбарго будет снято, американское правительство хочет выяснить, в чьих руках окажутся эти товары по прибытии в Россию. Эти ограничительные меры будут носить временный характер, только при условии, что в стране будет сформировано постоянное правительство, которое Соединенные Штаты смогут признать.
Если же большевики по-прежнему будут контролировать ситуацию и продолжат требовать мира с Германией, эмбарго будет введено на неопределенный срок. В случае возникновения гражданской войны, Америка также сохранит эмбарго, поскольку опасается, что товары могут попасть в руки большевиков.

Соединенные Штаты предоставили Временному правительству кредит на 325 миллионов долларов, из которых 191 миллион долларов уже был выплачен России. Большая часть этих денег была потрачена на приобретение товаров, которые сейчас ожидают отправки в американских портах, и на корабли, на которых эти товары должны были перевозиться.

-------

Военно-революционный комитет
Петроград, Смольный
Военно-революционный комитет постановляет:

Все имеющееся у частных лиц оружие должно быть зарегистрировано в районных Советах рабочих и солдатских депутатов.
Лица, имеющие у себя оружие, коим сие право не присвоено по службе, должны иметь специальное разрешение от Военно-революционного комитета или районных Советов рабочих и солдатских депутатов.

Найденное оружие, на которое не имеется специального разрешения, немедленно конфискуется.

Районным Советам рабочих и солдатских депутатов предписывается приступить к регистрации оружия немедленно и закончить ее в недельный срок.

-------

Русское слово

Троцкий — министр

Несмотря на угрозы народного комиссара по иностранным делам Троцкого применить суровые меры ко всем чиновникам, не приступающим к очередным занятиям в министерстве, ни один из чиновников Министерства иностранных дел к исполнению своих обязанностей не явился. В огромном помещении министерства было совершенно пусто.
Троцкий, прибыв в здание у Певческого моста, прошел в кабинет министра, куда затем явились начальники отделов, сдавшие дела по отделам. Прибыл также и товарищ министра иностранных дел Нератов, который, вопреки утверждению большевиков, никуда не скрывался, и как только узнал о желании комиссара вступить в управление министерством, счел своим долгом сдать ему дела и ключи. Сдав все дела, Нератов немедленно уехал из министерства к себе домой. Ушли из министерства и все начальники отдельных частей, только в передней бессменно находился старый швейцар.

Троцкий прошел в помещение кассы министерства и потребовал передачи ему всех денежных сумм и документов. Получив нужные бумаги, народный комиссар по иностранным делам удалился.

-------

Александр Бенуа
Петроград, 1-я линия Васильевского острова, 38
1) Второй день, как выходят снова некоторые «буржуазные» газеты: «Петербургский листок», «Петербургская газета», «День». Последнюю, впрочем, не достать — ее сразу раскупают. 2) «Новая жизнь» в панике; только и пророчит глад и мор, но продолжает твердить о демократическом фронте («Пб. листок» также об этом бормочет). 3) Ф. Юсупов освобожден за непричастность к заговору Пуришкевича (вечером у Половцова слышал такую версию — его и не арестовывали, его здесь даже просто нет (но это может быть «лганье» в силу некоей круговой поруки)). 4) Возник проект реквизиции теплых вещей для фронта; «богатые» квартиранты (таковыми считаются те, что платят свыше 2400 р.) должны представить по одной вещи. 5) Приказ Луначарского о назначении Игнатова и замена Покровского Ляминым — простым солдатом. 6) Акица снова в горе из-за хозяйственных дел. Кондитерская «Au bon gout окончательно отказалась выпекать хлеб на весь наш дом (у нас самый нераспорядительный домовой комитет), так что кухарке Тэкле или горничной Моте снова придется простаивать часами в хвосте, при этом первая до того бестолкова, что ей не удается заручиться очередным билетом и таким образом обеспечить за собой место и получить возможность на время отлучаться. И другая неприятность: та же Тэкла (ужасная дура!) снова предъявляет какие-то претензии; ей-де нужно иметь отпуск по воскресеньям и т. д. А главное, лавочный хлеб (черный) невозможен! Он с песком, кислый, клейкий! 7) Спросил только что Акицу, пришедшую ко мне в комнату возиться с печкой (она, моя бедная, сейчас за истопника!), что ее более всего поразило из вчерашних известий, но и она, прочитывающая внимательно все газеты, тоже не смогла назвать ничего.
-------

Никита Окунев
Москва
Наконец вышли настоящие газеты, то есть «Русск. слово», «Русск. вед.», «Утро России» и др. На первых страницах — траурное объявление о кончине многих московских обывателей, случайно погибших за эти дни или павших идейно. Царство им Небесное! Много скорбного, нерадостного и предвещающего новые народные бедствия помещено в этих газетах. Но во всех — надежда, что дело большевиков — только нарыв, который когда-нибудь да лопнет.
«Русские вед.» прямо говорят, что: «Царство большевиков мертворожденно. Роковые слова “мене, текел, фарес” написаны на его стенах с самого его возникновения». Статьи имеют такие заголовки: «На развалинах», «Апофеоз братоубийства», «Со взломом», «Трещина», «Украденный закон», «Братский бой», «Дни ужасов», «Террор» и т. п. В Петрограде правительство засело в Зимнем дворце, который порядочно испорчен стрельбой с Невы и с Дворцовой площади и разграблен. Министры были все арестованы, но потом оставлены под арестом только кадетствующие, т. е. Кишкин, Терещенко, Коновалов, Смирнов, Третьяков. Под Петроградом был бой казаков с матросами, которых было больше, чем казаков в 12–15 раз. И везде так. Вообще, за малым исключением, все солдаты, строго говоря «изменившие» Царскому правительству, еще раз за эти 8 месяцев успели изменить и другому правительству. Какой позор для нации! И как жестоко дралась эта рать громадная с небольшими кучками верных долгу! Никому пощады не было, убивали при этом священников, мирных граждан и даже не постыдились надругаться над «учителем революции» Плехановым!

В министерствах никто не работает. Чиновники не признают новой власти. Все отбирается от них насилием. Все спуталось, все пошло к окончательной разрухе ужасающими скачками. Слухи о немецких победах не подтверждаются, но о победоносном шествии анархии по всей стране сообщается очень определенно. Железнодорожники, доведенные насилием и угрозами различных властей до отчаяния, грозят массовой стачкой. Тогда голод на фронте и в городах вступит в свои ужасные и неумолимые права. Горе России! Безумие овладело массами ее. Это гнев Божий!

Пуришкевича, конечно, арестовали.

Повреждений в Москве не исчислишь. Они и там, где я их видел (в особенности у Никитских ворот, где разбито и сожжено дотла несколько домов, от которых остались одни полуразрушенные стены. Там все погибло в огне: много живущих там и все добро, все имущество от подвалов до чердаков. И дома многоэтажные, с сотнями квартир). В Кремле снаряды попали в Успенский Собор, в Чудов монастырь, в церковь 12-ти Апостолов, в Малый дворец, и вообще, должно быть, пострадал наш Святой и седой Кремль больше, чем от нашествий иноплеменных. Пишут о многих разрушениях, пожарах, расстрелах, но Бог с ними! Лучше уж сказать сразу, что, в общем, надо бы хуже — да нельзя. Может быть, эти ужасные картины пробудят совесть восставших брат на брата и не доведут политическую борьбу до повторения таких ужасов. Да и нет возможности записывать обо всем протокольно. Это не по моим силам и не по моему настроению.

† Случайно серьезно ранен в ноги в своей квартире Брусилов. Как старик с ума не сойдет от такой превратности судьбы! Застрелился от невыносимого состояния духа старый московский общественный деятель Воскресенский.

Казаки на Дону, что называется, окопались: ни к нам не идут на помощь, ни угля и хлеба нам не дают и к себе никого не пускают.

Украина и Финляндия провозгласили себя республиками и тоже с презрением относятся к нашему бедствию. Погибайте, мол, коль не сумели объединиться.

Кавказ тоже что-то устроил у себя «самостийное». Распадается великая Россия, трещит по всем швам. В Бессарабии автономия.


Одна только Церковь силится удержаться, и дай Бог, чтобы «не одолели врата адовы». В воскресенье выбран по жребию Святейшим Патриархом Московский Митрополит Тихон. (На Церковном Соборе были избраны 3 кандидата: он и Архиепископы Антоний и Арсений.)

-------

Владимир Чертков
Москва, Лефортовский пер., 7А
Те из вас, кто только что боролись за Временное правительство и готовы продолжать эту борьбу, если вы будете беспристрастны, должны же признать, что в существующей среди рабочего населения классовой горечи и озлобления много виновны капиталисты, коммерсанты, помещики — своей эксплуатацией рабочего народа; правительство — своим требованием, чтобы народ воевал против своего желания; и большинство интеллигенции — своим покровительственным отношением к народу, своей душевной и житейской отчужденностью от него.

Неужели же вы не видите того, что чем упорнее будет ваше противодействие, тем тяжелее будет исход? Разве вы не представляете себе, во что может вылиться озлобление рабочих масс, изнуренных тяжелым трудом, развращенных трехлетней войной, ожесточенных царским правительством, обманутых церковными пастырями, возбужденных политическими агитаторами и, в довершение всего, встречающих вооруженное сопротивление с вашей стороны?
Если вы не знаете счастья духовной жизни, если не побуждаемы самоотверженными чувствами, то из одного лишь благоразумия и самоохранения не упрямьтесь, будьте готовы пойти навстречу действительным нуждам рабочего населения и удовлетворить назревшие потребности того народа, который вас кормит и содержит. Если вы не сделаете этого, то хотя бы вы искренно и думали, что отстаиваете лучший порядок, вы на многие десятки лет выроете еще более глубокую пропасть между собою и рабочим населением, в руках которого вся будущность России.

-------

Александр Замараев
Тотьма, Вологодская губерния
Ходил рубить дрова на Поперешную Медведку. Погода холодная, хотя снегу мало. Река Ковда замер­зла, а также и через Сухону уж переходят. Цены следующия: мука ржаная по карточкам — 8 руб. 50 коп., пшеничная — 11 руб. 20 коп. 25 фунтов в месяц на человека, мясо — от 60 коп. до 80 коп., сено полевое — 6 руб. пуд, ситцы — 2 руб. 50 коп аршин, катаники женские — 45 и 50 руб., мужские — 65 и 70 руб., дрова — 25 руб. сажень, керосин — 20, соль — 3 руб. пуд, сахару нет, ландрин — 4 руб. и 6 руб., картофель — 5 руб. пуд, масло постное — 1 руб. фунт, скоромнаго нет.
Осенью продано из дому мяса на 30 руб., шерсти овечьей и овчина — 24 руб., за дрова выручено и за разную работу на лошади 25 руб. Издержки: катальщику 12 руб., подать и мельница — 10 руб., ужищо-салфетка — 10 руб., соли три пуда — 7 руб., за сахар отдано 6 руб., потом табак, чай, керосин и прочее, все дорогое.
serg_ya
22.11.1917

The New York Times

Джон Рид: красный, агитатор, в России

Джон Рид, один из авторов журнала «Массы», владельцы и редакторы которого в понедельник предстали перед судом присяжных, находится в России. Имя этого человека, выступавшего свидетелем на процессе по делу Эммы Голдман, признанной виновной по обвинению в заговоре с целью срыва призывной кампании, уже в течение длительного времени прочно связано с активностью так называемых радикальных групп в Америке. На вопрос, поддерживает ли Джон Рид большевиков, федеральное правительство США пока не может предоставить ответа.

------

Лев Троцкий
Правительственная нота послам союзных стран

Петроград, Смольный, Смольный пр., д. 1
Сим честь имею известить Вас, господин посол, что Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов организовал новое Правительство Российской Республики в виде Совета Народных Комиссаров. Председателем этого Правительства является Владимир Ильич Ленин, руководство внешней политикой поручено мне в качестве Народного Комиссара по иностранным делам.

Обращая Ваше внимание на одобренный Всероссийским съездом Советов рабочих и солдатских депутатов текст предложения перемирия и демократического мира без аннексий и контрибуций на основе самоопределения народов, честь имею просить Вас смотреть на указанный документ как на формальное предложение немедленного перемирия на всех фронтах и немедленного открытия мирных переговоров — предложение, с которым полномочное Правительство Российской Республики обращается одновременно ко всем воюющим народам и к их правительствам.
Примите уверение, господин посол, в глубоком уважении Советского Правительства к народу Вашей страны, который не может не стремиться к миру, как и все остальные народы, истощенные и обескровленные этой беспримерной бойней.

Народный Комиссар по иностранным делам Л. Троцкий.

------

Джордж Бьюкенен
Петроград, Дворцовая набережная д. 4, Британское посольство
В ночь на 20-е число прапорщик Крыленко, на основании инструкции Ленина, послал радиотелеграмму генералу Духонину, верховному главнокомандующему, с приказанием предложить перемирие германским командирам с целью открытия мирных переговоров. Союзные представители в Петрограде, говорилось в телеграмме, уже получили сообщение о шаге, который готовится сделать правительство. Это последнее утверждение было неверно, потому что только поздно вечером 21-го числа я получил ноту от Троцкого с уведомлением об образовании правительства и с предложением перемирия и немедленного открытия мирных переговоров.
В тот же день Троцкий заявил о своем намерении опубликовать все тайные договоры. Телеграфируя о вышеизложенном в Министерство иностранных дел, я советовал оставить ноту Троцкого без ответа, правительству же его величества следует заявить в Палате Общин, что оно готово обсудить условия мира с законно образованным правительством, оно не может обсуждать их с правительством, нарушившим обязательства, взятые на себя одним из его предшественников в соглашении от 5 сентября 1914 г.

Генерал Духонин ответил, что хотя заключение мира необходимо в интересах России, но он считает, что мирные переговоры могут быть ведены с успехом лишь правительством, признанным всей страной как целым. Вследствие этого он был замещен прапорщиком Крыленко.


Джон Рид
-- Союзные послы встретили ноту Троцкого презрительным молчанием и дали в газеты анонимные интервью, полные пренебрежительных насмешек. Приказ, отправленный Духонину, открыто характеризовался как акт измены.

------

Владимир Ленин
Петроград
Духонин делал многочисленные попытки уклониться от объяснений своего поведения и от дачи точного ответа на предписание правительства, но когда предписание вступить немедленно в формальные переговоры о перемирии было сделано Духонину категорически, он ответил отказом подчиниться.
Тогда именем правительства Российской республики и по поручению Совета Народных Комиссаров Духонину было заявлено, что он увольняется от должности за неповиновение предписаниям правительства и за поведение, несущее неслыханные бедствия трудящимся массам всех стран, и в особенности армиям. Вместе с тем Духонину было предписано продолжать вести дело, пока не прибудет новый главнокомандующий или лицо, уполномоченное им на принятие дел от Духонина. Новым главнокомандующим назначен прапорщик Крыленко.

-------

День

Судебные установления до сих пор продолжают игнорировать новую власть. Неоднократно прокурорскому надзору комиссары нового правительства направляли разные дела, как политического, так и уголовного характера. Прокурорский надзор, однако, категорически заявил комиссарам, что он не примет на себя расследование этих преступлений, ибо считает, что раз преемственность власти нарушена, судебная палата и окружной суд не могут признать власти нового комиссара по Министерству юстиции, и таким образом, для прокурорского надзора не представляется возможным осуществить правосудие одним Советом народных комиссаров. Как судебная палата, так и окружной суд продолжают разбирать старые дела от имени Временного правительства бывшего состава.

-------

Разумник Иванов-Разумник -> Андрей Белый
Царское Село, Колпинская ул., д. 20
В тяжелые, давно предвиденные дни вступили мы. Пока уцелели — но впереди надвигается многое грознейшее. И труднее всего именно в такие дни сохранять прежнюю твердую веру. Так легко начать «громить большевиков» за «разгром Москвы» — точно в них тут дело! Точно без глубочайших внутренних причин толпы народные пошли бы убивать друг друга.
Партии — омерзительны; фракционные раздоры и диктатура одного человека, искреннего, но недалекого, — погубили революцию. Теперь такие же люди хотят вывести из тупика — и все дальше и дальше заходят в него. Вожди «большевистские» — все то же самое политическое болото; но масса большевистская — лучшие и самоотверженнейшие люди.

-------

Товарищ

Великий князь Николай Николаевич прибыл будто бы в главную квартиру Каледина
и предложил ему свои услуги. Каледин назначил великого князя верховным Главнокомандующим казацкими войсками и заявляет, что он намерен восстановить монархию и провозгласить его регентом, если ему удастся победить большевиков.
serg_ya
23.11.1917

Петр Врангель

Одесская железная дорога
Декретом совнаркома Верховным главнокомандующим назначен прапорщик Крыленко. В ставке делали еще потуги сформировать «демократическое правительство», председателем правительства намечался Чернов. Я сидел у Вырубова, когда доложили о его приходе. Желая избегнуть встречи с этим господином, я поспешил выйти из кабинета. Одновременно с Черновым прибыл и бывший военный министр генерал Верховский. Я имел случай его видеть, и он произвел на меня впечатление самоуверенного ничтожества.
С тяжелым чувством я выехал из армии. Восемь месяцев тому назад Россия свергла своего Монарха. По словам ставших у власти людей, государственный переворот имел целью избавить страну от правительства, ведшего его к позорному сепаратному миру. Новое правительство начертало на своем знамени: «Война до победного конца». Через восемь месяцев это правительство позорно отдало Россию на милость победителя. В этом позоре было виновато не одно безвольное и бездарное правительство. Ответственность с ним разделяли и старшие военачальники, и весь русский народ. Великое слово «свобода» этот народ заменил произволом и полученную вольность претворил в буйство, грабеж и убийство.

------

День

Правительство большевиков одобрило декрет о реквизиции теплых вещей для нужд фронта.
В Петрограде подлежат реквизиции по одному теплому одеялу и одной теплой вещи из следующих предметов: полушубки, куртки, валенки, рукавицы, теплые носки, шарфы. Реквизиция производится в каждой квартире, оплачиваемой не менее 150 рублей в месяц.
Производство реквизиции возлагается на домовые комитеты, которые обязаны облагать и квартиры заведомо для них богатых людей, хотя бы оплачиваемые и менее 150 рублей. Уклоняющиеся от реквизиции наказываются штрафом до 500 рублей, а нарушившие правило домовые комитеты подлежат штрафу до 1000 рублей за каждую квартиру.

------

Владимир Ленин
Петроград
Полный текст наших переговоров с Духониным отпечатан, и я могу ограничиться небольшими заявлениями. Для нас было ясно, что мы имеем дело с противником народной воли и с врагом революции. Со стороны Духонина были разные увертки и уловки с целью затянуть дело. Выражали сомнение в подлинности нашей телеграммы, и с запросом о ее подлинности обращались не к Крыленко, а к генералу Маниковскому. Таким образом генералы украли, по крайней мере, сутки в таком важном и насущном вопросе, как вопрос о мире.
Только тогда, когда мы заявили, что обратимся к солдатам, у провода появился генерал Духонин. Мы заявили Духонину, что требуем от него немедленно вступить в переговоры о перемирии, и только. Мы не давали Духонину права заключить перемирие. Не только вопрос о заключении перемирия не подлежит компетенции Духонина, но и каждый шаг его в деле ведения переговоров о перемирии должен был находиться под контролем народных комиссаров. Буржуазная пресса ставит нам упрек в том, что будто мы предлагаем сепаратное перемирие, будто мы не считаемся с интересами румынской армии. Это сплошная ложь. Мы предлагаем немедленно начать мирные переговоры и заключить перемирие со всеми странами без изъятия.

------

Альфред Нокс
Петроград
Генерала Духонина поддержал армейский комитет в Могилеве. Генерал обратился к войскам всех фронтов с призывом подождать, пока мир не будет заключен всеми странами-союзницами.
Ответы фронтовых комитетов из Румынии и с Юго-Западного фронта ока­зались благожелательными. Но это были мнения только предста­вителей комитетов, и ни у кого, кто хоть немного знал армию, не возникало мысли о том, что они совпадали с мнением солдатских масс. Робкая попытка Духонина дать бой с самого начала являлась безнадежной, потому что русского солдата приучили к мысли, что теперь он хозяин в своем доме, и в течение вот уже нескольких месяцев он и слышать не желал ни о чем, кроме мира.

-------

Лев Троцкий
Петроград, Смольный, Смольный пр., д. 1
статья
Приступая к опубликованию секретных дипломатических документов из области внешней политики царизма и буржуазно-коалиционных правительств за первые семь месяцев революции, мы выполняем то обязательство, которое приняли на себя, когда наша партия находилась в оппозиции. Тайная дипломатия есть необходимое орудие в руках имущего меньшинства, которое вынуждено обманывать большинство, чтобы подчинять его своим интересам. Империализм, с его мрачными захватными планами и хищническими союзами и сделками, довел систему тайной дипломатии до высшего развития. Борьба против империализма, обескровившего и разорившего народы Европы, означает вместе с тем борьбу против капиталистической дипломатии, которая имеет достаточно причин бояться дневного света. Русский народ и с ним вместе народы Европы и всего мира должны узнать документальную правду о тех планах, которые втайне ковали финансисты и промышленники совместно со своими парламентскими и дипломатическими агентами. Право на эту правду народы Европы оплатили бесчисленными жертвами и всеобщим хозяйственным разорением.

Упразднение тайной дипломатии есть первейшее условие честной, народной, действительно демократической внешней политики. Проводить такую политику на деле ставит своей задачей Советская власть. Именно поэтому, открыто предлагая всем воюющим народам и их правительствам немедленное перемирие, мы одновременно публикуем те договоры и соглашения, которые утратили всякую обязательную силу для русских рабочих, солдат и крестьян, взявших в свои руки власть.

Буржуазные политики и газетчики Германии и Австро-Венгрии могут попытаться использовать публикуемые документы, чтобы представить в выигрышном свете дипломатическую работу центральных империй. Но всякая попытка в этом направлении была бы обречена на жалкое крушение. И это по двум причинам. Во-первых, мы намерены вскоре представить на суд общественного мнения секретные документы, достаточно ярко трактующие дипломатию центральных империй. Во-вторых, — и это главное — методы тайной дипломатии так же интернациональны, как империалистическое хищничество. Когда германский пролетариат откроет себе революционным путем доступ к тайнам своих правительственных канцелярий, он извлечет оттуда документы, ни в чем не уступающие тем, к опубликованию которых мы приступаем. Остается только пожелать, чтоб это произошло как можно скорее.

Рабочее и крестьянское правительство упраздняет тайную дипломатию с ее интригами, шифрами и ложью. Нам нечего скрывать. Наша программа формулирует пламенные желания миллионов рабочих, солдат и крестьян. Мы хотим скорейшего мира на основах честного сожительства и сотрудничества народов. Мы хотим скорейшего ниспровержения господства капитала. Разоблачая перед всем миром работу правящих классов, как она выражается в тайных документах дипломатии, мы обращаемся к трудящимся с тем призывом, который составляет неизменную основу нашей внешней политики: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!».
serg_ya
24.11.1917

Михаил Пришвин

Петроград, 13-я линия Васильевского острова, 20
Вся революция показывает невероятное непонимание демократической интеллигенцией народа и обратно. По-видимому, первопричина этого непонимания лежит в различии самой веры первых революционеров и веры народа. Большевизм есть общее дитя и народа, и революционной интеллигенции. Большевистский интернационализм не что иное, как доведенная до крайности религия человечества. Это и погубило Россию, а не как теперь говорят: погубили Советы, погубил Савинков, погубил Керенский (меньше всех виноват Корнилов).
------

Надежда Крупская
Петроград, Смольный пр-д, 1
Открылся чрезвычайный съезд Советов крестьянских депутатов. Владимир Ильич выступал на этом съезде дважды, придавая ему большое значение. Из 330 делегатов 195 было левых эсеров; они были решающей группой; на съезде шла борьба с правыми эсерами (их было только 65 человек). После второго доклада Ленина была принята резолюция, одобряющая работу Совнаркома и условия соглашения с левыми эсерами. Левые эсеры согласились войти в правительство, послали в наркоматы, хотя и не сразу, своих представителей.
-------

Джон Рид
Петроград
На трибуне неожиданно появился Ленин. Зал бесновался не меньше десяти минут. «Долой его! — ревел зал. — Не хотим слушать ваших народных комиссаров! Не признаем вашего правительства!»

Ленин стоял совершенно спокойно, охватив пюпитр обеими руками, и вдумчиво оглядывал беснующуюся толпу своими прищуренными глазами. Наконец шум в зале как бы иссяк, за исключением правых скамей, где все еще продолжали кричать и свистеть.
«Я пришел сюда не как член Совета Народных Комиссаров, — сказал Ленин и снова подождал, пока спадет шум, — а как член большевистской фракции, надлежащим образом избранный на настоящий Съезд». И он высоко поднял над головой мандат, так, чтобы все могли его видеть.

«Впрочем, — продолжал он совершенно спокойным голосом, — никто не станет отрицать, что теперешнее русское правительство сформировано большевистской партией… — он подождал еще секунду… — так что, в сущности, это одно и то же…»

Тут правые скамьи разразились оглушительным криком, но центр и левая заинтересовались и добились тишины.

Аргументация Ленина была проста. «Скажите откровенно, вы, крестьяне, которым мы отдали помещичьи земли: неужели вы теперь хотите помешать рабочим захватить контроль над производством? Ведь это классовая борьба. Помещики, разумеется, борются с крестьянами, а фабриканты борются с рабочими. Неужели вы хотите довести до раскола в рядах пролетариата? На какой стороне вы хотите быть? Мы, большевики, являемся партией пролетариата, — точно так же крестьянского пролетариата, как и пролетариата промышленного. Мы, большевики, стоим за Советы, — точно так же за крестьянские Советы, как и за Советы рабочих и солдат. Советы являются наиболее совершенным представительством народа — как того, который работает на заводах и в рудниках, так и того, который работает на полях. Всякий, кто пытается подорвать Советы, повинен в антидемократических контрреволюционных действиях. И я позволю себе заметить вам, товарищи правые эсеры, и вам, господа кадеты, что если Учредительное собрание попытается разрушить Советы, то мы этого Учредительному собранию не позволим!»

-------

Николай Врангель
Петроград
Временное правительство, как и Царь, пало от собственного бессилия. Но бессилие Николая II с бессилием Временного правительства на одну доску ставить нельзя. Не Николай II виновен в том, что он править был неспособен. Власть в руки взял не он — ему власть вручила Судьба. Временное правительство за власть схватилось само — следовательно, за свою неспособность ответственно оно.
Против Царя были массы, за ним пустота. За Временным правительством было пол-России — против него ничтожная горсть коммунистов — немецких наймитов. Как-никак, а осаждаемый Царь продержался годами — Временное правительство всего несколько месяцев. Из двух слабых, из двух неспособных самым слабым, самым неспособным оказался не Царь, а товарищество «Милюков, Керенский и Компания».

-------

Владимир Ленин
Петроград

Декрет об уничтожении сословий и гражданских чинов

1. Все существовавшие доныне в России сословия и сословные деления граждан, сословные привилегии и ограничения, сословные организации и учреждения, а равно и все гражданские чины упраздняются.
2. Всякие звания (дворянина, купца, мещанина, крестьянина и пр.), титулы (княжеские, графские и пр.) и наименования гражданских чинов (тайные, статские и проч. советники) уничтожаются и устанавливается одно общее для всего населения России наименование граждан Российской Республики.

3. Имущества дворянских сословных учреждений немедленно передаются соответствующим земским самоуправлениям.

4. Имущества купеческих и мещанских обществ немедленно поступают в распоряжение соответствующих городских самоуправлений.

5. Все сословные учреждения, дела, производства и архивы передаются немедленно в ведение соответствующих городских и земских самоуправлений.

6. Все соответствующие статьи доныне действовавших законов отменяются.

7. Настоящий декрет вступает в силу со дня его опубликования и немедленно приводится в исполнение местными Советами рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

-------

Роза Люксембург -> Луиза Каутская
Польша, ulica Więzienna, тюрьма г. Бреслау (Вроцлава)
Радуешься ли ты за русских? Конечно, они не могли бы сдержаться в этом шабаше, не потому, что, как подтверждают статистические расчеты твоего дорогого муженька, Россия сильно отстала в экономическом развитии, а потому, что социал-демократия на высокоразвитом Западе, трусливо поджав хвост, стоит и смотрит, как русские истекают кровью. Я много ожидаю в ближайшие годы, но только совсем не хочу наблюдать всемирную историю сквозь тюремную решетку…
-------

Русское слово

В Комитете Центральной рады одобрен законопроект о созыве Украинского учредительного собрания. Законопроект в общих чертах скопирован с проекта выборов во Всероссийское учредительное собрание. Территория Украинской республики, на которой произведутся выборы, состоит из 9 украинских губерний с присоединением некоторых уделов Курской и Воронежской губерний.

-------

Владимир Набоков
Петроград
Как можно было организовать выборы в России, сверху донизу потрясенной переворотом, в России, не имеющей ни демократического самоуправления, ни правильно налаженного местного административного аппарата? А выборы в армии?.. Но, конечно, самый огромный риск заключался бы в самом созыве Учредительного собрания. Наивные люди могли теоретически представлять себе это собрание и роль его в таком виде: собралось бы оно, выработало бы основной закон, облекло его всею полнотой власти для окончания войны, а затем разошлось бы... Это можно себе представить, но кто поверит, что так в самом деле могло случиться? Если бы до Учредительного собрания удерживалась какая-нибудь власть, то созыв его был бы, несомненно, началом анархии.
------

Лариса Рейснер
Петроград
Вечером занесенный первым ноябрьским снегом дворец кажется нетронутым, так же безмятежна белая площадь, за сквозными воротами у костров греется стража, автомобиль, став у строгих металлических дверей, громко дышит и блестит беспокойными фарами. Едва стукнет замок, за створками мелькнет быстрая тень, — и опять надолго гордое невозмутимое спокойствие.

И внутри никакие разрушения, разбитые окна, сорванные рамы — ничто не отнимет у этой постройки плавный ход ее галерей, соразмерность стен и потолков, полукруги зал и, прежде всего, изумительное, единственное в мире расположение тени и света. На пороге каждой комнаты вы сразу замечаете окна: они высоки и цельны, и каждое с тяжелыми складками кружева или сукна, отодвинутыми на две стороны, напоминает сцену, живую открытую сцену.

Все остальное — камин, люстры, мебель, возведены и поставлены так, чтобы со всякого места зрителю открывалась новая перспектива, свой собственный кусок декорации: бледного неба, Невы, Биржи и крепости. Концертные и бальные залы, вечерние и ночные комнаты из золота и малахита лежат в сердцевине здания. Круглые, накрытые куполом, сосредоточенные и замкнутые в себе.

Зеркала заменяют здесь то, что для внешних, наружных покоев делают окна. Всякая связь со внешним миром разорвана, город бесконечно далек, ни один из его гудков и колокольных звонов сюда не проникает. Как на дне морском, покоится жемчужная ротонда посреди призрачного царства лестниц, коридоров и зал. Зеркала, которыми она переполнена, дробят искусственный свет, как сонные, соленые, к самому дну прижатые воды.

Там, где жили цари последние пятьдесят лет, очень тяжело и неприятно оставаться. Какие-то безвкусные акварели, бог знает кем и как намазанные портреты, модного стиля «модерн» мебель — всему этому трудно поверить в жилище, построенном для полубогов.

Какие буфеты, письменные столы, гардеробы! Боже мой! Вкус биржевого маклера «из пяти приличных комнат», с мягкой мебелью и альбомом родительских карточек.

Как хочется собрать весь этот пошлый человеческий хлам, засунуть его в царственный камин и поджечь все вместе во славу красоты и искусства добрым старым флорентийским канделябром.

Впрочем, кляксы безвкусия попадаются и в александровскую эпоху. Между уборной Александра II, по тайной лестнице, ведущей к фрейлинам, есть маленькая комната, которую не раз проходили, пряча лицо за вуалью и плащом. Вся она полна обнаженных тел. Венеры, Дианы и Цереры, музы и пастушки, плясуньи и маркизы собраны в один душный гарем. Эрмитаж будет гордиться этой коллекцией. Ее украшает подлинный Ватто, Фрагонар и Буше. Однако на самом видном месте зияют две французские картины — ничего не стоящие, аляповатые и грубые, на которых «ню» выставлено, как в мясной лавке. Просто — гадость. Мало того: все рамы двойные, и за целомудренными, величавыми богинями спрятаны маленькие, нечистые игрушки. Все это остатки старинного варварства, и его следы видны повсюду. Но перейдем к тому, что попорчено теперь и недавно.

Первые дни революции мало повредили дворцу. Несколько разбитых стекол, вот и все. Но затем в дом Растрелли въехал Керенский. Лучшие комнаты, самые строгие музейные залы он занял под бюро печати, канцелярию, словом, присутственное место. Все осталось нетронутым, но все затерто, закурено, зашаркано, оглушено пишущими машинками и закапано чернилами. В десяти покоях, выходящих на площадь, — водворился караул. Его меняли чуть не каждый день (наш премьер никому не доверял свою особу), и каждый новый отряд хозяйничал по-своему. Грязные тюфяки на полу, продырявленные картины, бутылки и бутылки, и все это не где-нибудь, но вокруг самой «особы», на ее глазах и с ее ведома.

О частной жизни Керенского во дворце, о бесчисленных признаках бестактности по отношению к собственности Романова мы не станем здесь говорить. Бог с ним. Все это дурно пахнет. Но вот мелочь, пустяк, а какой характерный. У Николая II был собственный бильярд. При отъезде в Тобольск шары слоновой кости, как личное имущество, были уложены и приготовлены к отправке. Министр приказал их вернуть и, как говорят сторожа, «собственноручно изволили забавляться».

И так во всем. Начиная с уборной и кончая библиотекой. Мы бы хотели знать, зачем вообще нужно было вселяться в Зимний дворец? Зачем нужно было есть и спать по-царски, попирать ногами изящество, роскошь и богатство, которыми имеет право распоряжаться только народ, которые принадлежат будущему, как Музей Александра III, как Эрмитаж и Третьяковская галерея. Не будь Керенского во дворце, народный гнев не тронул бы ни одной безделушки. Разве премьер не знал, что каждую минуту политическая борьба может его сбросить если не с кресла, то со стула Николая II, что он подвергает величайшей опасности сокровища искусства, посреди которых он осмелился жить. Так и случилось. Толпа искала Керенского — и нашла на своем пути фарфор, бронзу, картины, статуи и все это разбила. Если заяц бежит от охотников в хрустальный магазин, он ведет за собой свору, которая придет по его следам и все перебьет. Тут ничего неожиданного нет. Кабинет Александра II, молельня и т. д. превращены в кучу осколков; мундиры, бумаги, ящики столов, подушки, пастель — все решительно искрошили. Каким-то чудом уцелело под стеклом генеалогическое дерево с миниатюрными портретами на конце расщепленных ветвей. Странно его видеть над всеобщим погромом. Оно возвышается такое бледное, такое хрупкое.

На первый взгляд очень странно отношение ко всему случившемуся придворных лакеев, сторожей и администрации. Никто из них не покинул дворец во время обстрела. Много ценного сохранено только благодаря мужеству и порядочности этих людей. К новому хозяину они относятся очень терпимо, и хотя большевистские комиссары со своими ружьями, сапогами и манерами кажутся выходцами с того света посреди порученного им дворца, — их ценят за безусловную честность и полное отсутствие личных претензий, которыми «выскочка» так оскорблял и унижал слуг, привыкших к настоящей барской палке. «Изволили много душиться, а душка своего не было-с». Так холопская наблюдательность подвела итоги Керенскому.

Но еще более опасное внимание черни привлекает в Зимний дворец уже не «особа», но на этот раз огромные винные погреба. Их завалили дровами, замуровали сперва в один кирпич, потом в два кирпича, ничего не помогает. Каждую ночь где-нибудь пробивают дыру и сосут, вылизывают, вытягивают, что возможно. Какое-то бешеное, голое, наглое сладострастие влечет к запретной стене одну толпу за другой. По ним стреляют, их убивают, как собак, их позорит молва, а они только жмутся и на четвереньках, на животе ползут, ползут и ползут. Рабочие, матросы обещали разнести все здание, если не прекратится низменное паломничество. И они правы. Лучше гибель чего угодно, чем зрелище ненасытного, болезненного обжорства, совершаемого в дни величайшей русской революции. Со слезами на глазах рассказывал мне фельдфебель Криворученко, которому поручили защищать злосчастные бочки, о том отчаянии, о полном бессилии, которое он испытывал по ночам, защищаясь один, трезвый, со своим немногочисленным караулом против настойчивого, всепроникающего вожделения толпы. Теперь решили так: в каждое новое отверстие будет поставлен пулемет.

-------

Григорий Зиновьев
Елисаветград, Херсонская губерния
Сейчас, когда страна переживает такие трудности, нас обвиняют во всем, как будто до сих пор Россия переживала райские дни, а мы их нарушили.

На самом деле накануне нашего восстания страна задыхалась, находилась в тупике.

Возьмем вопрос о война. Вождь меньшевиков, Церетели, не сдержал своего обещания — тайные договоры не были опубликованы. В вопросе о войне положение оставалось безнадежным. Союзная буржуазия хохотала над наказом Скобелеву. Никаких надежд на мирную конференцию не было. Ясно лишь было, что мы на всех парах мчимся к зимней кампании, когда в армии ни хлеба, ни одежды, ни снарядов.

Возьмем земельный вопрос. Роль его в крестьянской стране колоссальная. Но было ясно, что при старой политике крестьяне земли не получат. Разве не Авксентьев издавал указы об аресте земельных комитетов? Разве за лозунг, что лишь Учредительное собрание решит вопрос о земле, не уцепились все помещики? Для чего они сделали это? Конечно для того, чтобы выиграть время. Особенно если сами вожди социалисты говорят народу «жди». Народ триста лет ждал и знает, чего от них ждать. А пока помещики не зевают, они организуются.

Крестьяне чувствовали новый обман, и при господстве министров-социалистов — «необходимы стали» крестьянские восстания.

Возьмем национальный вопрос. «Инородцев» в России половина населения. Они стонали под игом царизма и теперь думали, что получат полную свободу национального развития. И что же? Министры-«социалисты» подписали указ о разгоне Финляндского сейма — излюбленный прием царя.

Это напомнило те времена, когда Герцен говорил: «Мне стыдно быть русским». Отсюда усиление у нас «сепаратистского» движения. То же и с украинцами. Буржуазно-меньшевистская коалиция разъединила нас с Финляндией и Украиной.

Все это вместе взятое привело к вооруженному восстанию. Кто оглянется назад на эти 8 месяцев, тот увидит, что тут был не простой недочет, как выразился Церетели, это была измена революции. Мы не заподозриваем их личной честности; это было вне зависимости от них, но это было все же изменой.

Мы надеялись было до Учредительного собрания обойтись без нового восстания, но слишком была измучена страна, и рабоче-солдатское восстание не могло не совершиться.

Говорят, что это был заговор, что это было движение кучки — нет, это было движение миллионов людей.

Мы сами удивлялись, что так легко пало правительство Керенского. Несмотря на то, что Петроградский гарнизон за эти месяцы специально подбирался по «благонадежности», в дни, когда подошло восстание, ни у правительства, ни у Думы, ни у с.-р. и меньшевиков не оказалось ни одной сотни солдат, кроме ударниц, которые тоже были обмануты: юнкера — те в главной массе своей защитники интересов своего помещичьего-буржуазного класса.

Это не заговор. Вопрос о восстании открыто обсуждался за несколько недель до него. Оно вспыхнуло тогда, когда обострился кризис, когда Керенский сделал попытку вывести питерский гарнизон. Керенский попытался развести мосты, чтобы отрезать окраины от центра. Мосты были разведены всего лишь на несколько минут — рабочие и солдаты сейчас же их свели.

Стало ясно, что наступил конец правительства Керенского.

Вопреки сведениям буржуазных газет, не мы виноваты в обстреле Зимнего дворца — взятие его стоило всего лишь шести жертв с нашей стороны; победивший народ великодушно освободил из дворца даже юнкеров. Первые дни в Петрограде все было спокойно, но контрреволюционеры, собрав разных юнцов, юнкеров и т. п., пошли против восставшего народа.

Так же было и в Москве. Победители большевики заключили договор с побежденными, который был образцом величайшего великодушия.

Что бы сделала с побежденными буржуазия?..

Вы знаете, что Керенский пошел с вооруженной силой на Петроград. Особенные надежды он возлагал на Лугу. Но Лужский гарнизон примкнул к восставшим, а Лужский Совет избрал 90% большевиков. И так было во всей армии, несмотря на всякие румчероды и пр. оторванные от масс комитеты. В армии десять миллионов человек, а Керенскому удалось двинуть на Петроград лишь кучку казаков. Но и все трудовое казачество с нами. Весь фронт присоединился к новой власти. Установилась живая связь, живая почта с фронтом; обветренные пороховым дымом идут ходоки из окопов в Смольный. Если бы армия была не с нами, то буржуазия сумела бы повести ее на Петроград. Гоц заявил, что считает своим долгом вооруженной рукой идти против нас.

Из отношения армии видно, что это не заговор, а великое народное дело. С нами десять миллионов самого честного, самого молодого и передового крестьянства — армия. С нами рабочие и матросы.

Нам приписывают слишком много чести, когда говорят, что все это великое дело есть дело одной лишь нашей партии. Нет, это движение выросло из глубин народных. Не скрою: технически наше восстание было плохо обставлено. Бывали моменты, когда у нас не было ни офицеров, ни бензина, ни лошадей. Но пока в Военно-революционном комитете обсуждали в тревоге, где все это взять, сами рабочие и солдаты все доставали. Победила сила народа, и история это оценит. Войска Керенского не могли не изумляться, видя, как красногвардейцы смело шли вперед, и потому красногвардейцы оказались непобедимыми.

Буржуазные газеты искажали факты. «Комитету спасения революции», вернее —удушения революции, ничего не оставалось, как печатать аршинными буквами, что наша армия разгромлена, что взяты Аландские острова, что Керенский взял какой-то вокзал. Другого исхода, как лгать, для буржуазии ведь не оставалось. Была группа, которая металась между нами и ими, пыталась создать согласительную комиссию — это «интернационалисты». Но это было только смешно.

Военная победа далась нам очень легко, но это не значит, что мы уже справились со всеми трудностями. Буржуазия еще сильна. Значительно слабее промежуточная демократическая группа, к этому привел ее тот «недочет», о котором говорит Церетели. Результаты выборов в У. С. показали, что в настоящее время есть две определившиеся сильные группы — мы и буржуазия. И это понятно: эти две группы имеют ясно очерченные классовые физиономии. Устранение промежуточной демократии — есть наш шаг вперед, это результат исторического перелома «срединных» групп.

Исторический смысл совершившегося заключается в том, что мы открыли новую страницу в истории революции.

Многие думают, что революция должна была свестись только к свержению царизма и установлению буржуазно-свободного режима, такого же, как Франции или Америки. Нет, семимильными шагами идет социальная революция. И она случится не тогда, когда этого захочет какая-либо партия, — нет, это будет тогда, когда этого захочет многомиллионная масса, когда она сплотится для завоевания человеческого житья, захочет, чтобы весь народ стал культурен, грамотен, чтобы дети учились и т. д.

Наша революция с самого начала таила в себе зародыши социальной революции; ее подкрепит европейский военный пожар и, хотя небо обложено свинцовыми тучами, социальная революция грядет и придет. И она началась. Итальянцы, родственный нам по духу народ, уже начинают восставать. Буржуазия посмела расстрелять в Турине рабочих. Это начало. Пусть через год, через два, через несколько лет, но социалистическая революция победит.

На Крестьянском съезде мы говорили крестьянам, мы спрашивали их, как они относятся ко всеобщей трудовой повинности. Они одобряли это. Мы говорили крестьянам, что от банков зависит девять десятых нашей жизни, экономическое положение, армия, вопросы войны и мира и проч., что какая-побудь кучка в 300-400 человек ворочает целыми странами и что мы должны твердой и уверенной рукой ввести контроль над банками, которые тогда не смогут по своему капризу останавливать производства, поощрять мародеров грабить народ. Мы говорили крестьянам, что отдача земли крестьянству — переворот, какого не знал еще мир; он переродит всю психику крестьянина, всю жизнь его и детей его.

Мы говорили крестьянам, что армия мерзнет в окопах и что все имущие должны уступить часть своего теплого белья, лишние одеяла, платье, если они взаправду считают, что армия защищает их покой от врага.

Рабочий контроль над производством, о котором говорили все партии и которого они не вводили, должен быть осуществлен, иначе мы погибнем от голода и холода.

Мы даем вам определенную программу, ряд мер, без которых страна погибнет. Это еще не социализм, но это подход к нему; это требования жизни. И когда мы предложили нашу программу на Крестьянском съезде 25 октября, нас поняли и к нам примкнули.

О соглашении, под соусом однородного министерства. Нам предложили повторить комедию с коалицией. Мы говорим, что это вздор; это не будет однородное правительство — это будет мыльный пузырь, который лопнет. Мы знаем лишь две народные партии: большевиков, за которыми идут солдаты, рабочие и беднейшие крестьяне, и левых социалистов-революционеров, за которыми идет крестьянство. Это был торжественный момент, когда произошло слияние Крестьянского съезда и Совета. Это было для крестьян нелегко, они должны были порвать с Черновым и Авксентьевым.

Вспомним 1-й Крестьянский съезд в апреле 1917 г. Нас там не хотели слушать. А на 2-м Съезде сумели разобраться — и это был исторический съезд. Да, мы предприняли ряд мер, ведущих к социализму, но мы идем теперь по этому пути рука об руку с крестьянами не только идейно, но и организационно. Я не говорю, что у нас будет теперь безмятежное житье. Мы выкинули лозунг «Вся власть Советам», и теперь этот лозунг победоносно пройдет по всей России.

Теперь труднейшая задача — ликвидация войны. Но кто и чем сделал лучше нас? Наступление 18-го июля? Когда по воле Керенского погибло столько солдат, что даже не посмели опубликовать цифру убитых? Пусть дадут они ответ за то, что хранили тайные документы царской дипломатии.

Говорят, что «союзники» поведут с нами войну. Конечно, вся буржуазия ополчится против нас, но… руки у нее коротки. Франция измучена войной не меньше нас, Франция обезлюжена. Еще три месяца назад во Французском парламенте было сказано: «Во Франции крестьянства нет, остались в деревне одни калеки и старики». Французские капиталисты не смогут повести войска против нас.

Мы поступили не так, как Церетели, — через 24 часа после того, как получили власть, мы начали опубликовывать тайные договоры. Через колючие заграждения военной цензуры содержание их проникнет и к нашим союзникам и откроет им глаза. Народы поймут, из-за чего идет война; поймут, что представители буржуазных республик торговали ими, как скотом, так же как у нас делал это царь. Нам известно, что во французским окопах далеко не то настроение, что было, — там жаждут мира. Наша революция— похоронный марш для всего буржуазного строя, буржуазия Франции и др. чует это. Пусть не грозят нам английские банки: страшен сон, да милостив бог. Мы скажем им: лучше ужасный конец, чем бесконечный ужас.

В то время как шли торги и переторжки, в то время как буржуазные дипломаты думали, что им удастся совершить благополучно торг кусками Африки, Европы и Азии, в то время как они полагали решить дело без хозяина — мы расстроили их планы. Честные люди уже сейчас видят, что это вовсе не так страшно, что большевики вовсе не вешают по 12 буржуев на каждом фонарном столбе. Но они увидят еще больше. Они увидят уничтожение войны, братание народов, увидят могучий толчок к мировой революции, к всеобщему счастью и свободе. Для нас Совет — самый идеальный вид народного правительства. Каждый день в него вливается свежая волна настоящего народа.

Советы тем хороши, что они своими щупальцами охватывают всю жизнь и в каждый данный момент отражают волю парода. В 1905 г. Советы пали, когда погибла революция, и сейчас предстояла гибель Советам, если бы не вторая революция, победившая теперь. Такой идеальной организации, как Советы, нет во всем мире. И на весь мир мы провозглашаем лозунг: «ВСЯ ВЛАСТЬ СОВЕТАМ РАБОЧИХ, СОЛДАТСКИХ И КРЕСТЬЯНСКИХ ДЕПУТАТОВ».
serg_ya
25.11.1917

Пьер Паскаль

Петроград
Откуда проистекает леность русского народа? Ответ одного владельца сибирских золотых рудников на Охотском побережье: «Это естественное изобилие территории. Когда России что-нибудь нужно, она работает как надо, чтобы это добыть, а потом отдыхает».

Сегодня выборы в Учредительное собрание. На Невском проспекте большое оживление. Экипажи, авто проезжают, разбрасывая потоки бюллетеней с номером того или иного списка и программами той или иной партии. Остановившийся возле тротуара извозчик пожаловался мне: «Бредни несут и те и другие». Вот оно ощущение безвыходной ситуации, где истину не узнать.

------

Александр Замараев
Тотьма, Вологодская губерния
Сегодня первой день выборов в Учредительное собрание. Из книг. Собор св. Петра в Риме имеет длины внутри 80 сажен, занимает площадь собою в 1½ десятины. Внутри собора могут поместиться Исакиевский и Казанский соборы. Телеграмм из Петрограда нет. Что, говорят, творится, упаси боже. Пусть бы была свобода.
------

Николай Вреден
Петроград
Основная масса избирателей шла на выборы с большими сомнениями, с отсутствием четкого представления о том, чего они хотят. В большинстве случаев они полагались на озарение в последний момент. На результаты голосования влияла любая мелочь: то, как звучат имена кандидатов, абсурдное толкование названий партий, особенности организации избирательных участков. Людей даже определившихся с выбором приводила в раздражение необходимость выбирать нужный бюллетень из двадцати других, напечатанных на бумаге всех возможных оттенков. Часто предпочтение определялось и цветом бумаги, на которой был напечатан бюллетень.

Нигде вопиющая беспомощность избирателей не обнаруживалась столь очевидно, как в сельской местности. Один из приятелей рассказывал мне о старухе крестьянке, которую сын уговорил проголосовать. Через два часа она вернулась с виноватым лицом, и, когда сын спросил, выполнила ли она свое обещание, последовал ответ:

— Не знаю, милый! Когда я шла туда, мои сапоги сильно испачкались, а пол там такой был чистый — жалко пачкать. Поэтому я взяла лист, что поближе, и опустила его в ящик. На все воля Божья!

------

Утро России

По инициативе адмиралтейской районной думы особая художественная комиссия произвела осмотр Зимнего дворца. Установлена ужасающая картина разгрома и расхищения художественных ценностей дворца.
Похищено около 6 тысяч предметов высокой художественной ценности; не менее того испорчено, разбито и поломано. У статуй отбиты руки, стены испещрены надписями и т.п. Масса ценных художественных вещей старого серебра и фарфора были увезены из Петрограда до большевистского восстания.
-------

Александр Бенуа
Петроград, 1-я линия Васильевского острова, 38
В газетах сплошная полемика, декреты и почти никаких фактов. Сегодня первый день выборов в Учредительное собрание, которое уже иначе не назовут, как «Учредилка». По стенам расклеены призывы голосовать. Из списков кандидатов чаще всего встречается список №2 («промышленников»); он тщательно отпечатан с картинкой в красках — в трех вариантах. На одном — силуэт деревни, церкви и фабрики. Кадеты выпустили очень уродливого богатыря (все те же перепевы), а в самом тексте у них довольно хитро составленный (но слишком растянутый) диалог между большевиком и кадетом. На Дворцовом мосту и у Зоологического музея по большой «хоругви» и по плакату — от беспартийных, с призывом «К урнам!». Наша белка (Леля) исполняет заказ школы Гагариной — второй уже день занята изготовлением подобной же «наглядной агитации». Атя и Надя уже побывали у урны в Академии художеств и положили свои билетики в урну «христианских демократов». Пожалуй, и я завтра изменю своему обыкновению, пойду и положу туда же — я это сделаю только для того, чтоб поглядеть, как происходит вся процедура.
Настроение в городе самое мирное, а из-за навалившегося снега даже и какое-то праздничное! Площадь Зимнего дворца и Миллионная улица к ночи производили иллюзию, точно ничего не переменилось; только, подойдя ближе, иллюзия исчезала при виде развороченной во время осады, составленной из дров баррикады перед Военным министерством. Митингов или хотя бы небольших скоплений не видать. Все же на душе у меня неспокойно, и даже мое «морское недомогание» за последние часы усилилось. Наиболее сильное впечатление произвели на меня отставка чиновников М-ва финансов (какое безумие! ведь это сдача крепости!) и декрет с угрозой отставки всем продолжающим саботировать, лишение их пенсии и особенно выселение их в трехдневный срок из квартир (казенных?). Таким образом, новая власть уже вступает в полосу (покамест «бескровного») террора. Саботаж же лишний раз с особой яркостью рисует повальную глупость интеллигенции и просто отсутствие практического смысла. Сотни лет подчинялись беспрекословно люди начальству, и, хотя бы из элементарного лукавства, следовало бы играть привычную роль, а между тем эти господа (эти сотни тысяч) вдруг решили проявить героическое благородство и войти в пассивную борьбу с насилием! Надо надеяться, что в последнюю минуту многие сдадутся. Если же не сдадутся, то дело станет совсем дрянь. Вот когда будет сделан крупный шаг в сторону пугачевщины — к чему-то непоправимому…

Долю печали я еще получил сегодня вечером в театре. Давалось «Лебединое озеро», всегда неминуемо вызывающее во мне какую-то специфическую томную печаль. Вальс черных лебедей, да и вся эта милая старинка, имеет в себе нечто пыльно-похоронное, сладостно-кладбищенское, нечто ужасно щемящее. Вспомнили и то, как наши девочки-малютки танцевали под ту же музыку в исполнении их мамы в балетных тю-тю после того, что мы их свели (то было в 1902 году!) именно на этот балет! Дни нашей молодости, дни, когда жизнь была еще впереди…

Вид зрительного зала Мариинского театра, такой обыкновенно радостный, праздничный, показался мне сегодня унылым и печальным. Пустые, темные царские ложи! Публика абсолютно чужая, ни одного из прежних завсегдатаев. Точно мы и не в Петербурге, а в каком-то совершенно чужом городе…

-------

Нестор Махно
Гуляйполе, Александровский уезд, Екатеринославская губерния
Как к самой идее Учредительного собрания, так и к выборам его делегатов наша группа относилась отрицательно. Под влиянием агитации группы трудовое население района в большинстве своем тоже отрицало самую идею Учредительного собрания, однако не все это большинство трудового населения бойкотировало выборы. Это объясняется тем, что социалистические партии — левые и правые эсеры, социал-демократы-большевики, меньшевики и сильная партия кадетов — повели бешеную агитацию по всей стране за списки своих кандидатов. Под влиянием этой их агитации трудовое население страны разбилось на ряд группировок, совершенно разорвав свое единство даже в вопросе о социализации земли.
-------

Сергей Каблуков
Петроград
Сегодня с 9 ч. утра, 1-й день выборов в Учредительное собрание. Петербург должен избрать 18 человек.

В России — настоящие смутное время и безвла­стие. Плоды его уже сказались событиями, приведшими к тому, что государство Российское по силе и международному своему поло­жению уподобилось Болгарии, Персии, Турции и Китаю. Внутри же России — повсеместно гражданская война, рас­стройство транспорта, пьяные погромы, грабежи, бунты, чинимые бегущей и голодной армией, голод хлебный, угольный со всеми последствиями. Лишь чумы не хватает.
В П-ге и Москве царствует Ленин с Троцким. Отделились: Малороссия, Кавказ, Финляндия, Латвия, потеряны Польша и Курляндия, доставшиеся Германии. Границы России становятся те же, что и Московской Руси до Петра I. Последствия голода и бегства армии будут ужасны для горо­дов и культуры. Что будет в Петербурге без хлеба и угля — понятно всякому. Все мы погибнем.

Но даже и в лучшем случае, если города и горожане уцелеют, то Россия на века останется и разоренной, и голодной, и нищею, и презираемой, и еще больше невежественной, чем ныне. Так-то кончается «чаемая» русская революция.

------

Джордж Бьюкенен
Петроград, Дворцовая набережная д. 4, Британское посольство
Союзные военные представители в ставке заявили официальный протест Духонину против нарушения сентябрьского соглашения 1914 г. и сказали ему, что оно может иметь самые серьезные последствия. Скрытая угроза, содержавшаяся в последних словах, была истолкована в том смысле, что мы намерены предложить Японии напасть на Россию. Это был неудачный шаг, который причинил нам немало вреда.
Троцкий по этому поводу выпустил горячее обращение к солдатам, крестьянам и рабочим, направленное против нашего вмешательства в русские дела. Он говорил им, что наше империалистическое правительство пытается загнать их кнутом обратно в окопы и превратить их в пушечное мясо. Он приглашал солдат избрать своих представителей и немедленно открыть переговоры с германцами.

Сегодня начались выборы в Учредительное собрание. На вчерашнем митинге гарнизона, на котором присутствовали представители всех политических групп, большевики фактически получили вотум доверия.

-------

Товарищ

Главная причина устранена!

Большевики наткнулись на тайное соглашение между Временным правительством и Японией, в силу которого Япония обязуются не нападать на Россию в случае заключения ею сепаратного мира с центральными державами.
serg_ya
26.11.1917

Александр Бенуа

Петроград, 1-я линия Васильевского острова, 38
Утром «исполнили свой гражданский долг», подав голос за список №3 и изменив (единственно из любопытства) своему обыкновению. Организована в нашем районе подача голоса вполне культурно.
«Бюро» заседает в вестибюле у парадной лестницы нашей «родной» Академии художеств. Сразу у входа барышня спрашивает удостоверение и по номеру направляет к одному из проверочных столов, расположенных полукругом, за которыми сидят по два почтенного вида гражданина (неизвестно, к какой партии принадлежащие). В книге делается отметка, что выборщик явился, ему выдается чистый конверт. Затем вас приглашают зайти за ширму (у дверей в апартаменты Совета), и там вы вкладываете свой заготовленный список в конверт, подходите к «урне» (большому ящику), и два молодых человека за столом рядом берут у вас конверт и со словами «Вы видите, что опустили» опускают конверт. Выходить нужно в другие двери, очевидно, потому, что рассчитывали на большое стечение граждан. Мы проделали с Акицей всю процедуру без малейшей очереди. Абсентизм в нашем квартале вовсю.

-------

Евгений Трубецкой
К вопросу об отношениях Церкви и Государства

Москва, Лихов пер., д. 6
Церковь не должна отделяться от государства, пользуясь от него разными услугами и особенно бюджетом. Но очевидно, что пользоваться услугами без тех или иных условий нельзя. Если Государство дает Церкви бюджетное содержание или вспомоществование, то отсюда следует, что деятельность Церкви не должна быть противна государственным законам.

Государство признает брак православного с магометанкой и тем самым будто бы отменяет у Церкви ее закон, в силу которого данный брак не признается. Но, признав такой брак законным, Государство может этим установить здесь только свою точку зрения, а заставить Церковь признать такой брак оно не может.
Государство признает закон о таком браке в существе дела мирским законом, но навязать его Церкви не может, и Церковь будет вправе не признавать его законом.
Если отчуждение церковных земель будет совершаться без вознаграждения, то против этого необходимо всеми силами протестовать; а если за вознаграждение, притом по справедливой оценке, то это не может вызывать осуждения. Единственное, чего можно опасаться в будущем, это конфискации церковных имуществ, т.е. отобрания в казну без всякой уплаты.

------

Альфред Нокс

Позорную роль отправить делегатов во вражеские окопы по при­казу Крыленко отвели 5-й армии, той, что под командованием ге­нерала Плеве вписала многие славные страницы в историю рус­ского оружия, а также XIX армейскому корпусу, когда-то одному из лучших во всей русской армии. Делегация достигла немецких позиций в 16.10 26 ноября.
В нее входили подпоручик Шеир из 9-го Киевского гусарского полка, авантюрист с сомнительной ре­путацией, а также два депутата армейского комитета 5-й армии, военный врач Сагалович и вольноопределяющийся Мерен. На сле­дующее утро делегация вернулась с ответом: немецкое командова­ние в принципе согласилось и назначило следующую встречу на 1 декабря.
serg_ya
27.11.1917

The New York Times

Несколько дней назад начал широко обсуждаться возможный визит Татьяны Николаевны Романовой, дочери бывшего российского императора, в Соединенные Штаты. Согласно некоторым сообщениям, в программу поездки якобы вошли балы, выступления в женских клубах в поддержку некой российской благотворительной организации.

Сегодня на эту историю удалось пролить свет. Русская балерина Екатерина Галанта, выступающая теперь в нью-йоркском театре, выпустила заявление, в котором сообщается, что ей предлагали 500 долларов в неделю за то, чтобы она притворилась бывшей великой княжной.
Слова мадемуазель Галанты были дословно переведены на английский язык.


«Около двух недель назад к дверям театра, где я сейчас выступаю, подъехал автомобиль. Из него вышел мужчина среднего возраста. Он написал карандашом на куске бумаги свое имя, “Мистер Джейкобс”, а затем спросил, могу ли я его принять. Дождавшись конца представления, он заговорил на очень плохом русском, спросив меня, действительно ли я та самая Галанта из Петрограда. Я ответила, что, да, я та самая Галанта. Мужчина спросил меня, танцевала ли я в Петрограде, и я сказала, что делала это с семи лет. Затем мой собеседник поинтересовался, видела ли я когда-либо великую княжну Татьяну, и я сказала, что, да, видела. Я выступала перед ней, царем и царицей в Императорской опере в Петрограде. Мужчина спросил, не хочу ли я заработать много денег. Я уточнила, о какой сумме идет речь. Он сказал, что мне будут платить 500 долларов в неделю, и я буду жить как принцесса. “Как это возможно?” — удивилась я. “Вы перестанете участвовать в этом спектакле и поедете со мной в Сан-Франциско. Вы перестанете существовать как Галанта и станете великой княжной Татьяной. Мы скажем, что вам удалось сбежать из Сибири и вы только что прибыли на пароходе в Сан-Франциско из Японии”, — сказал мужчина. Я спросила, зачем все это нужно. “Для съемок кино. Для исполнения этой роли нам нужна русская девушка. Вы знакомы с российским двором, и вы похожи на великую княжну, — ответил мужчина. — Так вы поедете?” Я сообщила ему, что ему необходимо поговорить с моим менеджером, и мистер Джейкобс ответил решительным отказом. Он заявил, что он не работает ни с менеджерами, ни с представителями бизнеса и что, если я хочу поехать в Сан-Франциско, наш разговор должен остаться в секрете. Тогда я отказалась, и он ушел прочь».

Официальные российские лица, находящиеся в Америке, были возмущены слухами о визите дочери бывшего императора в Соединенные Штаты. Они заявили, что не признают никакие самозванные благотворительные организации по оказанию помощи пострадавшим в войне и что такой же позиции придерживается и Красный Крест.

Первоначальную версию этой истории, связанную с побегом Татьяны из Тобольска с помощью фиктивного брака с сыном бывшего камергера императорского двора, почти никто официально не комментировал. Один из сотрудников российского государственного благотворительного фонда по сбору помощи пострадавшим в войне ограничился фразой: «В России сейчас странные времена».

------

Оттокар Чернин
Австрия, Вена, Баллхаусплатц, 2
За последние дни я получил надежные сведения о большевиках. Вожди их почти все евреи с совершенно фантастическими идеями, и я не завидую стране, которой они управляют. Но нас, конечно, в первую очередь интересует их стремление к миру; а оно как будто налицо; дальше вести войну они не могут.
У нас в кабинете намечаются три направления: первое не принимает Ленина всерьез и считает его калифом на час, второе, хотя с этим и не согласно, но протестует против переговоров с революционером такого сорта; а третье, представленное, насколько мне известно, приблизительно только мной, пойдет на переговоры, несмотря на шансы появления новых халифов на час и на несомненную революцию. Чем меньше времени Ленин пробудет у власти, тем скорее нужно приступать к переговорам, потому что какое бы правительство ни заступило его, оно все равно уж не возобновит войну, а создать себе в партнеры русского Меттерниха, раз его нет, я конечно не могу.

-------

Джордж Бьюкенен
Петроград, Дворцовая набережная д. 4, Британское посольство
Троцкий сообщил союзным военным атташе ноту с уверением в том, что его правительство желает отнюдь не сепаратного, а всеобщего мира, но что оно решило заключить мир. Это будет ошибкой со стороны союзных правительств, — говорит в заключение нота, — если России в конце концов придется заключить сепаратный мир.

Я пришел к тому заключению, что единственное, что для нас остается, это faire bonne mine au mauvais jeu. Следуя мысли, первоначально поданной Ноксом, я отправил в министерство иностранных дел следующую телеграмму:

«Я разделяю взгляд, уже высказанный генералом Ноксом, что положение стало здесь настолько безнадежным, что мы должны пересмотреть свою позицию.
По моему мнению, единственный правильный путь, оставшийся для нас, состоит в том, чтобы возвратить России ее слово и сказать ее народу, что, понимая, как истощен он войной и дезорганизацией, неразрывно связанной с великой революцией, мы предоставляем ему самому решить, захочет ли он добыть себе мир на условиях, предложенных Германией, или продолжать борьбу вместе с союзниками, которые решили не складывать оружия до тех пор, пока не будут обеспечены твердые гарантии всемирного мира. Моим единственным стремлением и целью всегда было удержать Россию в войне, но невозможно принудить истощенную нацию сражаться вопреки ее собственной воле. Если еще что-нибудь может побудить Россию сделать еще одно усилие, то это сознание того, что она совершенно свободна действовать по собственному желанию, без всякого давления со стороны союзников. Существуют данные, доказывающие, что Германия старается довести дело до непоправимого разрыва между нами и Россией для того, чтобы подготовить почву для германского протектората, который она надеется в конце концов установить над этой страной. Для нас требовать своего фунта мяса и настаивать на том, чтобы Россия исполнила свои обязательства, вытекающие из соглашения 1914 г., значит играть в руку Германии. Каждый день, что мы удерживаем Россию в войне вопреки ее собственной воле, будет только ожесточать ее народ против нас. Если мы освободим ее от этих обязательств, то национальное чувство обратится против Германии, если мир будет оттягиваться или будет куплен на слишком тягостных условиях. Для нас вопрос жизни и смерти — отпарировать этот последний ход Германии, так как русско-германский союз после войны будет представлять вечную угрозу для Европы, особенно же для Великобритании.

Я вовсе не защищаю какого-либо соглашения с большевистским правительством. Напротив, я думаю, что принятие указанного мною курса выбьет из их рук оружие, так как они уже не будут в состоянии упрекать союзников в том, что они гонят русских солдат на убой ради своих империалистических целей».

-------

Петр Кушников
Юго-Западный фронт
Кучер Черный заявил: «Да и как не желать мира. Вот я думаю: уйду как-нибудь ночью. Все равно. Надоело все, не приведи, Господи! Так надоело, что и сказать не могу!» К этому я могу только добавить, что если и Черный решается на такой поступок, то пора, очень пора складывать оружие. Теперь хотя бы это можно сделать довольно мирно, а после… с грабежами… с убийством и т.п.
--------

Владимир Вернадский
Петроград
С. Вл. рассказывала о вчерашнем заседании Совета министров. Оно было трагическим. Кончилось в 9½ вечера. Полная растерянность. Как верно говорит С. В., поразительна в общем слабость и растерянность этих людей (министры!). Она даже некоторым сказала и говорит, что чувствовала себя там од­ним из немногих «мужчин».
Невольно думаешь о будущем. Хочется найти выход вне случай­ных обстоятельств. Эти случайности могут быть ужасны для пе­реживающих — но поворот так глубок, что то, что за ним сохранит­ся, само по себе огромно. Сейчас в смысле случайностей все зависит от Учредительного собрания. Если оно будет не большевистское в большинстве, все же ясно, что унитарная Россия кончилась. Рос­сия будет федерацией. Слишком пала воля и уважение к велико­россам. Юг получит гегемонию. Роль Сибири будет очень велика. Я даже мечтаю о присоединении к этой федерации и австрийских земель. Столица не Москва?

Сейчас надо ждать результатов выборов в Учредительное соб­рание. Несомненно, в большевистском движении очень много глубокого, народного. Tu l’as voulu, George Dandin! Демократия показала свое лицо, то, которое она постоянно показывала в истории. В критический момент покажет и свою энергию. Но ясно одно: русский народ до этих форм жизни в мировом государстве не дорос, а т. к. возврат к унитарной монархии невозможен, то выход один — сильные области, объединенные единой организаци­ей, — федерация.

Если Академия наук будет разрушена как целое в этом вихре — переехать в Киев или Полтаву?

------

Александра Коллонтай
Петроград, ул. Казанская, 7
Галдят, требуют, грозятся… Но напористее всех инвалиды войны. У них свой союз, они организованы и действуют твердо, настойчиво. От их требований не уйдешь.

А требуют они прежде всего — справедливо требуют — крова. Искалечила их, изувечила империалистическая война. А теперь, как сор ненужный, выбросила на улицу. «Вот тебе и герой! Вот тебе и награда за защиту отечества! Да будь оно проклято, это отечество! В село бы назад… да кто меня теперь, увечного, кормить станет?..»
Нервные, издерганные, обидчивые, жалкие. Все больше крестьяне, со всех концов России. Действительно, положение трагическое. В Совнаркоме провожу повышение пособия увечным. Декрет успокаивает на время. Но цены в городе растут и растут.

Число увечных в городе все прибывает. Нет жилья.

-------

Товарищ

Согласно соглашению французской газеты «Temps» из Гапаранды, Черноморский флот изъявил готовность примкнуть к властителю Южной России, генералу Каледину, находящемуся в настоящее время в Харькове. Адмирал Колчак, принужденный недавно вследствие бунта покинуть свой пост, будто бы является одним из инициаторов этого решения Черноморского флота.

Из всех частей России к Каледину стекается население. Уверяют, что также многочисленные генералы старого режима отправляются к нему, чтобы предоставить себя в его распоряжение.

-------

Лев Троцкий
Петроград, Смольный, Смольный пр., д. 1

Обращение Совета Народных Комиссаров к правительствам и народам союзных с Россией стран

В ответ на наше предложение о немедленном перемирии на всех фронтах, в целях заключения демократического мира, без аннексий и контрибуций, с гарантией права на национальное самоопределение, германский главнокомандующий ответил согласием на ведение мирных переговоров. Верховный главнокомандующий армий Республики, прапорщик Крыленко, предложил отсрочить начатие переговоров о перемирии на 5 дней, до 1 декабря, дабы снова предложить союзным правительствам определить свое отношение к делу мирных переговоров. Военные действия на русском фронте по обоюдному согласию приостановлены. Никаких перемещений войск за эти пять дней, само собой разумеется, ни с той, ни с другой стороны не должно быть.

Решающий шаг сделан. Победоносная рабочая и крестьянская революция в России поставила вопрос о мире ребром. Период колебаний, оттяжек, канцелярских соглашений закончен. Сейчас все партии всех воюющих стран призваны ответить категорически на вопрос: согласны ли они вместе с нами приступить 1 декабря к переговорам о немедленном перемирии и всеобщем мире. Да или нет! От ответа на этот вопрос зависит, избегнут ли труженики заводов и полей новой зимней кампании, со всеми ее ужасами и бедствиями, или же Европа будет и дальше истекать кровью.

Мы, Совет Народных Комиссаров, обращаемся с этим вопросом к правительствам наших союзников — Франции, Великобритании, Италии, Соединенных Штатов, Бельгии, Сербии, Румынии, Японии, Китая. Мы спрашиваем их пред лицом их собственных народов, пред лицом всего мира: согласны ли они приступить вместе с нами 1 декабря к мирным переговорам?

Мы, Совет Народных Комиссаров, обращаемся к союзным народам и, прежде всего, к их трудящимся массам, согласны ли они и дальше тянуть эту бойню без смысла и цели, слепо идя навстречу гибели всей европейской культуры. Мы требуем, чтобы рабочие партии союзных стран немедленно дали ответ на вопрос: хотят ли они открытия мирных переговоров 1 декабря.

Вопрос поставлен ребром. Солдаты, пролетарии, трудящиеся, крестьяне, хотите ли вы вместе с нами сделать решительный шаг к миру народов?

Мы, Совет Народных Комиссаров, обращаемся к рабочим массам Германии, Австро-Венгрии, Турции, Болгарии. Мир, который мы предложили, должен быть честным соглашением, обеспечивающим каждому народу свободу экономического и культурного развития. Такой мир может быть заключен только при условии прямой и мужественной борьбы революционных масс против всех империалистических планов и захватных стремлений.

Рабочая и крестьянская революция уже предъявила свою программу мира. Мы опубликовали тайные договоры царя и буржуазии с союзниками и объявили эти договоры необязательными для русского народа. Мы предлагаем всем народам открыто заключить новый договор на началах соглашения и сотрудничества.

На наше предложение официальные и официозные представители правящих классов союзных стран ответили отказом признать правительство Советов и вступить с ним в соглашение о мирных переговорах. Правительство победоносной революции не нуждается в признании профессионалов капиталистической дипломатии. Но мы спрашиваем народы: выражает ли реакционная дипломатия их мысли и стремления? Согласны ли народы позволить дипломатии упустить великую возможность мира, открытую русской революцией? Ответ на эти вопросы должен быть дан сейчас же, и ответ не на словах, а на деле. Русская армия и русский народ не могут и не хотят дольше ждать. 1 декабря мы приступаем к мирным переговорам. Если союзные народы не пришлют своих представителей, мы будем вести с немцами переговоры одни. Мы хотим всеобщего мира. Но, если буржуазия союзных стран вынудит нас заключить сепаратный мир, ответственность падает целиком на нее.

Солдаты, рабочие и крестьяне Франции, Англии, Италии, Соединенных Штатов, Бельгии, Сербии! 1 декабря открываются мирные переговоры. Мы ждем ваших представителей. Действуйте! Не теряйте ни одного часа! Долой зимнюю кампанию, долой войну!

Да здравствует мир и братство народов!
serg_ya
28.11.1917

Александр Бенуа

Петроград, 1-я линия Васильевского острова, 38
Социализм в будущем не очень меня пугает. Просто здесь в чистом виде ему не ужиться! Это пока социализм оставался заморским учением, пока он являлся мечтой, он представлял собой нечто соблазнительное, а когда дойдет дело до его реализации посредством всяческих дисциплинарных мер (вплоть до террора), так русский человек очень скоро (а может быть, не «так уж скоро») выработает в себе иммунитет, который выразится, хотя бы в самой примитивной форме, в разгильдяйстве, вялости, кисельности.
Поскольку во мне течет кровь латинянина, меня эти черты возмущают (хотя я сам в сильной степени заражен ими), а, поскольку я «мировой гражданин», меня это самое утешает, ибо я склонен думать, что именно Россия и все национальные (расовые) особенности русского человека спутают всю игру и не дадут совершиться тому муравьиному порабощению, которое горше всего другого.

--------

Леонид Андреев
Финляндия, Ваммельсуу
Жестокости сколько! Еще больше, впрочем, гнусности, образцом каковой я считаю Горького с его теперешними противубольшевистскими статьями. Дурак с изрядной примесью мерзавца. Но еще больший дурак читатель, который эту изворотливость и лицемерие принимает в святой серьез и пишет: «Великий писатель, наконец, не выдержал…» Ведь вспомнить только, что в течение всей революции «Новая Жизнь» усердно призывала к погрому буржуазии. К миру, к вражде к союзникам, к братанию. «Не травите Ленина!» — ведь это они писали. Троцкого и всех пломбированных они нежнейше приветствовали! И давно ли тот же социалистический «День» называл горьковскую «Жизнь» «презренной газетой». Конечно, Горький вылезет сух и чист, разве только бочок придется кое-где пообчистить, да высушить портянки — ловкач!
-------

Надежда Тэффи
Петроград
Часто говорят про какие-то десять миллионов.

Десять миллионов — это излюбленная цифра русской фантазии.

За десять миллионов евреи выдумали японскую войну.

За десять миллионов они же устроили революцию 1905 года.

За десять миллионов Милюков продался не то финнам, не то гуннам, не то какому-то полуострову.

Десять миллионов украл Церетели — тоже неизвестно, где и как.

И наконец десять миллионов требуют большевики от Государственного банка.

С детства слышали мы, что есть какой-то десятимиллионный фонд, который идет на всякие гадости.

Так и осталось в нашем представлении: дело темное — десять миллионов.

------

Военно-революционный комитет
Петроград, Смольный
Недостаток топлива вынудил некоторые электрические предприятия ограничить отпуск энергии лишь шестью часами в сутки, за исключением двух дней в неделю. Неэкономное расходование энергии может привести к тому, что электрические предприятия будут вынуждены произвести дальнейшее сокращение отпуска энергии и оставить совершенно без света многие предприятия и частных лиц. Долг каждого гражданина поэтому следить за тем, чтобы без особой надобности электрические лампочки не зажигались и чтобы вообще электрическая энергия не расходовалась без крайней к тому необходимости.
Между тем владельцы многих торгово-промышленных заведений, закрывая магазины, оставляли все выключатели открытыми, вследствие чего во многих магазинах без всякой надобности горят все лампы от 6 до 12 часов, а в субботу и в воскресенье — всю ночь и весь день.

Ввиду этого предлагается объявить всем владельцам торгово-промышленных заведений, что, закрывая магазины, они обязаны закрывать все выключатели и что виновные в неисполнении настоящего распоряжения будут привлекаться к ответственности.

-------

Джордж Бьюкенен
Петроград, Дворцовая набережная д. 4, Британское посольство
Я получил ноту от Троцкого с требованием освобождения двух русских — Чичерина и Петрова, интернированных в Англии за пропаганду против войны, которую они, очевидно, вели среди наших рабочих. Русская демократия не потерпит, — заявляет нота, — чтобы двое ни в чем неповинных русских подданных находились в заключении в то время, как британские подданные, ведущие активную пропаганду в пользу контрреволюции, остаются безнаказанными.
-------

Товарищ

К событиям в России агентура Гаваса сообщает следующее: Парижские газеты сообщают из Гапаранды, что войска Каледина завладели городом Вязьмой. Армия в 30 000 казаков наступает на Москву. Возбуждение в городе чрезвычайное. Ожидают, что большевистские войска окажут лишь слабое сопротивление. Ходят слухи, что еще большая армия казаков движется на Петроград.
Aim77
(Radko @ 14-11-2013 - 22:57)
Думаю, что наши внуки будут плакать горючими слезами от провала построения справедливой модели общества, уничтоженной изменниками и моральными уродами, потому что стахановскими темпами восстанавливается тот мир, который был разрушен в 1917-м. И если ты не родишься в семье бизнесмена, крупного чиновника, вора и т.п., то шансы получить место под Солнцем у тебя будут минимальны.

А выучиться на бизнесмена, взять кредит под квартиру, сделать бизнес и стать миллионером слабо?
serg_ya
29.11.1917

Надежда Тэффи

Петроград
Говорят, большевики готовят нам новые наказы:

1) Отпустить всех пленных.

2) Уничтожить денежные знаки.

3) Брать за право выезда из города от одной до пяти тысяч.

Я предложила бы еще брать за право невыезда. А то это похоже на поблажку. С какой стати допускать даром сидеть на месте?

-------

Александр Бенуа
Петроград, 1-я линия Васильевского острова, 38
К обеду у нас Робьен, Gentil, Аргутинский и Сомов. Боже! До чего милый друг Владимир (Аргутинский) туп и упрям! Аргутон снова завел песенку о немецких деньгах, на которые и «устроена вся революция».
Робьен не отрицает, что немецкие деньги сыграли свою роль (особенно в первом фазисе революции — в феврале), он даже допускает, что Ленин и сейчас не отказывается от субсидий, откуда бы они ни шли, ибо, как достойный преемник иезуитов, он исповедует принцип «цель оправдывает средства». Но все же Робьен считает Ленина по существу абсолютно честным, и он убежден, что полученные средства целиком пошли на пропаганду и на поддержку агитации. С другой стороны, все немецкие интриги ни в какой степени не могли произвести того, что породила война. Для Владимира (и, увы, для миллионов думающих, как он) дело обстоит проще: немцы платят русским солдатам по 40 руб. в день, «немцы развращают этих невинных овечек, это немцы произвели разруху, тогда как ничего не мешало кончить войну победой». Меня такие глупости ввергают в нестерпимое волнение, я чувствую, что эти господа уже подготовляют почву для будущих кровопролитий, и в первую очередь для реванша.

-------

Русское слово

В Смольный институт обращается много иностранных подданных за пропуском для выезда за границу. Военно-революционный комитет постановил выдавать пропуски лишь в том случае, если подданные иностранных держав представляют удостоверения от посольств, адресованные официально на имя Военно-революционного комитета или Совета Народных Комиссаров. Удостоверения от консульств приниматься не будут. Равно не действительны удостоверения, адресованные анонимно на имя власти. Посольства иностранных держав уже приняли эти условия. Британское посольство принять эти условия категорически отказалось. Явившимся вчера в Смольной двум английским офицерам было отказано в выдаче пропуска ввиду несоблюдения указанных выше условий.

-------

Анатолий Луначарский -> Анна Луначарская
Петроград,№ 27/34, на углу Глазовской (ныне улица Константина Заслонова) и Звенигородской улиц
Вчерашнее всемирно-историческое событие (объединение с крестьянством и заключение предварительного перемирия), конечно, сильно укрепили нашу власть, и, быть может, сегодня результаты скажутся, но она все еще пока не целиком в наших руках: финансы еще сопротивляются, а благодаря этому все еще не отправлен наш курьер. Но завтра-послезавтра он поедет, так что все-таки выигрыш будет заметный даже для тех писем, которые «ждут» его.

Надеюсь, что со «взятием» финансов разрешим мы и вопрос об эмигрантах, и вы, мои ненаглядные, чудные, вернетесь к обожающему вас вашему папе.

На место Сухановых других друзей у меня не нашлось, кроме Лещенко (обоих), с которыми у меня очень добрые отношения.

Одно время очень восторженно относилась ко мне прекрасная по натуре своей большевичка Покровская, премилый человек, но теперь она завалена работой и влюблена! Так что ни у меня никто и я ни у кого вот уже месяц совсем не бываю, т.е. по знакомству. Деловые отношения у меня, напротив, весьма многочисленные. Среди них есть очень приятные: Тема Киммель, Бенуа, профессор Рейснер, Маяковский, Брик и многие другие.

Одно время я бывал у Горьких (когда был председателем Совета по заведованию Народными домами с Андреевой — моей помощницей). Но теперь они злые враги нашего "режима", и я их избегаю.
serg_ya
30.11.1917

Александр Бенуа

Петроград, 1-я линия Васильевского острова, 38
Напрасно поверил Робьену (и своему собственному чувству), будто кризис рассеивается. Я не придал большого значения выходке Временного правительства, выступившего в газетах с напоминанием о своем существовании и о том, что оно обладает правом назначения Учредительного собрания. Это нечто очень неуместное и совсем никчемное, но благодаря этому снова могут пострадать кое-какие несчастные простофили вроде женского батальона или юнкеров!
Ведь говорят же (Гиппиус вечером подтвердила), что теперь формируются «кадетские» батальоны из гимназистов; в Тенишевской гимназии и у Мая все мальчики уже такие кадеты! Гораздо хуже то, что изоляция Смольного продолжается, и едва ли найдется какой-либо безболезненный выход из положения. Сегодня закрыли городскую думу, и граждане приглашаются к новым выборам…

------

Евгений Трубецкой
Москва, Лихов пер., д. 6
России готовится новое испытание, самое тяжелое из всех испытаний, которое собор не может пройти молчанием. Люди, назвавшие себя Русским Правительством, вошли в сношения с германцами относительно сепаратного мира и тем самым от лица Русского народа изменили союзникам. Если союзники не выступали до сих пор против нас войной, то потому, что надеялись, что это так называемое правительство — неправомочно, что оно не выражает воли Русского народа и что Русский народ не захочет изменить своим союзникам. Если же они убедятся, что это правительство есть выразитель воли России, то последствием этого будет полный раздел России: часть отойдет к Японии, часть к Америке, часть Англии и Франции, а остальное будет отдано на съедение немцам.
Может ли Собор обойти молчанием гибель Родины? Целый день мы обдумывали в Соборном Совете поступившее заявление; много приводилось доводов за и против предложения, и в конце концов мы пришли к заключению, что пройти молчанием события, грозящие гибелью Родины, значит, не исполнить своего долга как Членов Собора. Мы говорим, что не дело Собора вмешиваться в партийную политику; но тут дело идет о гибели нашей Родины, которой преступная рука вонзает нож прямо в сердце. Союзники ждут решения: есть ли эта власть выразительница воли Русского народа? Городские думы говорят: нет, эта власть не выражает воли Русского народа. Торгово-промышленная группа говорит то же самое. Священный Собор представляет из себя единственное законное представительство 100-миллионного православного Русского народа. Если этот Священный Собор промолчит в тот момент, когда приближается гибель Родины, когда Россия будет вычеркнута из списка великих держав, то не изменит ли он своим священным обязанностям? Неужели возможно молчание Собора? Указывают на последствия, которым может подвергнуться Собор, говорят, что это повлечет за собой разгон Собора. Но как же мы можем смотреть иначе?! Собор нужно беречь для его святой деятельности. Но сберечь его можно только исполнением его священных обязанностей. Кто сбережет душу свою, тот утратит ее, а кто утратит, тот сохранит. Своим торжественным заявлением, что эти люди не призваны говорить от лица Русского народа, мы спасем Собор как ту силу, которая может влиять на Русский народ. И голос Собора должен прозвучать властно. А если мы этого не сделаем, то на страницах истории будет занесено, что Собор не исполнил своего долга.

------

Никита Окунев
Москва
Духонин объявлен Лениным-Троцким «врагом народа», Черемисов арестован, и проч., и проч.

Викжель — общежелезнодорожная организация («Вежеталь», как по своей малограмотности я перекрестил ее), то было не поддававшаяся власти большевиков, теперь объединилась с ними.

В «Дне» характеристика некоторых народных комиссаров. Большинство из них — либо бывшие черносотенники, либо явные жулики или пьяницы. Нечего сказать — компания теплая! Недаром в России стоит такая теплая зима в этом году!
Опубликовано воззвание от «Временного правительства», подписанное и.о. министра-председателя Прокоповичем, министрами Малянтовичем, Никитиным, Ливеровским, Масловым и другими социалистами «за прочих министров». В нем они заявляют о незаконности власти большевиков, не признают их декретов, переговоров о мире и надеются, что скоро будет положен конец господству насильников, и просят поддержать Учредительное собрание, которое назначается на 28 ноября. В Петрограде выборы закончились. По числу голосов больше всех, конечно, получили большевики — 415 587, потом идут кадеты — 245 628, социал-революционеры — 149 644, все прочие — ничтожное количество. Всего в выборах участвовало 923 354 лица (чуть ли не больше 70 %).

Большевики взяли из Государст. банка «на экстренные нужды» 25 млн. Еще более или менее добросовестно.

-------

Александр Замараев
Тотьма, Вологодская губерния
Пятница, торговый день. Цены следующия: мука ржаная по карточкам — 8 руб 50 коп., мясо — 1 руб. фунт, печеной хлеб — по фунту 22 коп., картофель — б руб. пуд, сахару нет, сайда — 1 руб. 10 коп. фунт, соль — 3 руб. 50 коп. фунт, керосин — 20 коп., ситец — 2 руб, 70 коп., дрова длинныя, кубик, еловые — 50 руб., перелет — 25 руб. сажень, дровни — 15 и 20 руб., сено — 4 руб, 50 коп. и 5 руб. пуд. Уехали здешния извозчики в Кокшенгу по овес. Там цена на овес — 15 и 20 руб. Военныя дела самыя худыя. На фронте нет хлеба. Солдаты принуждены бросить все и бежать. Власти твердой нет.
-------

Джон Рид
Петроград
В конце ноября разразились «винные погромы» (разграбление винных подвалов), начавшиеся с разгрома погребов Зимнего дворца. Улицы наполнялись пьяными солдатами… Во всем этом была видна рука контрреволюционеров, распространявших по всем полкам планы города, на которых были отмечены винные склады.
serg_ya
01.12.1917

Раннее утро

Австро-венгерское правительство прислало следующую телеграмму комиссару по иностранным делам Троцкому:

«Австро-венгерское правительство получило радиотелеграмму народных комиссаров, в которой русское правительство выражает готовность начать переговоры о заключении перемирия и договора об общем мире. Опубликованные русским правительством основы будущего перемирия и мирного договора, в ответ на которые правительство Российской республики ожидает контрпредложения, образуют, по мнению австро-венгерского правительства, подходящую основу для ведения этих переговоров.
Австро-венгерское правительство выражает свою готовность приступить к предложенным русским правительством переговорам о немедленном перемирии и всеобщем мире и отправить представителей на начинающиеся 19 ноября переговоры.

Императорский и королевский министр иностранных дел Чернин».

-------

Рихард фон Кюльман

Правительству Русской Республики.

Главный комитет рейхстага единодушно согласился с мнением государственного канцлера, высказанным им 29-го ноября относительно готовности к обсуждению русского предложения о мире; граф Гертлинг объявил:

«Русское правительство направило вчера подписанную народным комиссаром по иностранным делам Троцким и представителем Совета Народных Комиссаров Лениным, радиотелеграмму правительствам и народам воюющих стран, в которой оно предлагает вступить в ближайший срок в переговоры о перемирии и всеобщем мире. Я не отказываюсь объявить, что в известных мне до сих пор предложениях русского правительства можно видеть приемлемые основы для вступления в переговоры и я готов вступить в таковые, как только русское правительство пришлет уполномоченных к тому представителей. Я надеюсь и желаю, чтобы эти стремления приняли скоро определенную форму и даровали нам мир.

Статс-секретарь Фон-Кюльман».

-------

Владимир Ленин
Петроград
Признавая необходимым приступить к самым энергичным мерам в целях понижения жалованья высшим служащим и чиновникам во всех без исключения государственных, общественных и частных учреждениях и предприятиях, Совет Народных Комиссаров постановляет:

1) назначить предельное жалованье народным комиссарам в 500 рублей в месяц бездетным и прибавку в 100 рублей на каждого ребенка; квартиры допускаются не свыше 1 комнаты на каждого члена семьи;

2) обратиться ко всем местным Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов с просьбой подготовки и проведения революционных мер к особому обложению высших служащих;

3) поручить Министерству финансов подготовить общий законопроект о таком понижении;

4) поручить Министерству финансов и всем отдельным комиссарам немедленно изучить сметы министерств и урезать все непомерно высокие жалованья и пенсии.

--------

Никита Окунев
Москва
Все-таки надо признать, что наши настоящие властители, Ленин и Троцкий, люди недюжинные. Идут к своей цели напролом, не пренебрегая никакими средствами. Если это и нахалы, то не рядовые, своего рода гении. Керенский перед ними мелок. Он может умереть, но про него лучше того, что писали весной и летом, — уже не напишут. На каких-то тюфяках, после царских, спит он теперь и где он теперь находит слушателей для своего пустомельного, выходит, красноречия? Кто-то сказал, что «если вы хотите узнать, что такое слава, то спросите о том поросенка, нюхающего воздух».
Кстати, о славе, о честолюбии: обнародован декрет об отмене «сословий, званий и чинов». Все теперь (по Ленину) «граждане Российской республики».
Но кто теперь возгордится таким «высоким» званием? А в прошлом году я, выходец из крестьян Владимирской губ. и с 1911 г. «мещанин Сергиевского посада», ожидал пожалования меня в потомственные почетные граждане, согласно представления о том О-ва для содействия русскому торговому мореходству. Хорошо, что не успел получить этого звания, а то, пожалуй, считал бы теперь себя обиженным.

-------

Алексей Толстой
Москва
Революция — всегда огонь. Она всегда изменяет качественно нацию во всей сложности ее духа. Все остальное — реформы, перевороты, бунты — лишь оттяжка или ускорение грядущего страшного часа. Я слишком близок к современным событиям, и душа моя слишком измучена, но все же осмеливаюсь утверждать, что первого марта 1917 года у нас произошла не революция, а военный и голодный бунт как реакция на трехлетнюю войну. Но, думается мне, октябрьские дни, ураган крови и ужаса, пролетевший по стране, потревожил наконец нашу дремоту, и, пробуждаясь, мы ужаснулись греху; мы приготовились, мы должны быть готовы к покаянию, к последней муке.
-------

Военно-революционный комитет
Петроград, Смольный
Протокол вечернего заседания.
Слушали: Делегация из Москвы от торгово-промышленных корпораций. Цель делегации — освобождение арестованных министров-капиталистов. Делегация находит, что содержание под стражей министров неправильно: 1) министры не принадлежат ни к одной группировке политической; 2) освобождение министров-социалистов дало право и на освобождение капиталистов, так что, состоя в коалиционном министерстве, все министры ответственны за деяния Временного правительства; 3) данные министры не являются контрреволюционерами, что они безопасны.
Товарищ Дзержинский отвечает, что акт задержания не является местью, что министры являются членами центра, вокруг которого группируются противники новой власти. Министры-социалисты доказали, как опасно давать свободу. Поэтому Военно-революционный комитет не может освободить министров. Можно только улучшить режим.

-------

Альфред Нокс
Петроград
Из Архангельска прибыл малыш Проктор, пребывающий почти в панике. Он заявил, что посол с семьей, а также все британ­ские граждане должны немедленно через Берген отправиться домой, а само посольство следует перевести в Архангельск, что­бы люди не попали в резню, которая вскоре разразится в Пе­трограде, после того как северные армии войдут сюда грабить и убивать. Я сообщил об этих мыслях послу, но старик ответил, что не желает видеть Проктора, что тот надоел, так как посто­янно твердит, что послу вот-вот перережут глотку: что будет, то будет, и будет конец и этому!
--------

Александр Колчак
Токио
Я пошел к английскому посланнику в Токио сэру Грину и высказал ему свою точку зрения на положение, заявив, что этого правительства я не признаю и считаю своим долгом как один из представителей бывшего правительства выполнять обещание союзникам; что те обязательства, которые были взяты Россией по отношению союзников, являются и моими обязательствами как представителя русского командования, и что поэтому я считаю необходимым выполнить эти обязательства до конца и желаю участвовать в войне, хотя бы Россия и заключила мир при большевиках. Поэтому я обратился к нему с просьбой довести до сведения английского правительства, что я прошу принять меня в английскую армию на каких угодно условиях. Я не ставлю никаких условий, а только прошу дать мне возможность вести активную борьбу.
Сэр Грин выслушал меня и сказал: «Я вполне понимаю вас, понимаю ваше положение; я сообщу об этом своему правительству и прошу вас подождать ответа от английского правительства». Я сказал ему, что два моих офицера так же смотрят на вещи, как и я, и желают разделить мою судьбу; другие же, у которых в России остались семьи, которые они не считают возможным бросить, желают ехать в Россию.
serg_ya
02.12.1917

Юлий Мартов -> Павел Аксельрод

Петроград, Сергиевская ул., д. 50, кв 9
Я не думаю, чтоб ленинская диктатура была обречена на гибель в скором уже времени. Армия на фронте окончательно переходит, как видно, к нему. Германия и Австрия фактически его признали, и возможно, что союзники займут выжидательную позицию. До тех же пор, пока армия не разочаруется в мире, добытом Лениным, может не найтись материальной силы для какой-либо контрреволюции. Опаснее для него экономический крах, конечно.
------

Леонид Андреев
Финляндия, Ваммельсуу
Все еще обитаю в деревне. Хвораю здорово. Газета секвестирована и, по-видимому, на вечные времена. Ужасная это вещь, что делается в России. И не сами большевики меня приводят в отчаяние — с них что взять! — а вот эти революционные болтуны и добродетельные предатели. Сейчас они лают, как деревенские собаки на забежавшего волка, и хвосты у них поджавши, а кто недавно хвастался, что спас революцию и родину от Корнилова? Вот и спасли! Воют «революция погибла!» — а кто дружил с большевиками? Кто их защищал? Кто всю интеллигенцию объявил буржуями и контрреволюционерами?
-------

Антон Деникин
Быхов, Могилевская губерния
Утром в тюрьму явился (из Ставки) полковник Генерального штаба Кусонский и доложил генералу Корнилову: «Через четыре часа Крыленко приедет в Могилев, который будет сдан Ставкой без боя. Генерал Духонин приказал вам доложить, что всем заключенным необходимо тотчас же покинуть Быхов».

Лавр Корнилов
-- Немедленно освободите генералов. Текинцам изготовиться к выступлению к 12 часам ночи. Я иду с полком.

-------

Совет Народных Комиссаров
Петроград, Смольный
Принять следующую резолюцию: «Ввиду того, что генерал Маниковский отдал контрреволюционное распоряжение по Московскому военному округу не заменять назначенных командиров выборными; ввиду того, что генерал Марушевский вел направленные против Советов переговоры с Духониным и сделал преступную попытку саботажа при организации делегации для переговоров о перемирии:

1) Маниковского и Марушевского немедленно арестовать и не выпускать без разрешения Совета Народных Комиссаров.
2) Немедленно начать самую энергичную чистку Военного министерства и произвести удаление ненадежных элементов высшего командного состава.

3) Выписать немедленно надежные элементы из командного состава латышских стрелковых полков в Петроград.

4) Немедленно выписать в Петроград один латышский стрелковый полк.

5) Ежедневно докладывать в Совет Народных Комиссаров о действительном выполнении указанных мер.

-------

Трудовая копейка

Сегодня, вечером, выехала делегация Центрального исполнительного комитета на фронт, откуда она отправится в ставку германской армии для ведения предварительных переговоров о перемирии. В состав делегации вошли: Каменев, Сокольников, член московского Совета рабочих и крестьянских депутатов Виценко, Мстиславский, член президиума чрезвычайного крестьянского съезда делегат Сташков, Шишков. Кроме того, в состав делегатов входят 1 матрос, 1 солдат и 1 рабочий.

-------

The New York Times

Лев Троцкий, большевистский министр иностранных дел, выпустил указ, запрещающий британским подданным покидать Россию до освобождения россиян, задержанных в Англии за их политические убеждения. Ранее нынешние российские власти уже требовали освободить этих россиян без каких-либо условий.
serg_ya
03.12.1917

Джон Рид

Петроград
Могилевский гарнизон восстал, захватил город, арестовал Духонина и армейский комитет и с победными красными знаменами вышел навстречу новому верховному главнокомандующему. На следующее утро Крыленко прибыл в Могилев и застал ревущую, беснующуюся толпу у вагона, в котором содержался арестованный Духонин. Крыленко произнес речь, в которой умолял солдат не трогать Духонина, поскольку его следовало увезти в Петроград, где он должен был предстать перед судом революционного трибунала. Когда он кончил, Духонин неожиданно появился у окна вагона, как бы собираясь тоже обратиться к толпе. Народ с диким воплем кинулся к вагону, вытащил старого генерала и тут же, на платформе, растерзал его.
-------

Антон Деникин
Поезд
Не стоит придумывать сложных комбинаций: взять билет на Кавказ и ехать ближайшим поездом, который уходил по расписанию через пять часов. Решил переждать в штабе польской дивизии. Начальник дивизии весьма любезен. Он получил распоряжение от Довбор-Мусницкого «сохранять нейтралитет», но препятствовать всяким насилиям советских войск и оказать содействие быховцам, если они обратятся за ним. Штаб дивизии выдал мне удостоверение на имя «помощника начальника перевязочного отряда Александра Домбровскаго», случайно нашелся и попутчик — подпоручик Любоконский, ехавший к родным в отпуск. Этот молодой офицер оказал мне огромную услугу и своим милым обществом, облегчавшим мое самочувствие, и своими заботами обо мне во все время пути.
Поезд опоздал на шесть часов. После томительного ожидания, в 10½ ч. мы наконец выехали. Первый раз в жизни — в конспирации, в несвойственном виде и с фальшивым паспортом. Убеждаюсь, что положительно не годился бы для конспиративной работы. Самочувствие подавленное, мнительность, никакой игры воображения. Фамилия польская, разговариваю с Любоконским по-польски, а на вопрос товарища солдата:

— Вы какой губернии будете?

Отвечаю машинально — Саратовской. Приходится давать потом сбивчивые объяснения, как поляк попал в Саратовскую губернию.

------

Симон Петлюра

Народы Украины!

Российская Республика переживает тяжелые дни. На севере, в столице, — гражданская война. Центрального правительства нет. Во всей стране — безвластие и анархия. Наша Родина тоже в опасности. Если не будет создано центральное народное объединенное правительство, Украина также попадет в анархию и безвластие.
Украинский народ!

Ты взял на себя обязательство вместе с братскими народами в Украине воевать вместе, установить на нашей земле порядок и обеспечить будущее. Мы, Центральная рада, провозглашаем Украинскую Народную Республику, чтобы обеспечить твою власть в нашей стране. Начиная с этого дня, спасти всю Россию и, не отдаляясь от нее, защитить ее целостность.

В то же время мы должны крепко объединиться в своей стране, чтобы помочь России и создать из Российской Республики Федерацию, которая будет состоять из равных и свободных народов.

До открытия Учредительного собрания вся исполнительная власть, законодательство, обеспечение порядка и спокойствия, а также вся власть на нашей земле принадлежит лишь нашей Раде, нашему собственному правительству.

Поскольку мы признаем верховенство нашей власти не только для защиты (наших) собственных прав и нашей революции, но и для защиты всей России, то мы распространяем ее на те губернии, в которых большинство населения составляют украинцы: Киев, Подолье, Волынь, Чернигов, Харьков, Полтава, Екатеринославль, Херсон, а также на северную часть Таврической губернии — Мелитопольский, Бердянский и Днепровский уезды, входящие в Украину. Крымский полуостров остается крымчанам.

Определение окончательных границ Украинской республики, а именно частей Курской, Холмской, Воронежской губерний, будет рассмотрено в будущем в плане присоединения их к Украине.

------

Альфред Нокс
Петроград
Я ужинал с семьей В. По их словам, в Смольном идут разгово­ры об аресте посла, Торнхилла и меня. Торнхилла за то, что «он повсюду сует свой нос», а меня за то, что я — это просто «про­клятье» в нашем посольстве. Дурново тоже предупредил меня, что два-три дня мне лучше не спать дома. Однако большевики пока не заходят так далеко, чтобы аре­стовывать своих союзников.
serg_ya
04.12.1917

Джордж Бьюкенен

Петроград, Дворцовая набережная д. 4, Британское посольство
Наше положение становится весьма затруднительным: тогда как наше правительство не может уступить перед угрозами, нашим подданным, приехавшим сюда из провинции для отъезда на родину, приходится очень круто, так как им приходится расходоваться, оставаясь тут, без конца. Сверх того, я вовсе не хочу дожидаться ареста членов нашего бюро пропаганды. В аргументации Троцкого в конце концов есть нечто справедливое: если мы претендуем на право арестовывать русских за пацифистскую пропаганду в стране, желающей продолжать войну, то он имеет такое же право арестовывать британских подданных, продолжающих вести пропаганду в пользу войны в стране, желающей мира.
-------

Петр Кушников
Юго-Западный фронт
Получил у солдат две немецкие газеты на русском языке, переброшенные на нашу сторону реки. Вчера в 2 часа из полка звонили, чтобы мы открыли огонь по окапывающимся немцам в полосе 49, но когда командир стал справляться на передовом пункте у комитетчика — действительно ли роются немцы, то последнего не оказалось; звонили, звонили, так и не нашли его. На фронте абсолютная тишина. Солдаты почти все «большевики» и никому уже не верят, не говоря уже о своих комитетах. Надоело все это ужасно. Тоска. Уже армию не исправишь после того, как ей «показали мир».
serg_ya
05.12.1917

Альфред Нокс

Петроград
Немцы категорически отказались принимать условия, кото­рые, по их словам, могли быть выдвинуты только проигравшей стороне. Потом они огласили свои условия. На совещании в полдень 5 декабря зачитал декларацию, в которой сообщалось, что русская сторона приняла реше­ние прервать переговоры и вернуться для консультаций со своим правительством. Представители противника были явно раздра­жены, но их лица просветлели, когда стороны договорились о временном прекращении огня сроком до 17 декабря.
Большинство из делегатов вели себя достойно, только кре­стьянин напился допьяна, после чего ему захотелось поспорить. Солдат попытался вести пропаганду, но получил отпор. Он по­пробовал вразумить немецкого солдата: «Мы же выгнали нашего Николая. Почему же вы не сделаете то же самое со своим Виль­гельмом?» Немец ответил: «Почему я должен выдергивать у себя зуб, если год назад зубы разболелись у вас?»

------

Николай Некрасов
Петроград
За полтора месяца отсутствия из Петрограда я потерял связи с руководящими кругами, и потому поневоле оставался лишь свидетелем событий в Октябрьской революции, которым не мог, конечно, сочувствовать. В Гельсингфорс мне ехать было и нелепо, да и вряд ли возможно. Я остался поэтому в Петрограде, ожидать созыва Учредительного собрания, живя совершенно легально, под своим именем, и всюду открыто появляясь. Никто меня не тревожил. Я счел себя свободным от всяких политических обязательств и начал устраивать свою личную жизнь. Это было тем нужнее, что в июле 1917 г. я женился на В.Д. Зерновой, и мы ожидали к июню 1918 г. рождения ребенка.
------

Александра Коллонтай
Петроград, ул. Казанская, 7
Поехал секретарь Совета Алеша Цветков на разведку. Возвращается с докладом: нашли удивительно приспособленное помещение. Все тут есть: отдельные комнатушки, столовые, кухни, полное оборудование и, что особенно важно в этот голодный период, запасы продовольствия. Где же этакая благодать?

В Александро-Невской лавре, в «священном», православном монастыре.

Посовещались. Порасспросили. Оказалось: помещение такое, что до тысячи человек разместить можно. А живет сейчас в монастыре всего каких-нибудь 60 монахов да послушников несколько десятков. Главное — как нельзя лучше для воинов: с кроватями, дров на два года хватит и муки, и масел растительных, и бочек с сельдями… одним словом, лучше не придумаешь!

— Да как же, — спрашиваем мы, — вас до осмотра-то допустили?

— А очень просто, — отвечает нам тов. Цветков, — мы на классовом противоречии сыграли, классовую рознь разожгли.

- Как так?
— В монастыре ведь тоже своя «классовая» борьба идет: ожиревшие монахи — с одной стороны, послушники, которыми монахи понукают, — с другой. Мы прямо к послушникам обратились: «Товарищи послушники, что тут у вас за дела делаются, угнетали вас ваши классовые враги-монахи?» — «Угнетали, — отвечают послушники. — Чисто рабы мы для них. Работай “задарма”, а пища-то наша — вода с хлебом, сами же монахи до отвалу всякой снадобью жирной животы набивают. Житья от них нет». Послушники на нашу сторону и встали. Повели нас помещения осматривать, кладовые, про запасы все нам выложили. Друзьями с ними расстались. Один послушник, из молодых, сразу большевиком себя признал.
Обсудили мы доклад разведчиков на Совете и порешили: занять монастырь следует, но сделать это «по мирному способу», попросить монахов потесниться, отвести им там флигелек, а остальное — под общежитие увечных воинов.

-------

Василий Шульгин
Киев, Владимирский спуск, 2, зал “Купеческое собрание”
Мы приняли участие в этих выборах. Был составлен список кандидатов, который начинался с меня. Вторым был Струве. Хотя он никогда не был киевлянином, но по закону о выборах в Учредительное собрание, которое почиталось Всероссийским, могли избираться люди независимо от их места жительства. Так и меня ввели в список где-то в Сибири, должно быть, там, где произвела впечатление моя телеграфная статья от 6 марта, начинавшаяся словами: «Цари ушли...». Что же касается Струве, то бывший соратник Ленина и идеолог марксизма, ученый, разочаровавшийся и в Карле Марксе, и в Ленине, был известной фигурой во всей России. Тем не менее нам не удалось собрать по Киевской губернии достаточное количество голосов.
У нас не было в селах и в деревнях агитаторов и организаторов. Украинцы же кое-кого имели в виде сельских учителей и сыновей некоторых батюшек. Главный пункт в агитации националистов излагался так: «Будет наделение землей украинцев. А кто не украинец, тот геть на Московину». После этого в селах стали говорить: «Настала какая-то Вкраина. Треба до ии пристоваты, бо землю дают».


Однако несколько волостей сплошь голосовали за восьмой номер, что «за царя». Кто же они были? Это любопытно. Это была так называемая околичная шляхта — дворяне, потерявшие дворянство и по своему быту превратившиеся в крестьян, и причем в бедных крестьян. Но они имели славное прошлое. Не покорились католикам, несмотря на все преследования. При этом целые села носили одну и ту же фамилию: Соколовские, Бехи и многие другие. Вот эти и голосовали за царя. Но они оказались в меньшинстве. А жили они преимущественно по лесам, питались охотой.

Итак, Соколовские, Бехи и другие не смогли послать меня в Учредительное собрание. Но они продолжали бороться, притом мерами весьма крутыми.

------

Петр Струве

Большевицкий переворот и большевицкое владычество есть социальная и политическая реакция эгалитарных низов против многовековой социальной и экономической европеизации России.
------

Владимир Ипатьев
Петроград
Ко мне в Химический комитет явился один английский гражданин. Я сначала совершенно не мог понять цель его посещения, в особеннестости потому, что он плохо говорил по-русски. Но вскоре я понял, что он пришел ко мне по секретному делу, — по поручению английского генерального консула и военного английского атташе. Английское правительство желало пригласить меня в качестве консультанта по разным химическим вопросам и также для того, чтобы я мог доставлять сведения относительно источников химического сырья в России и производительности мирных химических заводов, и т.п.
Выслушав это предложение, я его немедленно отверг, мотивируя свой отказ тем, что Россия в недалеком будущем выйдет из состояния войны и, быть может, будет находиться в неприязненных отношениях с Англией. С другой стороны, я старался объяснить ему, что мы имеем теперь новое социалистическое правительство, которое своим взглядом на вещи резко отличается от прежнего царского правительства. То, что считалось при царском режиме в порядке вещей, то в социалистическом государстве будет рассматриваться как государственная измена.

Я дал понять пришедшему ко мне директору, что он предлагает мне очень опасную работу и, возможно, что большевистская власть будет считать меня изменником и мне придется понести высшую меру наказания.

-------

Вечерний курьер

Отъезд японцев

За последний год или немногим больше в Москве стало замечаться значительное появление японских подданных, по большей части называвшихся корейцами. Многие из них торговали, служили в магазинах, а очень немногие нашли себе заработок набивкой папирос. В последние дни японцы покидают насиженные места и уезжают из Москвы. Обыватели объясняют такое бегство японцев якобы уже начавшимися осложнениями на Дальнем Востоке.
serg_ya
06.12.1917

Товарищ

Англия угрожает русским

Английская газета «Daily Mail» пишет по поводу положения, созданного русским предложением о перемирии, что Англия, в ожидании всяких возможностей, начала составлять списки находящихся в Англии русских подданных, которых английское правительство намеревается арестовать в случае, если Россия решится продолжать свою враждебную союзу политику по отношению к державам Согласия.

-------

Леонид Андреев
Ваммельсуу, Финляндия
Теперь все обвиняют Керенского, что он был слаб и своевременно не принял мер против большевиков и явно готовящегося восстания. Это верно, Керенский в своей слабости и податливости преступен перед Россией — а что делали они, все эти демократы, чтобы предупредить восстание? Ничего! И они же, стоило Керенскому поднять голос и намекнуть на решительные меры, поднимали отчаянный галдеж о «контрреволюционности» и вязали Керенскому руки. Скажу по правде, при всей моей закалке минутами дохожу до отчаяния, до мыслей о самоубийстве. Гнусно жить среди этих господ.
-------

Николай Бердяев
Москва, Большой Власьевский пер., 4
В характере Ленина типически русские черты, и не специально интеллигенции, а русского народа: простота, цельность, грубоватость, нелюбовь к прикрасам и к риторике, практичность мысли, склонность к нигилистическому цинизму на моральной основе. По некоторым чертам своим он напоминает тот же русский тип, который нашел себе гениальное выражение в Толстом, хотя он не обладал сложностью внутренней жизни Толстого. Ленин сделан из одного куска, он монолитен.
Роль Ленина есть замечательная демонстрация роли личности в исторических событиях. Ленин потому мог стать вождем революции и реализовать свой давно выработанный план, что он не был типическим русским интеллигентом. В нем черты русского интеллигента-сектанта сочетались с чертами русских людей, собиравших и строивших русское государство. Он соединял в себе черты Чернышевского, Нечаева с чертами великих князей московских, Петра Великого и русских государственных деятелей деспотического типа. В этом оригинальность его физиономии. Только такие люди успевают и побеждают. В Ленине нет ничего от революционной богемы. В этом он противоположен таким людям, как Троцкий или Мартов, лидер левого крыла меньшевиков.

Он призывает к элементарным вещам, к труду, к дисциплине, к ответственности, к знанию и к учению, к положительному строительству, а не к одному разрушению, он громит революционное фразерство, обличает анархические наклонности, он совершает настоящие заклинания над бездной. И он остановил хаотический распад России, остановил деспотическим, тираническим путем. В этом есть черта сходства с Петром.

-------

Петр Струве
Петроград
Я знаю, что принято во всех переживаемых нами бедах винить либо старый порядок и старую власть, либо большевиков. Я последний склонен оправдывать старую власть, которая ради сохранения своих отживших прерогатив преступно задерживала культурное и политическое развитие нации. Мое отношение к большевикам тоже достаточно известно. Но если всероссийский погром 1917 г. угодно называть русской революцией, то я скажу прямо: главным преступлением старой власти является именно то, что она подготовила эту революцию и сделала ее неизбежной. Справедливость, однако, требует прибавить: в этом преступлении соучаствовала вся прогрессивная русская интеллигенция тем безразборчивым и безрассудным характером, который она придала своей борьбе со старым порядком, в частности после событий 1905 г.
-------

Василий Шульгин
Киев
Перехожу к выборам в Украинское Учредительное собрание. При этих выборах должен был быть избран отдельный представитель от города Киева. И в этих выборах мы приняли участие. Тут жестокими врагами явились опять же украинцы. За это время произошла в Киеве народная перепись, показавшая национальный состав киевского населения. Оказалось поляков — 10 процентов, украинцев — 12, малороссов — 4, русских — 54, евреев — 17 и 3 процента под рубрикой прочих.
Вот эти 12 процентов украинцев энергично боролись с нами. Мы печатали прокламации как на русском, так и на малороссийском языках. Последние писал молодой Грушевский, племянник старого Михаила Грушевского, автора капитального исторического труда «Украина — Русь». Как ученый он, конечно, не мог не признавать, что сначала была Русь, а потом Украина. Но все же он был завзятый украинец, в свое время получавший большие деньги за пропаганду сначала от Австрии, затем от Германии.
serg_ya
07.12.1917

Военно-революционный комитет

Петроград, Смольный
Чиновники государственных и общественных учреждений, саботирующие работу в важнейших отраслях народной жизни, объявляются врагами народа. Их имена отныне будут публиковаться во всех советских изданиях, и списки врагов народа будут вывешиваться во всех публичных местах.
Люди, которые усугубляют хозяйственную разруху и подрывают продовольствие армии и страны, являются отверженцами и не имеют права на пощаду. Они объявляются под общественным бойкотом. Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, профессиональные союзы, кооперативы и все вообще народные организации приглашаются установить над контрреволюционными чиновниками, подрывающими народную власть, бдительный и суровый надзор. Отверженцы не должны встречать ниоткуда поддержки. Кто не хочет работать с народом, тому нет места в рядах народа.

К позорному столбу саботажников!
Бойкот преступным наемникам капитала!

-------

Александр Бенуа
Петроград, 1-я линия Васильевского острова, 38
Днем в Зимнем. Важнейшие государственные бумаги, найденные среди хаоса в комнатах Керенского (он все еще при общей неразберихе не знает, куда эти бумаги пристроить), и среди них пространное (уже опубликованное) письмо ген. Гурко Государю и несколько отречений великих князей! Кроме того, записка карандашом на плохой блокнотной бумаге вел. князю Николаю Михайловичу (от апреля), начинающаяся словами «Опасайтесь ляхов». Еще характернее для нашего Philippe Egalite письмо-отречение, начинающееся с фразы, которая повторяется и в других отречениях, — она, очевидно, не без лукавства составлена: «Относительно моих прав на престол Всероссийский я, в горячей любви к родине (цитирую по памяти, смысл, во всяком случае, таков), всецело присоединяюсь к мыслям (sic! ), выраженным в акте об отречении Вел. Князя Михаила Александровича» (иначе говоря: «Кандидатуру свою я все же оставляю»?).
Дальше идет упоминание о вчерашнем разговоре с Александром Федоровичем (Керенск.), который произвел на Николая Михайловича «самое светлое впечатление»; заверяет Его Высочество и о своей готовности участвовать в любой сумме на предмет сооружения памятника… декабристам (!). В конце же великокняжеское «С Вами Бог» и фраза «Судьба России в Ваших руках» (или что-то в этом роде). Характерный образец культуры наивысших кругов и другое письмо, в котором Н.М. сообщает Керенскому, что отречения уже получены: от Кирилла Владимировича — «легко», от Дмитрия Константиновича — «туго», а от двух меньших Константиновичей — «очень легко». Дальше говорится: «Телеграмму брату Александру я уже сварганил», а в post scriptum'е: «Получил по телефону отречение от Георгия из Гатчины». Отречение Кирилла Владимировича написано на четвертушке почтовой голубой бумаги с синим шифром К.В. и якорем в левом углу. На письме Николая М. его литеры под великокняжеской короной, отпечатанные золотом.

Эти письма огорошили меня! Хоть я и давно знаю, какую степень упадка представляют собой наши верхи, однако в глубине души у меня продолжает жить такой респект перед самой монархической идеей, что каждый раз, когда я натыкаюсь нос к носу с каким-либо свидетельством подобного разложения, первое чувство, которое я испытываю, — не огорчение, не отвращение, а изумление, быстро затем переходящее в тоску. И ужас, связанный с такой тоской, таков, что вызываются и такие мысли: если им, этим упадочникам и циникам, суждено вернуться, то, пожалуй, и самая идея монархии перестает пленять, ибо выходит, что она целиком выдохлась, опустошилась. Тогда, пожалуй, предпочтительны и Ленин, и Троцкий, и даже анархокоммунисты.

--------

Товарищ

В Лондоне устанавливается политический комитет для низвержения настоящего русского правительства. Державы Согласия не отпускают больше русских подданных из Англии в Россию. Английское правительство отсылает в глубь страны всех русских подданных, как статских так и военных, желающих покинуть Англию. Франция арестовала 1400 русских солдат.

-------

Карл Радек
Петроград
Я не верю в то, чтобы Вильгельм был принужден дать нам честный мир. Если революционное движение в Германии будет настолько сильно, что принудит Вильгельма заключить мир, то это движение перекинется в другие страны, и мир будет всеобщим. Если у нас есть такие рабочие, каких я слышу здесь, в Петербургском Комитете, то нечего быть пессимистом: социалистической революции мы дождемся. Необходимо наладить агитационный аппарат, пропагандировать военнопленных. Надо издать листовку о международном положении, поставить прессу на всех языках. Буржуазные газеты можно закрыть и, чтобы не оставить печатников без работы, надо поставить и расширить наши издательства. Единственная реальная политика — это политика революционного дерзания. Теперь малейшее шатание, малейший компромисс может погубить революцию. Накаких сделок с капиталистами.
-------

Киевлянин

Большевики предполагают распустить сенат; Генеральный же секретарь по судебным делам издал свой приказ №1 о том, чтобы приговоры, решения и определения судебных мест на Украине объявлялись впредь не «по Указу Временного правительства», а «Именем Украинской народной республики».
Можно понять стремление закрепить новоявленную республику, но зачем вместе с тем покушаться сразу же на основание всякого организованного общежития, на правопорядок. Ведь не большевики же сидят в Раде и Секретариате, а между тем издают распоряжения, которые по плечу только большевикам.

И неужели Рада и Секретариат, воздвигая преждевременно вопросы процессуальной формы и рубя их с плеча, не считаясь с чисто практическими затруднениями, пожелают начать деятельность украинского суда попранием основы судебного правопорядка и таким, на который не решился бы ни один министр старого режима. Даже тогда считались с судом и подходили к нему с осторожностью.

Страницы: 12345678[9]10